Идеология вломилась в школу

По сравнению с этим ЕГЭ — мелкая проблема образования

17.04.2014 в 13:15, просмотров: 11134
Идеология вломилась в школу
фото: Геннадий Черкасов

Народная мудрость гласит: вода камень точит. Случилось то, что должно было произойти еще несколько лет назад. Министр образования Д.В.Ливанов официально заявил, что со следующего года существенно изменится формат ЕГЭ. Из него будет изъята часть «А», прозванная в народе угадайкой. Кроме того, экзамены по гуманитарным предметам будут сдаваться в устной форме. Соответствующие документы будут опубликованы в августе — с тем, чтобы учащиеся и педагоги заранее знали новые правила сдачи ЕГЭ, а сама итоговая аттестация стала более объективной и прозрачной.

Выходит, не напрасно педагогическая общественность все предшествующие годы капала на коллективный административный мозг, предупреждая об опасности натаскивания выпускников на тесты. Напомню, что часть «А» — это задание, где из трех или четырех предлагаемых ответов выпускник должен угадать один единственно верный. Такое задание даже в точных науках мало что говорит о подлинных знаниях выпускника, а в гуманитарных дисциплинах выглядит просто карикатурно. Вот почему над угадайкой не издевался только ленивый.

Любил ли Онегин Татьяну? Предлагаемые ответы:

Да, любил.

Нет, не любил.

Когда как.

Верный ответ, как легко догадаться, третий.

Поэтому ликвидацию этого блока заданий можно только приветствовать.

С самого начала было ясно, что по-настоящему оценить глубину и прочность полученных знаний по гуманитарным дисциплинам возможно только в ходе устного экзамена, где помимо прочего можно оценить культуру речи выпускника, его способность к самостоятельным аргументированным суждениям. Но и здесь потребовались годы для осознания очевидного. Выручил экзамен по иностранному языку. Как проверить знания по этому предмету без аудирования (говорения)? Оказалось, что с помощью современных технических средств не так уж сложно записать устные ответы выпускников.

Теперь очередь дошла и до других гуманитарных дисциплин, экзамен по которым предполагается принимать в устной форме. Что это — возвращение к старым добрым экзаменам прошлого? А вот и нет. Устные экзамены предстоит сдавать не в школе, а в пунктах приема независимым комиссиям. Разумеется, здесь возникает масса технических проблем, требующих своего решения, но, на мой, взгляд, они преодолимы.

Тревогу вызывает совсем другой вопрос, поставленный еще в позапрошлом веке в бессмертной комедии А.С.Грибоедова. Помните?

А судьи кто? — За древностию лет

К свободной жизни их вражда непримирима,

Суждения черпают из забытых газет

Времен очаковских и покоренья Крыма.

Ох уж эта русская классическая литература. Вечно она рождает опасные аллюзии. Вспоминаю, как в семидесятые годы прошлого века замечательного учителя литературы Феликса Александровича Раскольникова обвинили в антисоветском преподавании русской классической литературы. Он искренне недоумевал: «Я всего лишь адекватно, в соответствии со взглядами классиков, преподношу ее старшеклассникам». Замечательного педагога вытеснили-таки из профессии. Ему пришлось эмигрировать в Канаду, где он вскоре стал профессором университета, в котором до конца жизни вел курс славистики.

Оперативно отреагировав на донос родителя выпускницы, власти были по-своему правы: и Достоевский, и Салтыков-Щедрин по большому счету писатели антисоветские.

Сегодня та давняя история кому-то может показаться дикостью периода застоя. Но если бы так. Всего несколько дней назад глава администрации г. Смоленска Николай Алашеев расторг контракт с директором 17-й школы Владимиром Карнюшиным. Владимир Анатольевич — не случайный человек в школьном деле, работает в системе образования 29 лет. На его беду, он не только педагог и руководитель школы, но еще и ученый, кандидат филологических наук, автор четырех монографий, исследователь творчества своего земляка, писателя-фронтовика Бориса Васильева, чье 90-летие со дня рождения вскоре будет отмечать вся страна. В Москве готовится открытие памятника этому замечательному писателю, наверняка федеральные каналы покажут «А зори здесь тихие». Как ни говори — это уже классика советского кинематографа.

