О стрельбе Пореченкова

Любимый многими актер Михаил Пореченков то ли стрелял, то ли позировал якобы стреляя в Донецком аэропорту. Но проблема не в том, что он стрелял. Это его человеческое и мужское право быть "за красных или за белых".

Проблема в том, что он стрелял, облачившись в бронежилет и каску с ясно видимыми надписями "PRESS".

Это не просто глупость. Это подлость по отношению к моим товарищам журналистам, которые рискуют жизнями и гибнут в зонах боевых действий.

Журналист - нонкомбатант. Это международный неписанный закон. Журналисты не стреляют, не работают разведчиками и корректировщиками - в ответ не стреляют по журналистам. Ну, почти не стреляют... По крайней мере, можно было сослаться на то, что , стрелять по журналистам плохо".

Там, в Украине, уже погибли наши товарищи.

Пореченков создал прецедент - дал киевской стороне право не обращать внимания на синие каски и бронежилеты с надписью "PRESS". И убивать журналистов, вести на них охоту.

Если бы он снял это все с себя и азартно, в камуфляже, палил бы из пулемета куда хотел - то это были бы и его проблемы, и его заслуженные аплодисменты (кто как хочет).

Точно также можно одеть белый халат, взять флажок с красным крестом и стрелять, облачение священника и стрелять, каску с надписью OSCE и стрелять...

Пореченков должен извиниться перед журналистами - и живыми, и мертвыми за то, что подставил их.

Воистину, прав св. Иоанн Кронштадский - актерство большой грех.

ИСТОЧНИК

просмотров: 10631



Комментарии пользователей

  • Иван
    6

    Пореченков должен просто сказать: "Простите меня - я смалодушничал, когда одел эту пидорскую каску."

    31 октября 2014 в 13:33 Ответить
  • Пётр
    11

    "Журналисты ... не работают разведчиками". А Зорге? А спросите наших стариков-корреспондентов. Впрочем, это не умаляет подлости актёришки.

    31 октября 2014 в 14:06 Ответить
  • steve
    13

    Кто-то из великих сказал:"Актеры-это теже сумашедшие,только на свободе!"

    31 октября 2014 в 14:07 Ответить
  • петр
    -24

    А ветераны должны извиниться за с лейкой и блокнотом и пулеметом мы первые входили в города ? Перед фашистской сволочью извиняться?

    31 октября 2014 в 14:11 Ответить
  • o
    0

    o Стомахинe
    Сколько бы ШИЗО ему не назначили, работать он все равно не сможет. Калека не станет здоровым человеком

    Вечером 26 октября наша маленькая правозащитная группа доехала до станции Всесвятская, где в колонии строгого режима ИК-10, находится политзаключенный Борис Стомахин, осужденный за экстремизм и "публичное оправдание терроризма", а по сути, за ненасильственное выражение своего мнения.
    Мы, с адвокатом Романом Качановым, добрались до советского типа гостиницы, принадлежащей, как и все в поселке, ФКУ ИК-10, являющейся поселкообразующей конторой. В состоянии полной недееспособности завалились спать. Добираловка – три электрички, 2 пересадки, бодрости духа отнюдь не способствовала. Наша родная РЖД сократила дни следования единственного поезда, проходящего через станцию Всесвятская и мы на него не успели.
    Это наш второй приезд в эту колонию и за месяц, тут кое-что изменилось к лучшему. Наконец, появилась мобильная связь от МТС! И даже интернет имеется! Есть пара магазинчиков и почта. Утром мы отправились в колонию, добиваться свидания с осужденным Стомахиным. Качанов – как адвокат, я – как гражданский представитель и эксперт правозащитной организации.
    Проблем с оформлением документов не возникло ни сейчас, ни в первый раз. В этом вопросе колония вполне может претендовать на звание образцовой. Все строго по закону. Даже диктофон с фотоаппаратом адвокату разрешили пронести.
    И вот, один КПП, второй... Мы внутри! Зашли в комнату для свиданий. Небольшое помещение, стол, пара стульев, скамья у стены. Заходит Борис. К счастью, в клетку его не сажают и мы можем общаться нормально.
    Оглядываю Бориса. Он сильно похудел, но настроен бодро. Все лицо и руки в каких-то ссадинах (потом мы узнали, из-за чего они возникли). Интересуется тем, что происходит на воле. У него информационный голод, новости почти не доходят. К сожалению, время свидания ограничено и на разговоры его нет. Так что переходим к делу. Борис в колонии чуть больше двух месяцев, а его уже третий раз помещают в штрафной изолятор (ШИЗО) за нарушения режима.
    В первый раз его привлекли к дисциплинарной ответственности за то, что он якобы общался с сотрудниками колонии грубо и на "ты". Сам Борис это отрицает. Зная Бориса, я в это не верю. Несмотря на радикальные тексты, он в реальной жизни на редкость культурный, мягкий человек. О таких говорят: "мухи не обидит". Да и на "ты" он мало с кем общается. И сотрудники колонии в этот круг общения точно не входят. Отсидев 15 суток ШИЗО с 8 по 23 сентября, уже 1 октября он отправился на очередные 15 штрафных суток. В этот раз за отказ от работ по благоустройству колонии. Тот факт, что Борис по своему здоровью не может выполнять какую-либо работу, администрацию колонии не волнует.

