Госоркестр останется без крыши над головой?

Главный музыкальный коллектив попросили из БЗК

20 марта 2012 в 19:07, просмотров: 2197

Как стало известно «МК», Госоркестру имени Светланова в его юбилейный сезон в довершение ко всем скандалам уготовано новое испытание. В течение практически 75 лет репетиционной базой ГАСО оставался Большой зал Московской консерватории: по сути, произошло то самое традиционное слияние оркестра и зала, которое мы наблюдаем на примерах Венского филармонического и Музикферайн или оркестра Берлинской филармонии и его здания на площади Кемперплац. Сейчас, однако, руководство консерватории имеет на утренние и дневные часы БЗК свои планы. Которые никак с Госоркестром не связаны.

Госоркестр останется без крыши над головой?
фото: Геннадий Черкасов

Почему это всплыло только сейчас? Еще недавно, как помните, Большой зал был на масштабной реконструкции. И Госоркестр, хочешь не хочешь, искал себе иные площадки, до ремонта, впрочем, работая в БЗК чуть ли не каждый день. И вот зал торжественно открывается, звучат фанфары, проходит конкурс им. Чайковского, ни единого упрека в осквернении акустики, все, казалось бы, замечательно... кроме одного: арендные ставки поползли вверх, ну и дальше аппетитно задались вопросом: почему б не сдавать БЗК и в дневные часы? Пока шел весь этот конфликт с Горенштейном, с назначением Юровского, с отмечанием юбилея ГАСО, — как-то было не до аренды. Но слухи о том, что оркестр № 1 останется на улице, множились день ото дня. И вот во вторник звоню главному дирижеру Владимиру Юровскому — он как раз в Москве:

— Итак, вы уходите из БЗК?

— Мы этот вопрос как раз пытаемся решить совместно с Министерством культуры и руководством консерватории. Сейчас в процессе обсуждения. Рядом со мной директор ГАСО, он как раз компетентно вам ответит.

Передает трубку г-ну Левонтину:

— Речь не идет о снижении или повышении оплаты, — говорит он «МК», — деньги здесь совсем ни при чем, мы готовы платить, Минкульт же выделяет нам на аренду. Дело в принципе: будем мы в Большом зале или нет. Пока с этим сложности: консерватория не хочет допускать нас до БЗК в том объеме, в каком это было прежде. Впрочем, на этот объем и не претендуем... Нам предлагается пристройка и цокольный этаж, который они отремонтировали.

— Они пригодны для вас?

— Пристройка всегда функционировала для репетиций, а вот цокольный этаж, с моей точки зрения, не очень: там надо улучшить акустику.

— Почему, по-вашему, консерватория вас выгоняет из БЗК?

— Хочет, видимо, заниматься концертной деятельностью, у нее свои планы. А зал-то в их собственности, потому очень сложно сегодня с ними разговаривать. Правы они в своей политике или нет, не мне судить, но мы должны найти компромисс. Руководители консерватории должны понимать, что 70 с лишним лет оркестр был на сцене Большого зала, и мы, наверное, и сегодня вправе рассчитывать на какой-то объем.

— Так о каком объеме идет речь?

— Мы просили 4 репетиции в неделю. Могли бы согласиться на три. Но нам не дали ни одной. Пока. Но сейчас Владимир Михайлович Юровский в Москве, так что ежедневно мы заняты решением этого вопроса... Ведь сегодня у оркестра репетиционной площадки нет вообще! Потому что зал МИСИС, который мы снимали 2 года, закрылся на ремонт; сегодня же временно репетируем в Доме звукозаписи...

Напоследок заметим, что не только цоколь с плохой акустикой непригоден для ГАСО, но и сама пристройка, куда огромный оркестр со своими арфами-контрабасами явно не поместится.



Партнеры