В Доме актера им. Яблочкиной произошла смена директора

Игорь Золотовицкий: “Нашу работу могут признать неудовле­творительной — и тогда будет другая дирекция”

16 ноября 2011 в 17:32, просмотров: 7244

Работа Владимира Этуша, два года возглавлявшего актерский клуб, погасившая в нем некогда бьющую ключом жизнь, признана неудовлетворительной. Что станут делать новые директора — Игорь Золотовицкий и Александр Жигалкин? Какова их программа? Об этом в своем первом интервью рассказал актер Игорь Золотовицкий.

В Доме актера им. Яблочкиной произошла смена директора
фото: Александр Корнющенко

— Самое первое: абсолютное уважение к Владимиру Абрамовичу Этушу как к актеру, человеку. Но все-таки хотелось говорить о доме.

— Но, прости, Этуш как раз утверждает, будто вы его выжили...

— Пусть это остается на его совести. Хочу сказать, что никакого сговора против него не было. На этом правлении сидели 11 человек, из них 8 народных артистов — Марк Захаров, Олег Табаков, Александр Ширвиндт, Юлия Борисова, Вера Васильева, Федя Добронравов, Юра Васильев. Цискаридзе не было, и Калягин был на гастролях. Так вот, правление стало обсуждать изменения, а точнее — неизменения, которые произошли после смерти Маргариты Эскиной. Ясно для всех: атмосфера дома ушла. Мы видим, что молодежь не знает ничего об этом доме. А ведь мы все выросли здесь, и 30 лет из своих 50 я провел там. Саша Жигалкин — 20 лет. Вся передача «Взгляд», многие известные люди — оттуда. И никогда в жизни ни я, ни Саша Жигалкин не думали, что станем директорами. Мы рады, что с нами в качестве худрука остался Владимир Иванов, режиссер, замечательный педагог.

— Дом актера — это не только атмосфера, которую когда-то создала Эскина, но прежде всего — серьезная недвижимость в центре Москвы. Еще при жизни Эскиной была попытка рейдерского захвата. У вас есть управленческий опыт?

— Было бы смешно, если бы я сказал, что мы его имеем. Мы обратились к нашим друзьям, которые занимаются такого рода бизнесом, и они рекомендовали нам человека — он будет управляющим директором по эксплуатации здания. В доме много арендаторов (около 90), и с ними должны разобраться юристы, специалисты. Но я готов вернуться к обсуждению этой темы с тобой, когда будет полная ясность для нас и управляющего директора.

— Кто этот человек, если не секрет?

— Рустам Забиров. Мы с Сашей надеемся, что за два месяца разберемся. Через два месяца отчитываемся, и правление может сказать, что их наш отчет не устраивает. И тогда будет другая дирекция, но мы надеемся, что у нас получится: мы знаем что хотим, мы знаем как. Тем более что дому в феврале исполняется 75 лет — мы уже договорились отметить эту дату в театре Вахтангова.

— Какова ваша программа развития?

— Хочется, чтобы это был творческий современный центр. Правильно сказала Вера Кузьминична Васильева: «Да, нам что-то не нравится в молодых, мы их не понимаем, но они должны здесь быть». Это пространство должно стать молодежным, и это самая главная на сегодняшний день задача. Хотелось бы возродить акции, связанные с молодыми актерами, — например, «Вечер первокурсника», вернуть посвящение в артисты. Хотим объединить молодых режиссеров — и не просто дать им помещение, а помочь реализовать их идеи. Здесь должно что-то постоянно вариться, кипеть, а не быть только уныло-вспоминательно-юбилейным. Мы были бы счастливы, если бы за год эта «варка» разогрелась.

— Вы будете менять кадры?

— Пока нет. Творческий штат небольшой, и мне кажется, что это будет неправильным — прийти и всех поменять. Мы были бы сволочами, если бы отменили все, что запланировано в Доме актера на ближайшее время: вечера, творческие встречи. Я ведь тоже уже не первой свежести, я тоже чего-то не догоняю.

— Владимир Этуш передал в одну из газет стенограмму заседания вашего правления. Там, в частности, утверждалось, будто ты предлагаешь сделать из Дома актера бизнес-центр.

— Вранье чистой воды. Про бизнес-центр даже и разговора не было. Когда люди слышат про 10 тысяч сдаваемых метров, они понимают, что за это берут деньги. Дом актера должен быть благополучно финансовым местом, люди за свой труд должны получать достойные деньги, и тогда с людей можно спрашивать. Не может столько лет не пересматриваться цена аренды и т.д. В этом смысле фонд (а юридически Дом актера — это региональный общественный благотворительный фонд помощи актерам) должен зарабатывать деньги.

— Вы собираетесь увековечить память Маргариты Эскиной, о которой постаралась забыть прежняя дирекция? Стыдно.

— Конечно, мы об этом думаем.

— Наконец, будет отремонтирован Большой зал?

— Это задача номер один. Я хочу позвать художников, чтобы пространство сделать творческим, а не казенным, какое оно есть сейчас. Висят прекрасные фотографии Валеры Плотникова, но они развешаны, как в парикмахерской — прически. Не должно быть грустно.

— Вам уже положили директорскую зарплату?

— Вчера был целый скандал (ну, не скандал в прямом смысле слова) по этому поводу. Мы с Сашей и Володей Ивановым сказали: «Чтобы не было никаких кривотолков, мы бы не хотели получать зарплату, положенную по штатному расписанию». Два месяца или до конца сезона. На что Захаров правильно сказал: «Меня пугают люди, которые на работе не получают деньги. Они либо воруют, либо они сумасшедшие».





Партнеры