Девочка сбежала от матери, делавшей из нее рабыню

Бедняжка никогда не посещала ни детсад, ни школу

Майор Петров из дежурной части подольской полиции надолго запомнит эти широко раскрытые испуганные глаза. "Спрячьте меня, пожалуйста, от мамы! Я не хочу возвращаться домой," - полушепотом взволнованно проговорила ему растрепанная девушка в лёгкой куртке, джинсах и ботинках на босу ногу, буквально ворвавшаяся в местное отделение полиции. "Бьёт, пьёт, принимает запрещенные препараты?" - полицейский сразу собрался зафиксировать причину побега. "Она меня держит взаперти. А я учиться хочу!".

Бедняжка никогда не посещала ни детсад, ни школу

Наверное, у каждого были прадедушки и прабабушки, которые невзначай могли обмолвиться о том, что закончили только 2-4-6 классов. И удивления это не вызывает - время было такое. Сейчас людей без среднего школьного образования, кажется, быть не может. Но они, как выясняется, существуют. Несколько месяцев назад в подольскую полицию обратилась 17-летняя девушка Яна, которая призналась, что никогда не была ни в поликлинике, ни в школе. Всю свою жизнь она просидела в квартире под замком, и иногда одержимая деньгами мать брала ее на работу в швейных цех.

- 6 лет назад они приехали с матерью из Калужской области. Сама родительница из Прибалтики, - рассказывает уполномоченный по правам ребенка в Московской области Ксения Мишонова. -  Женщина открыла свое ООО по пошиву одежды, и, пока трудилась на работе, ее дочка все делала по хозяйству дома. В 15 лет шить научилась и Яна, она  стала помогать матери наравне с другими ее работницами в цеху. Работала за троих, даже по ночам. Девочку не били и не истязали, но...  У нее не было документов, и она ни разу не была в школе. Она никогда не гуляла на детских площадках и в парках и не видела вживую врачей. Ее никогда не любили. И будущее ее туманно.

Осторожное высказывание уполномоченного о «туманном будущем» не случайно, потому что в судьбу Яны как будто бы снова вмешался злой рок. На время ее взяли в приемную семью, и опека стала готовить для девочки документы. Чтобы заполнить в свидетельстве о рождении графу "Мать", брали ДНК и у Яны, и у ее родительницы, которая после потери дочери заняла позицию человека, которому все равно, что происходит в жизни ее ребенка: ушла и ушла.

Собрав все аргументы и доказательства, опека в итоге вышла в суд на лишение родительских прав, и после трех заседаний судья назначила финальное - на дату, после которой все бессмысленно, поскольку девушке исполнилось 18 лет. И иск в итоге отклонили.

Что это значит? Это значит, что Яна не получит от государства квартиру и какие-либо дотации. Вся забота о ней будет пока полностью на плечах опекунов, которые в свою очередь тоже не получат никаких средств на содержание девушки. А меж тем Яна уже прошла программу первого класса. Впереди у нее школьный курс, который она освоит экстерном, но пока будет учиться, ей будет сложно саму себя содержать. Впрочем, свет в конце тоннеля уже забрезжил. Местный бизнесмен взял Яну учиться на парикмахера с последующим трудоустройством.

О своей непростой судьбе девушка рассуждает так: матери было некогда ее любить, потому что она пыталась развить свой собственный бизнес и выбиться в люди. Российское гражданство ее родительница получила в 2014 году, а вот документами дочери заниматься не захотела, превратив собственного ребенка в рабыню. Так ей было удобно: она растит себе скромную помощницу, при этом не тратится на школьную форму и разные подростковые запросы. К слову, Яна сбежала прямо из швейного цеха ее матери, когда та отошла по делам.