Упасть, чтобы стать первыми?

Татьяна Волосожар—Максим Траньков: «Мы не боимся!»

20.01.2014 в 19:39, просмотров: 2465

Парное катание — это все умножай (или дели) на два. Две ошибки партнера, две ошибки партнерши, итого четыре. На последнем старте перед Олимпийскими играми чемпионы мира и в третий раз ставшие чемпионами Европы Татьяна Волосожар и Максим Траньков технической оценкой проиграли в произвольной программе и второму, и третьему месту. Стоит ли их теперь бичевать?

Упасть, чтобы стать первыми?
фото: РИА Новости

Можно сразу найти шутливое утешение: проиграли своим, да не просто своим, а еще и одногруппникам. «Серебро» завоевали Ксения Столбова и Федор Климов, «бронза» — у Веры Базаровой и Юрия Ларионова. Последние минуты чемпионата Европы не дали возможности тренеру Нине Мозер отойти от бортика: все пары были ее подопечными. А коллега Инго Штойер — вообще уселся на комментаторское кресло, потому как немцы Алена Савченко и Робин Шолковы, которые должны были «разбавить» россиян, с произвольной программы снялись.

Кстати, вот они даже шутливое утешение вряд ли будут искать — могут лишь сожалеть: в сложившейся ситуации, откатай они свою произвольную программу пристойно, стали бы чемпионами. Одержали бы вторую очную победу над Волосожар—Траньковым и выразительно хмыкнули в сторону немецких спонсоров, отдавших предпочтение накануне Игр россиянам, а не отечественным представителям.

Правда, ключевое слово в этих рассуждениях — пристойно. Могли ли немцы это сделать в Будапеште, никто не скажет. Утренняя тренировка хороших прогнозов не обещала. Посему — бронхит и травма спины Алены были поставлены во главу угла. И даже если это был тактический ход, он абсолютно понятен: выразительно проигрывать накануне Игр ни к чему, а уж усугублять травму — тем более.

Но вот, не снимись немцы с турнира, возможно, мы бы увидели и совсем других Волосожар—Транькова.

Меня всегда смущает фраза, которую очень любят произносить спортсмены, причем высочайшего уровня: главный соперник — я сам, или в данном случае — мы сами. Конечно, никто не говорит и о том, что, выходя на старт, те же Волосожар—Траньков мысленно шлифуют только одну мысль: победить немцев, победить немцев! (Применительно к европейскому чемпионату, естественно, поскольку есть еще, например, и китайцы.) Но это ведь разная, согласитесь, концентрация — побеждать одногруппников или титулованную пару.

Кстати, Ксения Столбова—Федор Климов после объявления результатов говорили именно об этом: «Понимали, что только чистый прокат давал шанс попасть в тройку, каждая ошибка могла стоить пьедестала».

Не думаю, что Волосожар—Транькова подвела лишняя уверенность в собственном превосходстве. Короткая программа показала и чистоту исполнения, и готовность. Про класс элементов, надежность их исполнения говорить уже давно не приходится. Скорее сработала цепочка — один сорванный элемент потянул следующий, так (по два срыва на каждого партнера) программа и превратилась в самый грязный, пожалуй, прокат за время существования этой пары. Оценки за технику — 65,20, у Столбовой—Климова — 69,21, у Базаровой—Ларионова — 65,97.

Что говорят сами чемпионы мира? Чувствуется, паники никакой нет, хотя некоторая ошарашенность сразу после проката и присутствовала, что не помешало Транькову взять всю вину на себя.

«Честно говоря, сам не понял, почему упал с прыжка. Все ошибки допустил именно я, буду работать, чтобы такое больше не случилось. Соревноваться с Аленой и Робином для нас всегда большое удовольствие, очень жаль, что на этом соревновании не удалось посоперничать. Тем интереснее будет в Сочи. Сразу хочу сказать, что мы не боимся», — решительно вбил гвоздь уверенности Максим.

«Сегодня не только у Максима ошибки были. Сделала сальхов на две ноги, не сделала второй выброс — на мне также ответственность. Пусть Максим все на себя не берет»,— элегантно защитила партнера Таня.

Месяц назад нам уже пришлось рассуждать о неудачном выступлении чемпионов мира. Никакой трагедии — эти слова были произнесены сразу после оглашения результатов финала Гран-при, когда Таня и Максим уступили немцам. Слова исходили и от главных участников событий, и от специалистов, и, конечно, от болельщиков.

Сами фигуристы даже с видимым облегчением говорили, что теперь им никто вешать медаль на шею до Игр не будет, и это хорошо, и что на время финала Гран-при у них обычно приходится технический спад, не первый уже год. Удивлялись лишь одному— что ошиблись в прыжках, мол, не свойственно им это.

Тогда же возник и вопрос: итог финала Гран-при может быть сценарием Олимпийских игр?

Профессионалам такого класса — заоблачного — советы давать не имеем права. Со стороны здесь ничего не увидеть, кроме ошибок. А причину должны найти сами спортсмены. Конечно, подобное выступление на чемпионате Европы — не совсем вовремя, хотя официальный результат и достигнут. Но, может, он тоже нужен был исключительно во имя будущего?