Фронтмен «Пикника» позволил проникнуть к себе нелегально и украсть картины

Эдмунд Шклярский отверг предположение, что на его творчество могла повлиять авария с черепно-мозговой травмой

Он почему-то ассоциируется у меня со Шляпником из «Алисы в стране чудес», только он — не безумный, а такой, психоделический. И пишет, и пишет странные строчки, которые кладет на заманчивую музыку, а потом еще и выражает их в картинах-абстракциях. А ты потом слушаешь, смотришь и как будто гуляешь по собственной господина Шклярского и группы «Пикник» стране, где невероятно интересно. Здесь тебе и великаны, шагающие буквально по твоей голове, и египтяне, поклоняющиеся богу Солнца Ра, и трехрукие шаманы. Мужчины там — самураи, чьи души — мечи, а на женщинах — лиловые корсеты, скроенные из полумрака. И тебе от всего этого отчаянно интересно и немного страшно. Как будто это ты, а не героиня очередной песни — «только что из мышеловки», а потом вдруг раз — и чувствуешь себя среди всех этих персонажей из тайн чужого подсознания как дома, и все, «страха больше нет». И ты видишь, что вокруг еще сотни таких же, как ты, зрителей: двигаются в такт музыке, подпевают, светят зажженными фонариками сотовых телефонов.

Эдмунд Шклярский отверг предположение, что на его творчество могла повлиять авария с черепно-мозговой травмой

В такой вот обстановке и прошел в Москве традиционный весенний концерт группы «Пикник», который на этот раз был отыгран дважды. Второй раз — по заявкам. «Мы очень переживали о втором концерте, — признались перед началом выступления Эдмунд Шклярский и Марат Корчемный, которые вышли к журналистам отдуваться за всю группу, — думали: «Сейчас те, кто ходит слушать нас регулярно и кому, возможно, надоела первая тридцатка песен, потребуют такого, что мы напугаем всех других зрителей, и они разбегутся!» Но все-таки оказалось, что все желают нам добра. В итоге мы собрали списки, отрепетировали, никаких неожиданностей не случилось», — со вздохом облегчения сообщили музыканты.

И вот все мы — дважды гости его, Шляпника, ведь Шклярский — тот, кто достает из своей шляпы все новые и новые тексты и музыку.

Первое выступление было заявлено традиционным весенним концертом «Пикника», в программу которого вошли как хиты, так и новые песни из альбома «В руках великана», которые уже плотно вписались в трек-лист. И в какой-то момент зритель действительно чувствовал себя «сломанной игрушкой в руках великана», настолько все было вокруг мощно и эпически. И огромный глаз как символ концерта, в котором отражался то ли тщательно продуманный видеоряд, сопровождающий песни, то ли вся наша жизнь, и продемонстрированное во время исполнения одноименной песни видео, на котором великан шагал по мизерным домишкам людишек, и гигантская фигура, появившаяся в финале живьем на сцене. И, конечно же, картины самого Эдмунда Шклярского, выполненные в поистине «великанских» масштабах. Огромные, украсившие веранду клуба «1930 Moscow», где проходил концерт, они еще до начала выступления погружали зрителей в мир других теней и объемов.

— Эти картины — репродукции, сделать такую гигантскую выставку была идея организаторов, — рассказали музыканты перед началом выступления. — У нас два концерта, как бы два отделения, а картины в перерыве заполняют между ними пространство. И вы можете проникнуть сюда легально или нелегально, скажем, ночью, и ими воспользоваться, если унесете. Потому что сделать такое может только великан.

Шклярский также поведал, что лично для него «самая любимая картина — маленькая». И это потому, что «на концертах часто дарят картины, а я понимаю, что не могу их забрать, потому что большие. Хотя своими, вот теми, что представлены на выставке, можно обернуть самолет». И решительно опроверг предположение, что на его творчество могло повлиять ДТП двухгодичной давности, в результате которой у Шклярского была черепно-мозговая травма: “Та авария прошла по касательной, организм идет своим путем, одно другого никак не коснулось». Также музыкант и художник признался, что картины даются ему сложнее музыки. «Музыке я так или иначе учился долгие годы, а рисовать не учился, — сказал Шклярский и добавил, что секрет его творчества в том, что «любой ребенок — он же рисует, лепит, многие дети останавливаются, а я не остановился».

То, что фронтмен группы «Пикник» не слукавил, зрители смогли убедиться на концерте. Новые песни чередовались с самыми известными, а на сцене один за другим появлялись Квазимодо, Неоновый Рыцарь, Кукла с человеческим лицом и другие персонажи. А Шклярский тем временем пел и сопровождал свое исполнение игрой на невероятных музыкальных инструментах — световом гиперболоиде, живой виолончели и, конечно, гитаре, на которой исполнял и ритм, и соло.

А на экранах в это время транслировались его картины, которые соответствовали, усиливая драматизм, происходящему. Многие из них сразу узнавались, так как создавались в качестве обложек к дискам, другие были нарисованы сами по себе, но вдруг оказались созвучны песням.

Музыканты так и не признались, почему назвали группу «Пикник», отшучивались, что это «отличный вопрос, жаль, нет револьвера», «мы записали ответ, но записка была утеряна» и в конце концов выдвинули версию, что «эти шесть букв означают четырех музыкантов, звукорежиссера и кого-то еще, пусть это будет сверчок». А вот к вопросу про идею-фикс своего творчества отнеслись серьезно. «Наша идея-фикс — идея маленького человека, — заявили Шклярский и Корчемный, — вот прошло тридцать лет, как мы играем, а человек по-прежнему маленький. Огромный же глаз — центровой момент оформления концерта — это не символ группы, это символ великана, с которым познается масштаб».

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28215 от 13 марта 2020

Заголовок в газете: «Пикник» победил великана