Отдаться за лайки: на что готовы малолетки ради самоутверждения

Дьявол поселился в соцсетях

Учебный год в разгаре, каникулы его перемежают – а в топ-новостях неизменно возникает какой-нибудь относительно юный «герой». И, как правило, появление его там связано с дикой выходкой. Да, Геростраты сегодня ушли в социальное сети. Ведь самое бездарное, что можно сделать – это совершить кощунство, вандализм или любую другую гадость, так, чтобы об этом никто не узнал.

Дьявол поселился в соцсетях

В будущем каждый получит свои 15 минут славы - обещал Энди Уорхол. Хотя минут – слишком много, а вот секунд – если повезёт – пожалуйста. Но для начала необходимо совершить, как то модно говорить, настоящую дичь.

По сему поводу мне всегда вспоминается история вокалиста панк-группы The Germs Дарби Краша. Он совершил самоубийство, чтобы войти в историю. И вроде бы всё рассчитал. Только одного не учёл бедолага: на следующий день застрелили Джона Леннона - и о Дарби никто и не вспомнил.

Изумлять всё сложнее. Коробочка нынешнего медиапространства полна сверх меры. Современный человек получает в день информации столько, сколько житель Средневековья потреблял за несколько лет. Вот скажите: чему вы поражались, удивлялись, слушая новости, в последний раз? Так и не вспомнишь сразу, да? Это как смотреть фильмы Тарантино: много крови, но потом привыкаешь.

Потому современные мастера эпатажа готовы на всё ради подписчиков и лайков. И когда я говорю на всё, то не преувеличиваю, потому что реально - на всё. И дичь, попадающая в повестку – даже не вершина айсберга, а самый его пятачок. Впрочем, и его достаточно, чтобы бить в колокол. Не спрашивай, по ком он звонит – он звонит по тебе и твоим детям. К слову, это цитата не из Хемингуэя, как многие подумали, а из Джона Донна.

Вот вам относительно свежая иллюстрация. Пока один модник жарил сосиски на Вечном огне, известный стример в прямом эфире избил девушку-инстачиксу. Она ему – докажи свою крутость, а он её – хрясь – головой о стол. Так, что зубы в кровь. Имена не называю – они не важны. Имя им легион. Да и не хочется ставить рядом стримера и Джона Донна. Хотя парадокс и печаль в том, что последнего – великий английский поэт – сейчас знают меньше, чем стримера.

Назовём того скромно - М. И зарабатывает он тем, что собирает на тусовки дурковатых барышень – и оттуда ведёт прямые трансляции, демонстрируя непотребство. За что подписчики осыпают его донатами. Ну а деньги, хорошие деньги, этот тип сделал главным образом на том, что раздевал малолетних девочек 11-15 лет в прямом эфире. И предлагал им за это - как думаете что? - новых подписчиков и много лайков. А девочки охотно соглашались. И на тусовки со стримером, где их всячески унижали, ходили ради одной лишь отметки в инстаграме. Мол, была там-то – крутая. Лолиты отдыхают. 

Понимаю, что для многих – особенно для старшего поколения – всё это звучит странно, но такова новая реальность. Точнее – виртуальность, давно вытеснившая мир подлинный. Только и остаётся, что жаловаться в сторис.

Ладно, с блогером М. – всё понятно. Куда интереснее – почему юные мальчики и девочки готовы на всё ради лайков. Для многих ведь это не просто норма, но тренд и обязаловка. Интернет забит роликами с тем, что студентки и школьницы делают за новый айфон. Порно умерло – теперь каждый сам себе Саша Грэй. Что это как не проституция, а?

Так происходит во многом потому, что для подростков патологически первостепенен статус. Им важно самоутвердиться любой ценой. Стать не просто своим, но первым. Весь мир, идущий на них войной, вбивает им в головы две крайности: либо ты талант, либо бездарность. Но и то, и другое рождает навязчивое желание успеха. И при этом кажется, что прославиться очень легко – достаточно записать видео и выложить его в социальные сети.