А пока в семнадцатой школе прошла международная конференция, посвященная творчеству писателя. Действительно международная, поскольку наряду со школьниками в ней приняли участие делегации из Китая и Германии, где Бориса Васильева ценят, переводят, читают взрослые и дети. И где же еще собраться накануне юбилея, как не на родине писателя, в школе, где стараниями директора и его коллектива создан музей памяти знаменитого на весь мир земляка?

Поразительно, но вскоре после этого события, которое, казалось бы, делает честь городу, директор Владимир Карнюшин был уволен. Закон позволяет сегодня учредителю уволить любого руководителя школы без объяснения причин. Но на сей раз объяснения последовали. Глава администрации озвучил официальную версию лаконично: «Семнадцатая школа превратилась в островок депрессивности и безнадежности». Второй страшный грех директора — он незаконно ввел в школе предмет «история мировых религий».

Итак, эффективный сити-менеджер уволил директора школы за безнадежность. Видимо, сегодня «бодры» надо говорить бодрее, а «веселы» — веселее. Если кто забыл, это фраза начальника пионерского лагеря из фильма другого классика — Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Так, капля за каплей, уже в новейшее время из школ выдавливают совестливых думающих педагогов — они становятся посторонними. Отчего так?

Убежден, никакой команды сверху на увольнение не поступало, школа на хорошем счету, отмечена призами и наградами, ученики и их родители довольны, но эффективные менеджеры потому и эффективны, что обладают способностью держать нос по ветру. Чувство полного и глубокого удовлетворения — так, кажется, называлось шестое чувство советского человека, которое надлежало если не испытывать, то хотя бы имитировать.

В этом контексте писатель Борис Васильев и педагоги, его пропагандирующие, действительно смущают юные неокрепшие души, не давая укорениться в них казенному оптимизму и лицемерию. «Капля за каплей» — так называется одна из пронзительных повестей Васильева, полная горьких размышлений о судьбе России в трагическом двадцатом веке. «Культура вытекает из России, как кровь из продырявленного пулями тела. Сколько их всадили в тебя, Родина моя? Сколько пустили на тот свет душ, так и не успевших отдать тебе осмысленное, выстраданное, взлелеянное? Даже любви не успели тебе отдать. Миллионы таких, как я, умерли, не вернув любви, и ты стала суровее и злее, земля предков моих. Мы обокрали тебя не по своей вине, но обокрали».

Или в другом месте: «Россия писала стихи. Прекрасные удивительные стихи. А ее швырнули в грязь и топчут сапогами. Выдавливают ее из нас. Капля за каплей».

Жизнь главного героя повести — шестнадцатилетнего подростка — обрывается в том самом Катынском лесу под Смоленском, где были расстреляны не только польские офицеры. Сити-менеджер прав: Борис Васильев действительно депрессивный писатель, отягощающий сознание и душу смолян проклятыми вопросами, на которые до сих пор нет внятных ответов. Чтобы их получить, надо воспользоваться рецептом другого классика, А.П.Чехова, — он, как известно, всю жизнь по капле вылавливал из себя раба. По капле долго, тут бы ведрами...

Да что я все о взрослых. Они вправе занимать любую позицию и нести за нее ответственность. Но чем дети-то провинились? Представим себе, что выпускники школы Корнюшина или ему подобных педагогов попадают на суд, иными словами — на устный экзамен по литературе, к не зависимым ни от чего, включая культуру, экспертам. Для меня последствия очевидны.

Так, может быть, мы поторопились, вводя устный экзамен по гуманитарным предметам? Пусть уж лучше заполняют формальные тесты, угадывая, как Онегин любил Татьяну.