ВИЧ у любовницы экс-главы Раменского района спровоцировал панику среди ее знакомых

Адвокат Андрея Кулакова прокомментировал отмену постановления об аресте чиновника

14.06.2019 в 18:45, просмотров: 315207

Экс-главу Раменского района Андрея Кулакова, подозреваемого в убийстве любовницы, могут освободить из-под стражи. 13 июня Мосгорсуд отменил постановление Бабушкинского суда об аресте чиновника. Правда, до 24 июня он еще будет в СИЗО. До этой даты суд еще раз рассмотрит ходатайство следствия об избрании Кулакову меры пресечения. 

ВИЧ у любовницы экс-главы Раменского района спровоцировал панику среди ее знакомых
Андрей Кулаков.

О ходе резонансного дела — в интервью адвоката арестованного, Артема Сарбашева.

— Мосгорсуд отменил постановление Бабушкинского суда об аресте Кулакова и вернул весь материал в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

— Почему так произошло?

— Мы обжаловали арест, сослались на процессуальные нарушения. Дело в том, что на первом заседании у нас не было возможности представить суду доказательства невиновности Кулакова. Попросту не хватило времени собрать фактуру.

— У вас на данный момент какие доказательства?

— Пока мы уповаем только на алиби. Другое дело, что у следствия тоже отсутствуют доказательства вины Кулакова. Принцип правосудия гласит: не мы должны доказывать невиновность человека, а в первую очередь следствие обязано доказать его виновность.

— Только жена арестованного подтверждает алиби?

— Убийство произошло в праздничные дни. Кулаков с женой в тот день уезжали вместе, потом вернулись.

— Камера на доме Кулакова есть?

— Камера есть, но, по слухам, никаких записей на ней нет. Но в районе больше ста камер, по ним можно отследить весь путь Кулакова.

— У следователей пока с доказательствами вины тоже негусто?

— Из того, что представил нам следователь, у них только полиграф и ДНК.

— В машине, где нашли тело убитой, помимо ДНК Кулакова оказалась еще чья-то ДНК?

— Нам представили справку, где говорится, что в машине обнаружена ДНК еще двух человек. Эксперт установил, что это были мужчины.

— По слухам, в тот вечер у чиновника с Исаенковой был секс в машине. На последнем заседании говорили об этом?

— Об этом никто не говорил вообще.

— Есть версия, что у погибшей был ВИЧ, — вы знали об этом?

— Официально нам об этом до сих пор не говорили. Я удивился, когда информация появилась в СМИ. Откуда такие данные? От следователей я об этом не слышал.

— Новость вас удивила?

— Мы уже привыкли к разным версиям, которые появляются по ходу дела. Например, в Раменском люди с горящими глазами продолжают мне доказывать, что Исаенкова жива, все подстроено специально, чтобы убрать Кулакова. Так и говорят: вот увидите, она скоро появится. Поэтому и история с ВИЧ меня не удивила.

— Местные жители так думают, потому что женщину хоронили в закрытом гробу, никто не видел ее лица?

— Я не знаю, откуда появилась эта фантастическая версия. Также мне непонятно, откуда взялась история с ВИЧ.

— Если все-таки ВИЧ имеет место...

— Эта информация означает, что тогда у Кулакова мог быть мотив. Следователи могут предположить, что, когда Исаенкова донесла до чиновника новость о своем заболевании, он озверел и набросился на нее. Пока информация о ВИЧ не подтверждена официальными документами, я не стану ничего комментировать по этому поводу.

— Сам Кулаков как отреагировал на информацию, что его возлюбленная, возможно, была заражена?

— Он был ошарашен этой новостью.

— Сразу решил сдать анализы?

— Конечно. Как только у него появится возможность, он это сделает. Но пока никакие анализы он не сдавал. В условиях СИЗО проблематично быстро сдать анализы.

— Теперь, наверное, все, кто имел близкие отношения с Кулаковым и Исаенковой, перепугались.

— Наверное, все побегут сдавать анализы. Что касается моего подзащитного, думаю, в ближайшее время он это сделает.

— Он испугался?

— А вы как думаете? Человека огорошили такой новостью, его напугали до полусмерти. Теперь он нервничает из-за этого.

— То есть ранее он не знал об этом?

— Нет, конечно. Сейчас он шокирован.

— Как его жена отреагировала?

— Внешне я не заметил беспокойства на ее лице. На суде она была спокойна. Ничего не говорила про это.

— Она по-прежнему поддерживает мужа?

— Конечно, потому и пришла на суд.

— У Евгении Исаенковой могли быть еще любовники? Может, ваш подзащитный рассказывал?

— Кулаков сам на суде говорил, что не контролировал ее жизнь на сто процентов. У Исаенковой был огромный круг общения. Подзащитный говорил о ней как об импульсивной женщине, активной, она много общалась в соцсетях. Могла в любой момент сорваться, если где-то в районе что-то случалось, и куда-то поехать на своей машине. Но у нее работа такая — она заполняла сайт администрации Раменского района, вела соцсети. По словам Кулакова, Исаенкова способна на необдуманные поступки, могла влезть в нехорошую историю.

— Почему Кулаков не ушел от жены к ней?

— Их роман длился несколько лет. Видимо, отношения приняли стабильное состояние, и всех все устраивало. От жены, как я понял, он не собирался уходить.

— Муж погибшей давал показания?

— Не слышал об этом. В материалах дела об этом моменте ничего не было сказано. Хотя нам показания других свидетелей не показывают.

— Сам Кулаков предполагает, кто ее мог убить?

— Он сказал, что версий много. Но кого-то конкретно обвинять он пока не станет.

— Вы тоже не можете предположить?

— У меня другая задача — доказать невиновность Кулакова.

— Как он себя чувствует?

— Он очень непритязательный человек. Всем доволен. Отношение в СИЗО к нему нормальное. Никаких претензий не высказывает.

13 июня на суде Андрей Кулаков общался с журналистами по видеосвязи. Вот его короткий комментарий: «Сейчас здесь (в СИЗО. — И.Б.) все хорошо, действительно по-человечески. Мне непонятно, почему следователи в отношении меня принимают такие поспешные решения. Мне кажется, они идут по пути наименьшего сопротивления. То, что можно было придумать, высказать банальное предположение — это они и сделали. Поэтому не все так плохо, как кажется. С Исаенковой могло случиться все что угодно. Предположить на сто процентов я не могу, что с ней случилось. Но я точно знаю, что я в тот вечер был со своей женой и с ребенком дома. Сама по себе Исаенкова была достаточно активная, взрывная. Ее несколько часов надо было переубеждать в чем-то, останавливать, чтобы она не сделала поспешные вещи. Она импульсивный человек. С кем она могла встречаться в тот вечер и куда могла поехать — не знаю. Ее дочка сказала, что мама в тот вечер поехала помогать то ли хорошему человеку, то ли нескольким людям. Непонятно. Мне сложно сделать предположения. У меня есть несколько версий, которые имеют право на существование, — я их доложил оперативниками и следователям. Что касается ВИЧ — для меня информация стала неожиданностью. В начале апреля (за месяц до убийства. — И.Б.) Исаенкова делала одну операцию и сдавала анализы. Все было чисто».