Забытые, но возрожденнные

Марк Тарловский. Избранное. Георгий Шенгели. 77 сонетов

21 ноября 2011 в 17:00, просмотров: 1503

Замысел этих двух книг — а затем и небольшой книжной серии, названной «Библиотекой для избранных», - возник, как это нередко бывает, и случайно — и естественно. В разговоре трех друзей: поэта, историка литературы, эссеиста, культуролога (члена-корреспондента РАЕН) Вадима Перельмутера, доктора исторических наук, публициста, журналиста, издателя Сергея Бычкова и заслуженного художника России Игоря Семенникова. Сочетание, как говорится, необходимое и достаточное, чтобы из воздуха беседы соткавшаяся мысль получила реальный шанс быть предметно воплощенной.

Забытые, но возрожденнные
фото: tarlovski.com
Марк Тарловский.

Так и было решено выпустить некоторое количество поэтических книг не для читателей вообще, но именно для читателей стихов, - книг, которые можно взять с излюбленной полки, просто когда хочется почитать стихи, раскрыть чуть ли наугад и читать...

И еще — получать удовольствие от самой книги, от того, как она выглядит, как сделана, как удобно и весомо лежит в руке, от воздуха, которым дышат стихи на страницах, наконец (а может быть — и во-первых), от того, что раньше тебя эти стихи прочитал художник — и прочитал как художник, то есть выказал свое понимание стихов, отношение к ним. Так что, при желании, внутренний диалог читателя с поэтом может стать обогащенной графическими обертонами тройственной беседой.

Поэтому роль художника в издании этих книг чрезвычайно велика. Это не «художественное оформление», пусть даже самое что ни на есть эффектное, но, если угодно, перевод стихов художником на свой язык.

Теперь — о выборе авторов для этой «Библиотеки». Он, разумеется, субъективен, как, впрочем, любой выбор такого рода. Однако обдуман — и легко поддается простому объяснению.

Здесь нет поэтов, чьи стихи широко и многократно изданы и переизданы в разнообразных книгах — от собраний сочинений до томиков, запросто умещающихся в кармане. Стало быть, в распоряжении читателя — практически любой — по вкусу — вариант встречи с автором.

Здесь — поэты ХХ века, чьи встречи не с профессионалами-филологами и не с записными критиками, но с читателями стихов, на наш (стоит подчеркнуть, вполне субъективный) взгляд, либо не состоялись, либо не очень-то удались.

Это — либо поэты, вообще мало знакомые современному читателю, не опубликовавшие при жизни лучшего из написанного, а посмертно изданные неполно и едва замеченно для читателя.

Либо поэты признанные, более или менее подробно изданные и прокомментированные и т. д., однако, опять же, так и не имеющие такого ИЗБРАННОГО, которое, повторим, читатель стихов мог бы просто взять с полки и раскрыть на любой странице.

Серия состоит из двух частей: основной — собственно «Библиотеки» - и «Приложений» к ней.

В первой — избранные сочинения поэтов, наследие которых достаточно велико и ярко, чтобы из написанного набралась книга примерно в две с половиною сотни страниц (за редким — и в каждом случае мотивированным — исключением, с минимумом комментариев и примечаний).

Во второй — вдвое меньшие книги поэтов, в чьем творчестве заметно выделяется либо определенный временной период, в котором уместилось всё лучшее из написанного (так, некоторые поэты, эффектно дебютировавшие в двадцатых-тридцатых годах, но впоследствии не выдержавшие идеологического и цензурного диктата и превратившиеся постепенно в поэтов советских; не их вина: художник не обязан геройствовать и рисковать на поприще не-художественном, у него совсем другая задача). Либо те, чье наследие невелико. Либо, наконец, те, у кого отчетливо прослеживается мотив, выделив который можно составить книжку, выход коей при жизни автора был, по известным причинам, невозможен.

Для начала серии взяты два именно таких случая.

Марк Тарловский, чья последняя прижизненная книга вышла в 1935 году, а в архиве осталось больше, чем было опубликовано. Пару лет назад почти полное собрание его стихотворений и поэм всё же увидело свет — солидного объема томом, в котором попросту потонуло, не увидело света самое яркое из написанного. Оно и вошло в «Избранное».

Георгий Шенгели, в редкостно богатом наследии которого прослеживается, просверкивает пунктиром строка-вереница сонетов: первое опубликованное им в юности стихотворение — сонет, последнее, написанное за год до смерти — тоже. Между ними — десятки и десятки других. Из них и выбраны те 77, что составили книгу.

Дальнейшей программе серии — книги «Избранного» гениального «поэта для поэтов» Велимира Хлебникова, который, хочется надеяться, станет, наконец, и «поэтом для читателей», замечательного авангардиста второй половины века Яна Сатуновского, виртуоза стихового звука Семена Кирсанова, любимцев русской эмиграции первой волны Георгия Иванова и Дона Аминадо и др.

В «Приложениях» - книги Николая Ушакова «20-е годы», репрессированного Сергея Соловьева «Дневник изгнанника», эмигранта Довида Кнута «Письмена».

Презентация пройдет в галерее «Чистые пруды» (Чистопрудный бульвар 5/10, вход с Гусятниковского переулка) 27 ноября в 14.00.




Партнеры