    16 октября он выходит из ШИЗО... и уже 22 октября возвращается туда обратно. Основание все тоже – отказ от работ. Последний срок заканчивается 1 ноября. Через 10 суток. Но не потому, что администрация колонии смягчила к нему свое отношение, а потому, что после отбытия очередного наказания, Бориса отправляют в на 9 месяцев в ОСУОН (отряд строгих условий отбывания наказания).
    Колонию строгого режима, где отбывает свой второй срок Стомахин, и так курортом не назовешь. А накладываемые на него постоянные дисциплинарные взыскания улучшению его здоровья явно не способствуют. У Бориса проблемы с позвоночником, постоянные боли в боку, он с трудом передвигается опираясь на палочку. Сколько бы ШИЗО ему не назначили, работать он все равно не сможет. Калека не станет здоровым человеком.
    При этом, формально, Борис считается полностью здоровым. Справку из Буреполома, где Стомахин отбывал свой предыдущий срок, администрация колонии, на мой взгляд, полностью игнорирует. А новых медицинских документов у него нет, так как обследовать его никто не собирается.
    Впрочем, дисциплинарными взысканиями проблемы Бориса Стомахина не ограничиваются. Его поставили сразу на три вида так называемого профилактического учета: как экстремиста (что формально еще можно понять), человека склонного к суициду (хотя ни одной попытки самоубийства у него за всю жизнь не было) и как лицо... СКЛОННОЕ К ПОБЕГУ! У руководства колонии, явно богатая фантазия! Хотел бы я посмотреть, как человек, до этого ни разу не совершавший даже попытки побега, который и ходить-то толком не может, сбегает из серьезно охраняемой колонии строгого режима!

    Профучет не пустая формальность! Как лицо, склонное к суициду, он находится под особым контролем со стороны сотрудников колонии, а как лицо, склонное к побегу, до недавнего времени он каждые 2 часа должен был отмечаться, подтверждая свое присутствие.

    В последнее время, по этому поводу его уже не беспокоят. Может, сказалась настойчивость его мамы, объяснившей начальнику колонии, что уж в этом вопросе он полностью не прав, может, подействовали адвокатские запросы, но хоть это издевательство над Борисом пока прекратилось.

    Однако, методов давления на заключенного, в колонии хватает. Борису не дают присланное мамой одеяло и другие теплые вещи, а ведь сейчас уже самая настоящая зима! В штрафных камерах холодно, днем ложиться нельзя, только сидеть или ходить. И это с его больными ногами! Иначе как пыткой, я это назвать не могу. Не принимают книги. А ведь это – нарушение закона!
    Общаясь с Борей, я все время поглядываю на его изъеденные лицо и руки, которые он машинально почесывает. Наконец, решаюсь. Спрашиваю, что с ним такое произошло. Он рассказывает, что когда был на бараке, сильно страдал от вшей и клопов. В ШИЗО их нет. Похоже, что они там не выживают. И вообще уже все почти зажило, так что на это он внимания не обращает. Я прошу адвоката сфотографировать эти "почти зажившие" укусы.

