Новеллы с продолжением

Коллекционер жизни

13 апреля 2012 в 20:00, просмотров: 2912
Новеллы с продолжением
Рисунок Алексея Меринова

Старик

Старик помнит, как строили новые высотные башни посреди старого города, как безбожно воровали цемент, заменяя его песком, как халтурно сваривали металлическую арматуру каркаса, сколь поспешно укладывали перекрытия между этажами. И предупреждает сына: не устраивайся на работу в фирмы, арендующие помещения в этих зданиях.

Но никто не слушает старика, и сыну недосуг внимать его советам.

Что произойдет дальше? Додумайте сами.

Несовершенный материал

Адвокат не брался за ведение сомнительных дел, ожидая, когда к нему пожалует идеальный, честный, ни в каких сомнительных махинациях не замешанный клиент...

Режиссер не ставил спектакли, ожидая, когда в театре начнет собираться идеальная — умная, тонкая, образованная, без намека на пошлость публика...

Господь ждал, когда в Его руках окажется идеальной чистоты материал, чтобы вылепить из этой совершенной глины совершенного человека...

Но так можно прождать целую вечность!

И Господь вылепил из несовершенного праха несовершенного человека. С этим несовершенным материалом имеет дело любой, кто жаждет совершенства, а сам создает несовершенность. Надо примиряться с обстоятельствами, применяться к ним, а уж что из этого выйдет — другой вопрос.

Соотечественник

Начитавшись американских романов, наш соотечественник решил разбогатеть и купил кусок земли, по которой собирались проложить государственную трассу. «Выкупят как миленькие, за любую сумму, которую я назначу, никуда не денутся...»

Ему велели съезжать, а когда он отказался, его дом спалили. Он подал в суд, и его просто пристрелили.

Надежда

Похоронив первого супруга, она не надеялась снова выйти замуж, потому что трактовала с детства усвоенную мудрость в сексуальном смысле: два снаряда в одну воронку попадают крайне редко.

Выбор

Он стоял возле набитых товаром полок в супермаркете и вертел в руках одну из коробок, в десятый раз перечитывая напечатанный на ней текст: «Пирог черничный. Состав: джем из черноплодной рябины, сахар, красители, отвердители, ароматизатор, идентичный натуральному...» В голове прочитанное не умещалось. Но он привык к тому, что прочитанное не укладывается в черепную коробку. Слишком мала и неэластична она, эта коробка, вмещавшая мозг, слишком мал был сам мозг, чтобы понять и осознать происходящее. Чьи-то мозги, мозги авторов этой надписи, например, были куда как емче, шире, реактивнее.

Случай из жизни

Женщина отсутствовала дома два месяца. Вернулась. Стала расспрашивать дочь-школьницу, как та жила.

— Мама, я должна признаться...

Она охнула, опустилась на диван, сердце заколотилось.

— Я сделала татуировку. Тату.

Вопль счастья вырвался из груди матери.

Скорая помощь

Он спешил, опаздывал. И все больше распалялся, вынужденно томясь в пробках. Тыркался в переулки, но и они были забиты. Голосили клаксоны нервничающих, опаздывающих водителей. (Он хотя бы умел держать себя в руках.) Вопли их сигналов сливались в сплошной невыносимый гул. Заболел затылок.

Дополнительно бесили крякающие, хрюкающие машины со спецномерами и мигалками.

А на перекрестке, когда вроде бы открылось свободное пространство, слева, завывая, ринулась наперерез «скорая помощь». И он, стиснув зубы, уперся, решил: не пропущу. Встал поперек. Вокруг тотчас образовался затор, новые машины сгрудились и спрессовались, реанимобиль вопил, как раненый кит, требуя расступиться, но напрасно надрывался.

Из-за воя сирены он не сразу расслышал звонок мобильника. Поднес трубку к уху. Жена кричала: стало плохо маме.

— Врача вызвали?

— Да.

Хотел бросить машину. Но разве бросишь посреди мостовой? Крутанул баранку. Маневр неожиданно удался. Вырвался из кучи малы. Припарковался во дворике. До метро добежал за считаные секунды. Доехал быстро. От метро до дома и вовсе припустил рысью.

Жена встретила скорбным лицом.

— Врачи опоздали. Всего на 15 минут. Какой-то гад не уступил им дорогу, парализовал движение.

Он опустился на стул, обхватил голову руками.

