Российская лошадь в Корее пришла первой

Обозреватель «МК» передает с фестиваля в Тэгу

10 июля 2012 в 18:57, просмотров: 1771

Кто выигрывает и, как следствие, пьет шампанское? Тот, кто рискует и ставит на правильную «лошадь», даже если это спектакль. Так вот два дня назад на международном фестивале в Тэгу я поставила на спектакль театра Марка Розовского «История лошади» и... выиграла. Наша «Лошадка»-то увозит из Южной Кореи целых два приза.

Российская лошадь в Корее пришла первой
Владимир Юматов — приз за лучшую мужскую роль!

Вот как это происходило. В воскресенье фестиваль завершился, а уже в понедельник вечером перед оперным театром днем раскатали красную дорожку. Над амбициями — быть не хуже Голливуда или Канн — можно сколько угодно иронизировать, но то, как организован и работает южнокорейский фестиваль, вызывает всяческое уважение. На 26 театров, 1000 артистов, а также техников работает всего 7 человек.

— Как это возможно? — спрашиваю я, мягко говоря, в удивлении исполнительного директора г-на Квак Йонг Куи. — Всего семь? А как?.. Каким же образом?

— У нас в дирекции действительно 7 человек, а волонтеров — 300. У меня даже шофер — волонтер. Все на них держится.

— За что работают ребята?

— За майку (показывает на себе) и, конечно же, смотрят спектакли.

Фестивальная машина на волонтерском ресурсе, правда, хорошо управляемом, функционирует четко, а главное — без лишних разговоров. Уносят, привозят, встречают, провожают, не ждут, когда работу сделают другие, — бросаются заткнуть любую внезапно образовавшуюся брешь. Даже капризы актеров (в том числе и наших) здесь не обсуждают: просто выполняют — гости. А вежливость и предупредительность здесь — национальная черта и, похоже, неискоренимая. На их фоне мы просто плохо воспитанные люди с вечными претензиями по любому поводу, любители поговорить и заболтать любую проблему, так и не решив ее. Но это лирическое отступление о правилах приличия и нормах поведения в обществе.

И вот по ковровой дорожке (будь неладен этот штамп) под слепящими софитами и обстрелом теле- и фотокамер идут артисты: от каждого театра по пять человек, а остальные заходят в зал оперы вместе с публикой. Театр «У Никитских ворот» представляют Татьяна Ревзина (директор), талантливый и именно «мюзикальный» артист Максим Заусалин, комичный Юрий Голубцов, героический Денис Юченков и сам Холстомер — Владимир Юматов. Без смокингов и бабочек — видно, к победе в ее протокольном виде не готовились.

Председатель жюри и президент фестиваля г-н Пак держит в руках приз: бронзовый цилиндр разрезан вдоль, и на его гладкой стороне фигурка человека с красиво поднятой ногой — надо полагать, это образ артиста мюзикла, танцующего и, возможно, поющего. Когда председатель объявил, что Гран-при получает «История лошади» из России, театр Розовского в 30 глоток закричал от радости — по сути, это награда всем: от первых и вторых ролей (Денис Юченков, Наталья Корецкая, Максим Заусалин) до массовки (Ольга Лебедева, Александр Чернявский), высококлассного музыкального трио (Ревзина — Ломаченкова — Соколов) и техников, обеспечивших безупречную работу света, звука, декораций.

— Мы благодарим вас за то, что вы открыли нам прекрасное произведение Толстого, — говорит председатель, и это особенно приятно.

Отмечены две женские роли — американка и кореянка. Первая Stasey Sargeant — за роль второго плана в мюзикле «Central avenue breakdown». Абсолютная драма в стиле джаз. Шесть музыкантов, играющих все: от свинга до бибопа — сопровождают ярко начавшуюся жизнь двух братьев-афроамериканцев. Один играет классический джаз, другой ищет новый музыкальный язык. Семейка состоит из колоритных персонажей: долговязый дядюшка с тромбоном, тетушка с крупным, живущим отдельной от тела жизнью задом, родственники, подружки братьев. Эта семейка шикарно поет дуэты, квартеты, ансамбли — с легкостью и свободой неимоверной. Голоса, движения, существование на сцене убеждают в прочности корней жанра и отличной школе. Вот тетушка Марта, то есть Stasey Sargeant, за роскошный вокал и яркую игру заслуженно получила свой приз.

Так же, как и исполнительница главной роли — звезда корейского мюзикла «Кошки» Ин Сун И вместе с партнером Син Сон У. Бродвейская версия знаменитых «Кошек» только доказывает, что в настоящее время Корея отдает приоритеты только мюзиклу. Их ставят много, повсюду, самостоятельно и с привлечением иностранных специалистов.

И вдруг — удивление, нет, потрясение! Обладателем приза за главную мужскую роль становится Владимир Юматов. Вот так неожиданность! Он растерян, обескуражен и, очевидно, в этот момент испытывает неловкость за то, что одет не по-вечернему: на нем легкая светлая рубашка, брюки в тон. А я в этот момент думаю: все-таки есть справедливость, и пусть не на родине, а за тысячи и тысячи километров награда нашла героя. Юматов — артист высокого класса. Он так играет Холстомера, что заставляет забыть первого исполнителя этой роли — великого Евгения Лебедева из БДТ. Своей игрой, выражаясь языком футбола, забивает главный гол в ворота противника. И это только одна роль, а ведь есть и другие.

На пяти московских спектаклях, сыгранных в Тэгу, практически не было русской публики. Русских здесь немного: я встретила двух студенток из Казани, которые проходят в Тэгу стажировку от электронной компании. Остальные — местные, но они удивительно реагировали на спектакль со сложным, полным драматизма текстом. Внимательно читали субтитры, сосредоточенно смотрели на сцену, пытаясь постичь непостижимое — русскую душу и людей, по разным причинам (в основном материальным) присвоившим себе право унижать. И, как дети, тут же включались в игру: если на сцене отбивают ритм лошадиной пробежки, зрители подхватывают. Ну а уж когда князь пошел вразнос под а-ля «цыганочку», тут зал зашелся.

— Ты что-нибудь поняла? — спросила я после спектакля волонтерку Джан (на самом деле ее имя намного сложнее, но для моего удобства она просит называть ее Джан).

— Да, но не всё. Мне вот понравилось, как конь в конце сказал, что человеку мало земли надо.

Правильно — всего-то три аршина, как говорил Толстой.

Тэгу.




Партнеры