    31 октября 2014 в 15:54 Ответить
  • Grom
    0

    "Точно также можно одеть белый халат, взять флажок с красным крестом и стрелять, облачение священника и стрелять, каску с надписью OSCE и стрелять..."

    Уважаемый Максим, халат можно только НАДЕТЬ, а одеть можно кого-то...

    31 октября 2014 в 17:42 Ответить
  • "Блогеру" Шевченко
    20

    Максим Шевченко, вы пишете "Но проблема не в том, что он стрелял"
    Если бы вы были там, куда он стрелял, там, где жили бы ваш ребёнок, жена, мама, если бы он туда стрелял? Тоже была бы "ПРОБЛЕМА НЕ В ТОМ", а в чём-то другом? Или может быть, он бы имел "человеческое и мужское право быть "за красных или за белых" и стрелять куда не попадя, не целясь особо с реальной возможностью убить ребёнка или женщину. Это "его право"??
    Вы хотя бы понимаете что вы написали? Право на убийство людей - неважно, пророссийских, проукраинских - ЖИВЫХ ЛЮДЕЙ?!
    Какая страна, такие и "журналисты".

    31 октября 2014 в 18:08 Ответить
  • ты зачем
    4

    oo Стомахинe
    Сколько бы ШИЗО ему не назначили, работать он все равно не сможет. Калека не станет здоровым человеком

    Вечером 26 октября наша маленькая правозащитная группа доехала до станции Всесвятская, где в колонии строгого режима ИК-10, находится политзаключенный Борис Стомахин, осужденный за экстремизм и "публичное оправдание терроризма", а по сути, за ненасильственное выражение своего мнения.
    Мы, с адвокатом Романом Качановым, добрались до советского типа гостиницы, принадлежащей, как и все в поселке, ФКУ ИК-10, являющейся поселкообразующей конторой. В состоянии полной недееспособности завалились спать. Добираловка – три электрички, 2 пересадки, бодрости духа отнюдь не способствовала. Наша родная РЖД сократила дни следования единственного поезда, проходящего через станцию Всесвятская и мы на него не успели.
    Это наш второй приезд в эту колонию и за месяц, тут кое-что изменилось к лучшему. Наконец, появилась мобильная связь от МТС! И даже интернет имеется! Есть пара магазинчиков и почта. Утром мы отправились в колонию, добиваться свидания с осужденным Стомахиным. Качанов – как адвокат, я – как гражданский представитель и эксперт правозащитной организации.
    Проблем с оформлением документов не возникло ни сейчас, ни в первый раз. В этом вопросе колония вполне может претендовать на звание образцовой. Все строго по закону. Даже диктофон с фотоаппаратом адвокату разрешили пронести.
    И вот, один КПП, второй... Мы внутри! Зашли в комнату для свиданий. Небольшое помещение, стол, пара стульев, скамья у стены. Заходит Борис. К счастью, в клетку его не сажают и мы можем общаться нормально.
    Оглядываю Бориса. Он сильно похудел, но настроен бодро. Все лицо и руки в каких-то ссадинах (потом мы узнали, из-за чего они возникли). Интересуется тем, что происходит на воле. У него информационный голод, новости почти не доходят. К сожалению, время свидания ограничено и на разговоры его нет. Так что переходим к делу. Борис в колонии чуть больше двух месяцев, а его уже третий раз помещают в штрафной изолятор (ШИЗО) за нарушения режима.
    В первый раз его привлекли к дисциплинарной ответственности за то, что он якобы общался с сотрудниками колонии грубо и на "ты". Сам Борис это отрицает. Зная Бориса, я в это не верю. Несмотря на радикальные тексты, он в реальной жизни на редкость культурный, мягкий человек. О таких говорят: "мухи не обидит". Да и на "ты" он мало с кем общается. И сотрудники колонии в этот круг общения точно не входят. Отсидев 15 суток ШИЗО с 8 по 23 сентября, уже 1 октября он отправился на очередные 15 штрафных суток. В этот раз за отказ от работ по благоустройству колонии. Тот факт, что Борис по своему здоровью не может выполнять какую-либо работу, администрацию колонии не волнует.

