Тото Кутуньо: «Я плохо понимал, о чем поют, но хорошо чувствовал музыку»

Маэстро раскрыл «МК» один из секретов своего счастья

28 июля 2013 в 12:45, просмотров: 8231

Настоящий итальянец остается таковым в любой стране мира. На конкурсе «Новая Волна» Тото Кутуньо делал все, что требуется от сердцееда, галантного мужчины и кумира всех женщин бывшего СССР. Он целовал в щеки молоденьких старлеток и дам в возрасте, пел песни, от которых наворачивались ностальгические слезы, сверкал бриллиантовой серьгой в ухе и радовал грацией, редко ожидаемой от мужчин за семьдесят.

Тото Кутуньо: «Я плохо понимал, о чем поют, но хорошо чувствовал музыку»
фото: Лилия Шарловская
Тото Кутуньо

В жюри он занимал место подавшего в «отставку» Раймонда Паулса – в буквальном смысле слова, сидя рядом с председателем жюри, композитором и отцом-основателем «Новой волны» Игорем Крутым. По факту же придал судейской кампании солидный международный статус, но, если его хиты “L’Italiano” и “Salut” вызывали у публики безоговорочный восторг, то оценки часто обескураживали ту же самую восторженную публику, и она пару раз даже освистала маэстро за жесткую правду. Однако, г-н Кутуньо сохранял невозмутимость и всем своим поведением демонстрировал принципиальную беспристрастность, продолжая выставлять баллы не за «красивые глаза», а по результату, который считал справедливым. И если в один из дней он отшлепал одних из фаворитов конкурса грузинку Саломе и московских музэстетов Fruktы «восьмерками» и «девятками», то в другой день наградил их же высшими 11 баллами. В общем, внес заметное оживление в общий процесс, несмотря на визуальную флегматичность, и в каком-то смысле заменил не столько Раймонда Паулса, сколько Илью Лагутенко, который в одну из прошлых «Волн» как-раз играл в жюри роль скандального анфан-террибль. «ЗД» обратилась к маэстро с вопросами и получила на них вполне вменяемые ответы.

- Как член жюри вы конечно должны сохранять объективность, но даже те, кто оценивает конкурсантов уже не первый год, быстро выделяют любимчиков. Кто из конкурсантов понравился лично вам?

- Мне сразу понравился кубинец Роберто Кел Торрес, как и девушка из Грузии. Вин Хуат из Вьетнама тоже запомнился уже после первого выступления. И вообще все 16 конкурсантов очень радуют своими голосами и артистизмом. Они большие таланты.

фото: Лилия Шарловская

- Но оценки вы ставите всем разные. Вот, например на втором конкурсном дне дали совсем немного балов Саломе Катамадзе из Грузии. Судейство для вас – тяжелый труд?

- Выступать на сцене мне гораздо легче, чем судить. К тому же я не понимаю русских текстов и мне приходится выражать свое мнение, отталкиваясь только от музыки, и от того, сколько эмоций вкладывает артист в исполнение песни. Поэтому мое мнение и может отличаться от других судей.

- За вашу долгую музыкальную карьеру вы написали множество песен, которым подпевают миллионы людей во всем мире. А вы сами бываете очарованы песнями других авторов настолько, чтобы им подпевать?

- Конечно. Их такой большой выбор! Стиви Уандер, Майкл Джексон, и конечно The Beatles, которые на мой взгляд навсегда останутся невероятным феноменом в истории музыки. Вообще нам композиторам непросто. Нот у нас всего семь нот и песни часто напоминают уже те, что были написаны кем-то и когда-то ранее. Эта ситуация никогда не изменится. Разве что музыкальные технологии станут еще совершеннее.

- Ваши песни очень любят в России, и это, видимо, говорит о том, что вы разгадали секрет русской души. В чем он заключается, на ваш взгляд?

- Наверное, дело здесь не только в русской душе, но и в самой итальянской музыке. Я часто задаю себе вопрос, почему мои песни популярны во многих странах мира. И мне кажется, что мне помогают итальянские музыкальные традиции. В каждом регионе Италии есть своя музыкальная культура, оперы Верди, Пуччини, Доницетти стали мировым достоянием, наш мелодизм просто не может не нравится. Хотя к России у меня все же особенное отношение. Она стала для меня вторым домом, и всякий раз, когда я приезжаю к вам в гости, чувствую себя счастливым человеком.



Партнеры