Актриса в формате «3К»

5 июля у Аллы Будницкой юбилей

4 июля 2012 в 17:14, просмотров: 3949

Красивая женщина — значит, стерва. Красивая актриса — стерва вдвойне. Ну, если и не стерва, то что-то стервозное, капризное в ней должно быть. Красивая актриса Алла Будницкая — самое большое исключение из правил. Красавица с редкой доброты характером, невероятным обаянием и с душой нараспашку. Личность ее можно рассмотреть в формате «3К» — красота, кино, кулинария.

Актриса в формате «3К»
фото: Александр Корнющенко

Ну конечно, ее уже нет в Москве. Сбежала — к дочке Дашке в Валенсию. Там тепло, там солнце, море с морепродуктами, приготовленных потом в тавернах и ресторанчиках... Сама бы она, со своими кулинарными способностями, известными всей артистической и прочей богемной столице, здесь бы просто была королевой. Но это так, мысли, а по телефону я спрашиваю:

— Алла, все-таки вы сбежали?

— Ну конечно. Слишком почтенный юбилей у меня, а я не люблю славословий, поздравлений. Вспомнила, как мы — я с Сашей (Александр Орлов — муж, кинорежиссер. — М.Р.) и Света Немоляева с Сашей Лазаревым — вместе отмечали наши золотые свадьбы.

— Два по 25?

— Нет, у каждого по полвека вместе. Ты, наверное, не знаешь, но ведь мы поженились в один день, в один месяц и в одном загсе, что на Метростроевской улице. И к тому же наши мужья — оба Александры Сергеевичи. Представляешь, как бывает? И выяснилось это на съемках фильма «Гараж». В перерыве болтали со Светкой: «А вы где расписывались?» — «На Метростроевской». — «Правда? И мы тоже. А когда?» Так, слово за слово, все и выяснилось. Поэтому решили вместе отметить эту дату. Но мы скрылись (чтоб никаких речей, подарков) и уехали в Середниково — это усадьба Лермонтова. Там теперь живут его потомки, наши друзья — вот мы к ним и рванули. Так что были только самые близкие.

И сейчас вот я скрылась у своей Дашки. Сюда приедет семья Лазаревых — Алина, Полина, жаль, Шурика не будет: он снимается. Еще приедет брат мужа — Геннадий Орлов, футбольный комментатор. Хочется отметить тихо, только со своими.

— Алла, формат «3К»: красота, кино, кулинария. С чего начнем?

— Замечательно. Ну, кулинария — это хобби. С детства этим занимаюсь, и очень мне нравится. В тяжелый момент жизни именно кулинария помогла мне выжить. Ведь в 90-е годы артисты не снимались, я ушла из Театра киноактера (откуда нас, между прочим, всех выгнали) в ресторанный бизнес. И смогла прокормить семью, всех наших собачек.

Второе «К» — красота — увы, уходящее со временем. Самое большое «К» должно быть внутри. Мой духовный отец сказал: «Внутри красоту сохрани — и будешь красивой». Если у меня в душе спокойно, мне хорошо, хорошо моим близким, — это и есть красота.

— Красота внутри, а внешне все ее поправляют с помощью хирургии. Красота требует жертв?

— Есть неудачные примеры, когда актриса, красавица становится не похожей на себя. А актрисам тем более надо за собой следить, но очень осторожно все делать.

— Поделитесь секретами «К-2»!

— У меня свой режим дня: просыпаюсь, делаю гимнастику (сначала, чтобы проснуться). Потом несусь к холодильнику за куском льда, и лучше, если он будет уже с травами. Много лет я умываюсь только льдом. Потом — баня: один раз в неделю обязательно. Иногда я себя заставляю, но жить уже без этого не могу. Иначе не будет тонуса. А он необходим, поскольку есть востребованность меня как актрисы.

— Вот так плавно и перешли к третьему «К» — кино.

— На сегодняшний день у меня получаются две-три картины в год — и главные роли, и маленькие. Я думаю так: кого бы женщина ни играла, хочется, чтобы и бабушкой она выглядела пристойно. Я люблю работать с Александром Муратовым: прекрасный режиссер! Я у него играла очень старую даму и умирала в кадре во всей своей столетней красоте.

— А без грима можете?