Убийственная иллюзия простоты. Потому что реальность жестока – и конкуренция в социальных сетях больше, чем где-либо. Пробиваются единицы, остальные следуют за ними и копируют их, точно клоны. Индивидуальность уничтожается на корню, а главное – появляется патологическая неудовлетворённость.

Вы удивитесь, но одна из причин подростковых самоубийств – отсутствие лайков. И статистика эта неуклонно растёт вверх. Дети ведут себя как испорченные взрослые, но остаются детьми. И искренне верят, что мир социальных сетей ждёт их с объятиями, держащими палец верх – лайк. Верят - и вскоре обламываются. Дизлайк.

Дэйв Эггерс написал очень точную книгу о нашем будущем/настоящем – «Сфера». Вот как он объясняет опасность социальных сетей: «Никому не нужен такой уровень контакта. Он не насыщает. Это как снэки. Знаешь, как создают мусорную еду? Научно вычисляют, сколько именно жира и соли нужно, чтобы ты продолжала есть. Ты не голодна, пищи тебе не надо, пользы она не приносит, но ты поглощаешь эти пустые калории. Вот что вы продаете. Бесконечные пустые калории в социально-цифровом эквиваленте. И рассчитываете их так, чтобы они тоже вызывали зависимость».

Тут есть и ещё момент: завоевание популярности, как правило, построено на унижении другого. Неважно, стример заставляет малолетку раздеться или эта малолетка унижает сверстницу – и тот, и другой транслируют самоутверждение в мир. В такой системе координат человек перестаёт быть человеком, а становится инструментом, который необходимо использовать, чтобы стать популярнее.

Если вы вдруг, по нелепой случайности, не смотрели фильм Михаэля Ханеке «Хэппи-энд» - посмотрите. А если видели, то помните, как начинается эта картина. Дочь, спутав лекарства, убивает мать, снимая происходящее на айфон. В финале же ленты - круг замкнулся – она же, эта девочка, с виду сущий ангел, снимает на видео, как пытается покончить с собой её дед. Ничего личного - только лайки. Шоу должно продолжаться, несмотря ни какие жертвы. Точнее – шоу продолжается за счёт жертв.

Абсурдно думать, будто в таком отношении к жизни виноваты исключительно подростки и дети. Нет, это взрослые подарили им такой мир. Сначала воспитали нигилизм, после канонизировали дарвинизм и либерально-рыночную мораль, а в конце концов прикончили Бога. На пальцах это работает так: общество, к примеру, не поддерживает профессии, работающие для человека и с человеком – ни врачей, ни учителей. Говоря просто: ни достойных зарплат, ни эфирного времени. Этих людей будто бы и нет, но зато есть трутни с сотней тысяч подписчиков.

Впрочем, для молодых это не оправдание. Как писал Бегбедер: «Я обвиняю общество потребления в том, что оно сделало меня таким, какой я есть: ненасытным. Я обвиняю моих родителей в том, что они сделали меня таким, какой я есть: бесхребетным. Я часто обвиняю других, чтобы не обвинять себя самого».

Деградация – улица с двусторонним движением. И мы живём в век, когда миром управляют непрофессионалы. Их успех основан на том, чтобы быть своим чуваком. Дудь – в журналистике, Моргенштерн – в музыке, Соболев и Хованский – в проповедях. Вот как об этом пишет всё тот же Дэйв Эггерс: «Суждения "нравится" и "не нравится", "грустная улыбка" и "веселая улыбка" были в ходу только у школьников... А теперь так делают не только школьники, теперь так делают все, и мне порой кажется, что я попал в перевернутый мир, зазеркалье какое-то... Мир сам себя оболванил».

Человек видящий и потребляющий пришёл на смену человеку думающему и создающему. И такой мир уязвимее, чем кажется. Его запас прочности ограничен – он как пересыхающий колодец, из которого жадно черпают остатки воды. Именно поэтому сегодня происходит то, что происходит – тотальное разрушение. И вместо того, чтобы думать, противодействовать, мы выставляем защитный экран гаджетов. Утыкаемся в него и пытаемся сбежать в виртуальный мир. Это забавно, словно закрываться от торнадо простынкой. Без шансов на выживание.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28403 от 30 октября 2020

Заголовок в газете: Отдаться за лайк