    16 октября он выходит из ШИЗО... и уже 22 октября возвращается туда обратно. Основание все тоже – отказ от работ. Последний срок заканчивается 1 ноября. Через 10 суток. Но не потому, что администрация колонии смягчила к нему свое отношение, а потому, что после отбытия очередного наказания, Бориса отправляют в на 9 месяцев в ОСУОН (отряд строгих условий отбывания наказания).
    Колонию строгого режима, где отбывает свой второй срок Стомахин, и так курортом не назовешь. А накладываемые на него постоянные дисциплинарные взыскания улучшению его здоровья явно не способствуют. У Бориса проблемы с позвоночником, постоянные боли в боку, он с трудом передвигается опираясь на палочку. Сколько бы ШИЗО ему не назначили, работать он все равно не сможет. Калека не станет здоровым человеком.
    При этом, формально, Борис считается полностью здоровым. Справку из Буреполома, где Стомахин отбывал свой предыдущий срок, администрация колонии, на мой взгляд, полностью игнорирует. А новых медицинских документов у него нет, так как обследовать его никто не собирается.
    Впрочем, дисциплинарными взысканиями проблемы Бориса Стомахина не ограничиваются. Его поставили сразу на три вида так называемого профилактического учета: как экстремиста (что формально еще можно понять), человека склонного к суициду (хотя ни одной попытки самоубийства у него за всю жизнь не было) и как лицо... СКЛОННОЕ К ПОБЕГУ! У руководства колонии, явно богатая фантазия! Хотел бы я посмотреть, как человек, до этого ни разу не совершавший даже попытки побега, который и ходить-то толком не может, сбегает из серьезно охраняемой колонии строгого режима!

    Профучет не пустая формальность! Как лицо, склонное к суициду, он находится под особым контролем со стороны сотрудников колонии, а как лицо, склонное к побегу, до недавнего времени он каждые 2 часа должен был отмечаться, подтверждая свое присутствие.

    В последнее время, по этому поводу его уже не беспокоят. Может, сказалась настойчивость его мамы, объяснившей начальнику колонии, что уж в этом вопросе он полностью не прав, может, подействовали адвокатские запросы, но хоть это издевательство над Борисом пока прекратилось.

    Однако, методов давления на заключенного, в колонии хватает. Борису не дают присланное мамой одеяло и другие теплые вещи, а ведь сейчас уже самая настоящая зима! В штрафных камерах холодно, днем ложиться нельзя, только сидеть или ходить. И это с его больными ногами! Иначе как пыткой, я это назвать не могу. Не принимают книги. А ведь это – нарушение закона!
    Общаясь с Борей, я все время поглядываю на его изъеденные лицо и руки, которые он машинально почесывает. Наконец, решаюсь. Спрашиваю, что с ним такое произошло. Он рассказывает, что когда был на бараке, сильно страдал от вшей и клопов. В ШИЗО их нет. Похоже, что они там не выживают. И вообще уже все почти зажило, так что на это он внимания не обращает. Я прошу адвоката сфотографировать эти "почти зажившие" укусы.

    сюда столько букавок понатыкал,да всем пофигу на твоего экстремиста,всем известно-тюрьма не санаторий,если бы там было сладко,то знаешь какая бы резня началась?

    31 октября 2014 в 21:06 Ответить
  • Сергей
    3

    Страшное преступление совершил Пореченков- стрелял в воздух в каске с надпись пресса, лучше он не одевал эту каску, а просто в кепке из "Града" зарядил по школе в киевском майдане или больнице это ведь поощряется гейсоюзом и америкосами во главе с псаки.

    31 октября 2014 в 21:22 Ответить
  • Максим!
    -5

    Ну не надо повторять чужую глупую ложь!Вы-то должны первым объяснить людям, что Михаил Пореченков ничего не нарушал.Украина не является воюющим государством,это признал весь мир.Раз государство является мирным, то какая разница кто с чем и в чем фотографируется или снимается?Журналисты существуют во всем мире для того,чтобы защищать своё государство, только у нас с 90-х осталась мода своё государство принижать и гнобить.Этих чинуш-журналюг надо гнать с гос. постов и вобще из страны, чтоб не смердили тут.Удивляюсь долготерпению Путина, в США бы такой журналист остался без работы, в Прибалтике сел бы в тюрьму,а на европейской украине его бы просто убили.Думайте пожалуйста почаще головой.

    31 октября 2014 в 21:30 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация