Когда ты труп и я труп…

Молодежная премьера в Театре наций

21 октября 2011 в 17:31, просмотров: 2775

Первый спектакль после официального открытия Театра наций сыграли в Центре Мейерхольда. “Шоша” — так называется постановка молодого режиссера Туфана Имамутдинова, которому всего-то 27 лет. На сцене его ровесники.

Но их “Шоша” — безусловное событие в театральной Москве.

Когда ты труп и я труп…
фото: Михаил Гутерман

«Шоша» — роман Исаака Башевиса-Зингера. Сюжет простой. Молодой писатель Аарон Грейденгер по прозвищу Цуцик возвращается в Варшаву, во двор своего детства, где играл с девочкой Шошей, не подозревая, что влюблен в нее. «На Шошу в нашем квартале смотрели как на маленькую дурочку, ее можно было принять за шестилетнюю. Родители отдали ее в городскую школу, и она сидела по два года в каждом классе. Светлые волосы Шоши, когда она не заплетала косички, рассыпались по плечам. У нее были голубые глаза, прямой носик, стройная шея». Да, над ней смеялись, она меньше всех ростом, потому что болела и осталась карлицей, но...

Пустая сцена в периметре павильона из фанеры. Небольшая эстрадка по заднику, слева от нее трио музыкантов — контрабас, кларнет, фоно. По центру — большой стол и худенькая седая женщина, упершись указательным пальцем в макушку, вращает кудрявую головку девушки. Сипловатый, но теплый звук кларнета. Входит парень в коричневом пальто и рассказывает о себе. Как вернулся в Варшаву из Нью-Йорка. Как играл в детстве со смешной Шошей, у нее есть мать — Бася. И тут же за стол усаживается молодой нагловатый философ Морис Файтельзон с кривлякой Селией.

— Если бы вы только знали, кто лежал тут вчера, вас хватил бы удар.

По ходу дела в историю молодого писателя входит пара американцев — актрисулька Бэтти и богатый Сэм, заказавший для нее пьесу писателю. «Иди же, девушка, будь моей. Ты труп, и я труп, а когда танцуют два трупа, клопы пускаются в пляс». Прямо как у чеховского Треплева: о непонятном (люди, львы, орлы...), но притяжение таланта ощущается.

фото: Михаил Гутерман

Как это часто у Зингера, возникнет любовный треугольник, и неокрепшая писательская душа будет метаться в нем, тонуть, выплывать — в общем, нормальные поиски творческой натуры.

Конечно, на первом месте Зингер-рассказчик с его изумительной историей, тончайшей проработкой характеров, стилем и мудростью, обезоруживающей своей простотой. И хотя инсценировка оставляет вопросы, но как-то интуитивно, в силу таланта, Туфан сохранил атмосферу и тональность Зингера, сделал удивительный спектакль.

Смотрите фоторепортаж по теме: Когда ты труп и я труп…
6 фото

Мягкий желтый свет (Тимофей Рябушинский) деликатно позолотил 30-е годы. Еврейские мелодии сочетались с эстрадными шлягерами также деликатно. «Шоша» вся на полутонах, тонких жестах. В молодой ансамбль приглашена опытная актриса Роза Хайруллина, два года назад переехавшая в Москву из провинции. Актриса со странной фактурой и похожая на маленького суриката — как камертон в спектакле. Ее интонации говорят больше, чем слова (хотя слов у нее и немного). Ее движения — точно акварель — заставляют беспокоиться больше, чем размашистые экспрессивные движения. Вот дернула волосок из коленки Шоши, вот повернула голову... Не произнесла чужих слов: «Иногда кажется, что люди только и делают, что ищут, за кого бы им отдать жизнь» — а те, кто читал роман, слышат их через героиню Хайруллиной.

Я уверена, что этот спектакль откроет сразу несколько актерских имен — Роман Шаляпин, исполнитель главной роли и он же соавтор инсценировки, Артем Тульчинский, Егор Корешков и особенно три женские роли — Наталья Ноздрина, Ольга Смирнова и Полина Стружкова в роли Шоши.

— Мое первое желание, когда я начал смотреть, было перенести на новую сцену театра, — сказал худрук театра Евгений Миронов. — Но потом я решил, что это не надо делать ни в коем случае — пропадут детали, тонкости, а значит, и спектакль будет другим.



Партнеры