Путин увидел призрак

Беседа с режиссером Сокуровым завела премьера в эзотерику

18 октября 2011 в 20:06, просмотров: 5207

18 октября в торжественной обстановке Константиновского дворца в Стрельне Владимир Путин и обладатель “Золотого льва” последнего Венецианского кинофестиваля Александр Сокуров обсуждали кино. Большое и очень большое. Кинорежиссер, окрыленный миссией съемок фильма “Фауст”, претендовал, похоже, на роль мессии разваливающегося “Ленфильма”. Путин бережно спускал творческую личность на землю.

Путин увидел призрак
Кадр из фильма «Фауст».

Пока в одном из залов дворца готовились к саммиту глав правительств СНГ (судя по толщине папок — сантиметров 10, — работа участникам саммита предстояла долгая, вдумчивая и кропотливая), в соседнем кабинетике Путин хвалил Сокурова. За то, что «Фауст», взявший первый приз фестиваля в Венеции, — это «показатель того, что российская школа кинематографа живет, развивается, завоевывает новые рубежи». Премьер оценил и то, что кинорежиссер провел кастинг среди тысячи актеров в Германии, Австрии, Скандинавии, Чехии и России, и то, что Сокуров взялся за такое сложное произведение. Последнее кинотворец подхватил с особенной готовностью: «Трудно представить, кто бы, если бы не мы, взялся за это... Страшно было поначалу». «В „Фаусте“ разбираются все, как в футболе или хоккее...» — задумчиво бросил премьер. «Но читали далеко не все», — вздохнул кинорежиссер. «Говорят, у вас своеобразное прочтение «Фауста», — продолжил премьер. «Мы с Юрием Николаевичем (Арабовым, сценаристом фильма. — В.П.) понимали, что за спиной стоит все время эта фигура...» — чуть понизив голос, признался Сокуров. Путин невольно бросил взгляд за спину режиссеру, видимо, ожидая там увидеть того же дьявола, что искушал Фауста.

«Надо перевести на русский!» — решительно развеял мистический флер ВВП. Фильм снят на оригинальном языке произведения, т.е. архаичном немецком. «Мы титры сделали!» — оправдывался режиссер и заметил, что в России зрители и так смотрели. «Субтитры — хорошо, но как бы перевести...» — все томился Владимир Владимирович. «Мы, русские, можем позволить себе такую роскошь, как понимать мировую культуру. Пусть люди слушают язык», — парировал венецианский призер. «Немецкий язык очень тяжелый», — видимо, забыв, что имеет дело как раз со знатоком немецкого, добавил он. «Спорный вопрос», — пробормотал Путин и свернул на менее философскую тему — как спасти «Ленфильм».

Вопрос о том, что делать с киностудией, оказался посложнее «Фауста» Гете. На то, чтобы выкупить «Ленфильм», сейчас претендует АФК «Система». Люди искусства переживают, что коммерция убьет питерское кино. Защитить студию Сокуров с коллегой Алексеем Германом просили Путина письмом. А звезда сериалов про питерских ментов Анастасия Мельникова — лично, на межрегиональной конференции «Единой России» в Череповце. Актриса просила премьера оставить киностудию хотя бы, чтоб сниматься для души. Путин тогда возразил: чтобы окупать авторские фильмы «для души», надо, чтобы на том же ленфильмовском оборудовании снимались и коммерческие ленты, которые приносили бы хорошие кассовые сборы. Путин признался, что киностудию ему «самому жалко», но сейчас речь идет об убыточном предприятии с балансовой стоимостью порядка 100 млн. рублей, которая занимает земли в центре Санкт-Петербурга ценой не в один миллиард.

На вчерашней встрече с кинорежиссером премьер выдал уточненный прогноз: на восстановление студии потребуется минимум 500 млн. рублей. Сокуров возразил, что это только первый взнос. А вообще реанимация «Ленфильма» затребует 2 млрд. Зато возрождение студии «позволит разрушить монотонность кинематографической среды, чтобы не было одного „Мосфильма“ во всемирной истории кинематографа».

ВВП, впрочем, заметил, что пока так и не понятно, как же лучше поступить с «Ленфильмом». Но после встречи Сокуров преисполнился убежденности, что киностудию не продадут.

Материалы по теме: "Посильней, чем “Фауст” Гете?"



Партнеры