«Петушок» поженил оперу с балетом

Театр им. Сац воскрешает проект Дягилева

14 мая 2013 в 14:14, просмотров: 4722

Новая премьера в Детском музыкальном театре имени Наталии Сац — и снова нечто необычное. Не успел худрук театра Георгий Исаакян принять «Золотую Маску» за постановку самой первой в мире оперы «Игра о душе и теле», как еще один экзотический проект: реконструкция спектакля «Золотой Петушок», без малого100 лет назад показанный в Париже великим русским продюсером Сергеем Дягилевым, хореографом Михаилом Фокиным и художницей Наталией Гончаровой. И все это — для детей, которые с восторгом восприрнимают не только красочное зрелище, но и гениальную музыку Римского-Корсакова.

«Петушок» поженил оперу с балетом

Увертюра, которую весьма изящно исполнил оркестр под управлением дирижера Алевтины Иоффе, плавно переходит в выход Звездочета. И вот тут — первый сюрприз: на сцене появляется … элегантный Сергей Дягилев. Вернее, его «аватар» в исполнении Максима Сажина. Знаменитые усики, галстук-бабочка, цилиндр — все, как на изестном фото. Таким образом начальная реплика Звездочета (равно как и эпилог) — это привет из прошлого столетия от человека, с именем которого прочно связано понятие русского модерна.

Сегодня тот модерн — классика и традиция. И уж точно — то, что можно и нужно показывать детям. Андрис Лиепа, сорежиссер спектакля и инициатор возрождения Дягилевских «Русских сезонов» (в июле этого года уже в шестой раз пройдут мировые гастроли «Русских сезонов XXI века в Тhéâtre des Champs-Élysées в Париже) вместе с Георгием Исаакяном соединили реконструкцию с новыми оригинальными решениями. Сценография и костюмы при помощи художника Вячеслава Окунева, практически, точно воспроиведены. Хореографию восстановить было невозможно, но хореограф Гали Абайдулов стилизовал пластический и танцевальный рисунок. Полностью реконструирована и концепция синтеза оперы и балета: певцы (в строгих концертных костюмах) стоят по краям сцены, академично комментируя и озвучивая то, что в красивейших и веселых декорациях, ярких лубочных костюмах, с подчеркнутыми бутафорскими бородами и париками исполняют танцоры-скоморохи. И лишь иногда, в наиболее важных в драматургии оперы (Римский-Корсаков все-таки написал именно оперу) эпизодах, балет деликатно исчезает и предоставляет возможность певцам взять все внимание на себя. Певцы того заслуживают: очень хороша работа Александра Цилинко (Додон). Николай Петренко (Полкан) создает безумно смешной, гротескный образ строго по ремарке: говорит, как ругается. Вполне справилась со сложнейшей партией Шемаханской царицы Олеся Титенко. Выразительны были Зарина Самадова (Петушок) и Наталья Елисеева (Амелфа). Ну а Максим Сажин (Звездочет) приятно поразил необыновенным тембром тенора-альтино с яркими, убедительным верхами.

Балетные альтер-эго персонажей тоже были весьма симпатичны. Детям, конечно, больше всех по душе пришлись комичный Царь Додон (Олег Фомин), буквально летающий Золотой Петушок (Павел Окунев) и красавица Шемаханская царица (Наталия Савельева). Эту партию, кстати, в парижской версии станцует Ильзе Лиепа. В последней сцене, когда появившийся во время свадебного шествия Звездочет уже готов был затребовать свой «гонорар» в виде Шемаханской царицы, в зале раздался понимающий детский голос: «Тоже влюбился...»

Дети — они ведь все-все понимают.



Партнеры