Мужчины ее жизни

Родила мальчика, больного ДЦП. Муж сказал: «Давай не будем забирать из роддома». Развелась с негодяем, растила ребенка одна. Вышла замуж второй раз. Родился второй сын — здоровенький. Муж сказал: «Зачем мучиться? Отдадим больного в приют». Развелась со вторым мерзавцем. Вырастила двоих мальчуганов одна. Теперь младший помогает старшему. Но и у нее забот не убавляется. Нужно то, это и еще что-то... Сама не заметила, как промелькнула жизнь. Оглядываясь на прошлое, она лишь удивляется и горюет: слишком мало успела.

Подарки

Ее не любили за то, что опекала сделанные ею подарки. Интересовалась их судьбой, спрашивала: как они поживают? Значит, подаренное ею нельзя было ни выбросить, ни передарить. А это так обременительно.

Трагедия

Он наблюдал за несчастным стариком, который приходил на пляж со взрослым нездоровым сыном и показывал ему, как надо купаться. Демонстрировал своим примером: воды бояться не следует. Недоразвитый дебил студенисто подрагивал жирным телом, не понимал, шарахался от набегавшей волны либо лез в нее в одежде. Старик терпеливо это сносил. А вот он, сторонний наблюдатель, готов был разрыдаться.

Погода

Осознал вдруг полную свою несовместимость с любой погодой и любым временем года. Летом нельзя, невозможно красиво нарядиться, потому что жара и потеешь. Зимой мороз и не до изящества, приходится кутаться. Весной слякоть — и боишься забрызгаться, вот элегантное и не хочется надевать и пачкать. Осенью дожди — и надо заботиться о том, чтобы не промокнуть...

Писатель

Писатель в конце жизни издал свою переписку с великими. Полностью были помещены тексты его пространных обращений к классикам, лейтмотивом звучал в них один и тот же вопрос: почему не отвечаете, господин Мольер, Сезанн, Кафка, Стэйнбек, Апдайк?

Другой писатель

Другой писатель на старости лет жил нескучно, в молодые и зрелые годы он был светским человеком, любил мелькать в обществе, обожал посиделки, концерты, театр. Теперь круг возможностей сузился, но писатель придумал забаву: наведываться в гости... к кому бы вы думали? Навещал свои незаконченные произведения. Погружался в них, будто в давно знакомый круг друзей...

Терминатор в старости

Добился того, что стал внешне неуязвим. Никакая внешняя угроза не представляла для него опасности. Пуля не брала его панцирную кожу, лезвие ножа не могло ее даже поцарапать, на его голову мог свалиться обломок стены или дома — и череп не был бы поврежден.

Но вот внутренние органы... Их он довести до кондиции неповреждаемости не мог. Выпив лишние 150 граммов виски, ощущал гудение в висках, чувствовал, как зашкаливает давление, испытывал боли в области сердца и желудка.

Рассеянный

Он принадлежал к той породе людей, которая сперва садится в автобус, а потом интересуется, каким маршрутом он следует.

Бросил

И сам бросил пить, и жену бросил.

Механический голос

Нанялся на работу: звонить и металлическим голосом предупреждать граждан о неотвратимости судебного преследования в случае непогашения задолженности по оплате коммунальных услуг. Сам не заметил, как превратился в робота.

Ферт

Он был ферт. И шляпа у него была не фетровая, как у остальных, а фертовая.

Рафинированный

Рафинированный (ну прямо как подсолнечное масло) интеллигент.

Веревка

Веревка свисала с потолка обшарпанной, нищей комнаты и заканчивалась петлей.

Он взял табуретку, поставил под петлю, вскарабкался и прощальным взглядом окинул грязные стены и растрескавшийся потолок. Просунул голову в удавку. Едва сделал это, картина перед глазами изменилась: зазеленела под ногами трава, зашумели кущи вокруг, заголубело небо... Он зажмурился, выпростал голову. Та же замызганная комната. Кущи и сладкоголосое пение в ушах исчезло. Снова сунулся в петлю — рай и благодать.

Целый день забавлялся этой игрой, не решаясь переселиться в дивные угодья. И на следующий день продолжал развлекаться — то сунется в горние выси, то вернется восвояси... И совсем уж решил, что всего-навсего надо сделать в комнате ремонт: побелить потолок и поклеить новые обои, когда табуретка вдруг шатнулась под ним. Пытаясь сохранить равновесие, взмахнул руками... И задрыгался в воздухе. Трубный голос возвестил: «За показ денег не берут, а за погляд берут жизнь».

Сказка

Жили-были Миксер и Тостер. Тостер только и делал, что произносил тосты, а Миксер их микшировал. Однажды Тостер договорился до того, что начал критиковать порядки, царящие на кухне. Миксер пытался исправить положение, сгладить сказанное, не удалось. Им обоим строго-настрого было велено заняться своими прямыми обязанностями: поджаривать и смешивать, а не болтать лишнее и не вмешиваться в политику.



Партнеры