— В картине «Умница-красавица» про мою героиню Женя Добровольская кричит: «Мышь, серая мышь она!» У меня там ни крошечки грима, а мне нравится: роль характерная, яркая, и пускай без грима.

— Алла, вы когда-нибудь пытались посчитать свои роли?

— Ой, и не считала, и не буду считать. Знаю, что сейчас утверждена. Это правда, сейчас я снимаюсь больше, чем раньше, но это потому, что прежде не было сериалов. Но сериал сериалу рознь. Мой любимый сериал — «На ножах», он в 90-е снят, — за главную роль в нем я получила приз на кинофестивале в Домбае. Там у меня такая трагикомическая роль — я вообще люблю характерные роли. Надеюсь на новую работу с режиссером Александром Коттом в фильме с рабочим названием «Актриса». Я играю, представь себе, народную артистку СССР. Это я, у которой нет вообще никаких званий!

— У вас нет звания? Даже заслуженной?..

— Никакого нет. А за что мне было давать? Работала в Театре киноактера, родственники во Франции. Но я к этим званиям никак не отношусь, и меня это не волнует. Иногда на концертах ведущий спрашивает: «Как вас объявлять?» Я говорю: «Просто актриса Алла Будницкая». Ну, тогда он со сцены высокопарно так произносит: «Поистине народная...» Ну, пусть я буду «поистиненародная» — в одно слово.

Знаешь, есть такое стихотворение:

«Я пережил свои желания,

Я разлюбил свои мечты».

Так, слава богу, я не пережила мечтаний своих и не разлюбила мечты. Мое счастье — это моя дочь Даша, маленькая Дашка, Сашка.

— А вас продолжают называть подружкой Пугачевой, которую вы в 80-х годах прошлого века сыграли в фильме «Женщина, которая поет»? Вы поддерживаете отношения с иконой шоу-бизнеса?

— Я не отрекаюсь от Аллы, но ужасно неприятная история у меня тут вышла. Приехала корреспондент, я ей рассказывала про свою работу в театре, в кино... Знаешь, как нас всех выгнали, у театра стоял ОМОН, и нас всех не пускали в здание. А не пускали кого? Не пускали Клару Лучко, Зину Кириенко, Нонну Мордюкову... Вот какие были времена. Еще я рассказала, что, когда работала в ресторане «Бабушка», Алла и Филипп отмечали у меня свою помолвку. И вот выходит статья, которая называется: «Она накрывала стол Пугачевой». Ну что это?..

— Это хамство я оставляю без комментария.

— У нас с Аллой и после картины складывались хорошие отношения, и такими же остаются. Я горжусь этой дружбой, но просто «столы не накрывала».

— Ваш ресторан «Бабушка» был первой ласточкой ресторанного бизнеса. А почему вы там не остались?

— Ресторан принадлежал не мне, но не в этом дело. Это адский труд, который я с удовольствием делала. Просто к этому времени я начала активно сниматься: в Москву приехали два французских режиссера — искали артистов, говорящих на языках. У меня и у Сергея Юрского свободный французский, вот мы и начали сниматься. Вышли картины «Счастье» и «Женщина на ветру». В последней я играла вместе с внуком Чарли Чаплина Джеймсом Тьере — интересная работа была.

Еще была картина «Осколок «Челленджера» — там я играла такую квадратную домоправительницу с золотыми зубами. Помню, загримировалась, вошла в студию, а режиссеры увидели меня и закричали: «Женщина, уйдите!» В общем, не узнали. Я, между прочим, в ресторане пять лет оттрубила и всех смогла в тяжелые времена прокормить.

Время было и потрясающее, и страшное. Например, посудомойками, уборщиками работали телевизионные редакторы, звукооператоры с телевидения — работы же не было. И помню, как у нас на кухне стояли такие пакетики из-под сока, и туда все складывали еду, которую не доели посетители, — это для животных. Выживали — и выжили.

Как я уже тебе сказала, я не разлюбила своих желаний и не перестаю мечтать. Вот мечтаю, например, увидеться со своим внуком Сашкой Олейниковым — ему 19, он ассистентом проходит киношколу у Феди Бондарчука на съемках «Сталинградской битвы». И главное — мои друзья. Это такая благодатная почва, чтобы были мечты!




Партнеры