Не взяточник, а проситель

В суде дал показания бывший руководитель Главного следственного управления СКП РФ

26.05.2009 в 17:28, просмотров: 3999

Дмитрий Довгий – бывший руководитель Главного следственного управления (ГСУ) СКП РФ, обвиняемый в получении взятки в 750 тысяч Евро, дал свои показания в суде.>

По словам Довгия, с Александром Бастрыкиным он познакомился еще в 1997 году, а потом какое-то время работал под его началом в питерском управлении Минюста. Когда в 2007 году был создан СКП, Бастрыкин предложил Довгию возглавить ГСУ. У Довгия не было опыта работы в следствии и он рассчитывал на другую работу. Но Бастрыкин настаивал и обещал помощь.

- Видимо, он рассчитывал, что я буду исполнять его указания по разным уголовным делам. Других причин этому я не вижу, – заключил Довгий.

Он рассказал, какая неразбериха творилась в управлении. Было 200 вакансий следователей, но реально работали только 42. На многих желающих перейти в СКП «имелись материалы» и брать их на работу было нельзя. Но Бастрыкин скомандовал: «принимайте тех, кого я сказал».

- Дело «Томскнефти» (по которому Довгий, якобы, потом и взял деньги за решение вопроса с одним из подозреваемых – владельцем «Инвестсоцбанка» Русланом Валитовым) сначала попало к следователю Логинову. Сам я никаких дел не видел, у меня был только их список – рассказал подсудимый.

А 1 сентября из отпуска вышел следователь Чернышов и попросил передать дело ему, сославшись на то, что «хорошо его знает», «помогал в расследовании». Бастрыкин одобрил, и к Чернышову под начало перешла вся следственная группа.

Довгий утверждает, что не знал, что творилось в деле, поскольку у него в то время «большая часть времени уходила на решение организационных вопросов». Но вскоре его вызвал Бастрыкин и заявил: «всего месяц как я вас назначил, а вы уже решаете вопросы с банками». Довгий говорит, что не понял о чем речь, но Бастрыкин показал депутатский запрос, в котором говорилось, что следователи по «Томскнефти» Хатыпов и Николаев «кошмарят Инвестсоцбанк». Бастрыкин объяснил, что это банк СВР, что в нем есть скрытые платежи, предназначенные для помощи тем, кто находится за границей. Что банк куплен на деньги некоего араба – человека СВР и что он не собирается «ссориться с разведкой». И поручил Довгию разобраться. А тот поручил проверку Чернышову. Проверка показала, что нарушений в действиях следователей не было. Но Бастрыкин, увидев такой ответ, обвинил Довгия в покрывательстве следователей. И Довгий поручил проверку другому.

Позже на действия тех же следователей стали приходить и другие жалобы.

Одним из жалобщиков как раз и был Валитов. Как рассказал Довгий, о том, что происходит в деле «Томскнефти» он знал из оперативных совещаний. Но «никогда Чернышов не ставил вопрос о том, что Валитов привлекался к уголовной ответственности, я знал, что он свидетель по делу».

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении как следователей, так и Валитова вынес следователь, который проводил проверку по делу. Хатыпова уволили из Генпрокуратуры, даже не приняв в СКП, а Николаева перевели в Мордовию. Как объяснил Довгий, Николаева не отстранили от дела только потому, что тогда все добытые им доказательства пришлось бы признать незаконными.

Когда проверялись действия следователей, Довгий (как он сам пояснил - из-за недовольства им Бастрыкиным) присутствовал лично на очных ставках. Позже Бастрыкин его за это даже похвалил, а в представлении на звание поставил ему это в заслугу (потом это стало одним из доказательств заинтересованности Довгия в этом деле).

- Отношения с Бастрыкиным стали портиться в марте 2008 года, когда тот стал давать свои указания по уголовным делам, с которыми я не был согласен и говорил об этом, - вспоминает Довгий.

Первая встреча с Валитовым у него состоялась уже после увольнения, когда его знакомый Андрей Сагура (тоже на скамье подсудимых по этому делу) сообщил, что «есть человек, который может помочь».

- Я и сейчас уверен что Валитов является сотрудником правоохранительных органов, - уверяет Довгий. – В свое время Бастрыкин сообщил мне, что один из учредителей «Инвестсоцбанка» представляет интересы СВР.

Довгий вычислил что это и есть Валитов, поскольку другими учредителями были его мать и другие родственники.

- Сейчас я понимаю, что это было наверное неправильно встречаться с Валитовым. Но тогда я не работал. С судами (о восстановлении на работе) было непонятно что… Сагура сказал, что Валитов сам вызвался, что он работает в правоохранительных органах, что его «старшие товарищи» могут устроить встречу с Бортниковым и он может взять меня на работу… И предупредил, что Валитов говорил, что передавал деньги по своему делу кому-то из следователей и считает, что они дошли до Бастрыкина, а тот поделился со мной. Мы приехали на Николину гору, в ресторан принадлежащий якобы Валитову. Но требовать документы у Валитова я не стал, поскольку выступал в роли просителя. И к тому же не смотря на все разногласия с Бастрыкиным, я доверял тому, что он мне говорил по этому поводу. И Сагуре тоже. Валитов сыпал разными фамилиями известными и я только укрепился в том что он из органов. Он сказал, что со мной хочет встретиться руководитель ФСБ… Он спросил: «а знает ли Бастрыкин о моих деньгах?». Поскольку всегда речь с Бастрыкиным шла о том, что банк был куплен за деньги араба, я сказал: «наверное знает».

Довгий, по его словам, молчал в ответ на все, что говорил Валитов о деньгах только потому, что от того зависела важная для него встреча.

- Никаких взяток никогда в жизни ни от кого я не получал. Мало того, мне вменяют получение взятки от Сагуры 9 ноября. А я в этот день с Сагурой вообще не встречался. Сагура живет в доме с охраной, где все просматривается видеокамерами. Придумать, что я получал деньги на улице, под их прицелом – глупее нельзя!