«МК» публикует отрывок из новой книги Пелевина «Бэтман Аполло»

«Окончательную правду русскому человеку всегда сообщают матом»

6 марта 2013 в 12:15, просмотров: 27601

Никто столь же мастерски не интригует читателя перед самым выходом книги, как это делает Виктор Пелевин, не являющийся на тусовки и редко дающий интервью. СМИ сообщили, что новый роман писателя «Бэтман Аполло» посвящен Болотной. «МК» публикует фрагмент книги, про который пока лишь известно, что он «из самой главной части романа». Насладитесь.

«МК» публикует отрывок из новой книги Пелевина «Бэтман Аполло»
фото: Наталья Мущинкина

В последнем релизе «Эксмо» о романе четко сказано — «Ни слова про Болотную!», зато вам откроется «Тайный черный путь!». И то, и другое с восклицательными знаками. Роман про «любовь, которая сильнее смерти. Про тот свет и эту тьму. Загадки сознания и их разгадки». И тут же намекающий довесочек — про «основы вампоэкономики и гинекологию протеста»...

СКВЕРНОСЛОВИЕ

Ваш мозг – это лингвистический компьютер плюс личная киностудия. Независимо от того, хотите вы этого или нет, киностудия снимает короткие анимационные фильмы по всем поступающим в нее сценариям. Таким сценарием становится любая достигшая мозга (не обязательно даже сознания) фраза. Если кто-то говорит вам обыденное “ххххх хххх, ххххх ххххххххххх, хх твою мать во все помидоры”, вы испытываете шок и отторжение, потому что мозгу независимо от вашего желания приходится отснять и просмотреть целый порнографический сериал, где кроме вас снимается еще и ваша бедная мама в костюме богини плодородия.

Все это с огромной скоростью происходит в вашем сознании фактически на равных правах с остальной “реальностью”. Услышанное в известном смысле является настоящим магическим заклятием. Именно поэтому слова с глубокой древности не особо различались с поступками: сказав что-то, вы уже осуществили это в сознании того, кто вас слышит.

Действие мата многопланово. Избирательная активация неокортекса с помощью якобы табуированной лексики, основанной на грубых сексуальных образах, блокирует тонкие функции психики – за счет шока от вербального изнасилования в комплекте с принудительным половым возбуждением, в которое неосознанно приводится реципиент.

Дополнительным эффектом матерной речи является чувство морального падения, смешанное с удовольствием от нарушения табу. Этот фундаментальнейший ритуал как бы собирает участников происходящего (всю страну) в одном и том же провафленном мобилизационном бараке, где их уже не видит ни Бог, ни черт – а только политрук и смотрящий, которые проследовали туда вместе со своим народом.

Сознание большинства россиян устойчиво находится в этой зоне с самого детства. Не зря военные говорят, что мат – основа управления общевойсковым боем. Это еще и фундамент всей здешней культуры (не потемкинской, а реальной). Поэтому у мата в России такой сакрально-двусмысленный статус. Если какой-нибудь Майтрейя забредет в наш сектор реальности, ему придется проповедовать матом, иначе на глубоком уровне его просто никто не услышит.

Негласный консенсус относительно роли мата в русской культуре таков: следует различать бытовой мат и художественный. Первый – мерзок, второй – единственное национальное достояние русского человека, которое еще не сумели похитить те, о ком нельзя говорить. И вот теперь хотят отнять – и тянут, тянут к нему свои черные клешни, науськивают своих заливистых шавок...

Политик, который найдет способ обратиться к гражданам на замысловатом и задушевном матерном языке, получит доступ к закрытым для остальных коммуникаторов слоям психики, где бытует русская душа. Он, таким образом, будет иметь огромное преимущество перед коллегами, вынужденными говорить на кастрированном – в полном смысле – языке фальшивых общественных приличий...

Такой политик вызовет волну показного возмущения, но будет после этого восприниматься как хороший, сердечный и откровенный человек в толпе лицемеров. Он будет единственным, кто заговорит на языке правды, потому что окончательную правду русскому человеку всегда сообщают матом.

 

 



Партнеры