«Новая волна» вспенилась гимном «натуралов»

Конкурс в Юрмале признан «музыкальной революцией»

28.07.2013 в 17:17, просмотров: 14411

Вчера в Юрмале торжественно закрылся 12-й международный конкурс исполнителей популярной музыки «Новая Волна». После трех напряженных конкурсных туров и пяти фестивальных концертов звездных гостей, вспоминавших на все лады предмудрости подзабытого для многих живого звука, жюри объявило результаты. И, пожалуй, впервые за последние годы итоги вызвали у зрителей и наблюдателей практически единодушное одобрение — настолько совпала их волна восприятия конкурсантов с коллективным вердиктом профессиональных «оценщиков» из жюри.

«Новая волна» вспенилась гимном «натуралов»
фото: Лилия Шарловская
Победитель "Новой волны" и корреспондент "МК"

С минимальным отрывом, но с максимально восторженным приемом у публики победил кубинец Роберто Кель Торрес, набрав в сумме трех туров 357 баллов. «Грузинская Селин Дион» Саломе Катамадзе готова была на финальном вираже оттеснить не менее голосистого кубинца на обочину победы, но осталась с 356 баллами на втором месте. Экзотический вьетнамский музыкальный модник, затейливый мастер лупинга и клавишных трюков Вин Хуат вполне заслуженно разместился с 354 баллами на почетной третьей позиции.

Есть поводы для радости и у России. Несмотря на внушительную депутацию, никто не занял призового места, почти все они стали весьма заметными открытиями конкурса – и группа Fruktы (6-е место), и Юлия Терещенко с Арсением Бородиным (экс-солистом популярной группы «Челси») которые разделили 4-е место с 352 баллами. Ребята выступили ярко и убедительно и справедливо получили спецпризы: Юля от канала «Муз ТВ», а Арсений – приз зрительских симпатий . Несомненно, это прекрасная веха в артистической карьере многообещающих артистов.

Став одним из самых трогательных любимчиков конкурса с ласковым прозвищем Винни Пух, вьетнамец Вин Хуат был несказанно рад своему призовому месту и свалившимся на него пусть и не 50 (как у победителя), но 20 тысячам евро. «Во-первых, я заплачу переводчице, — делился он радостью с «МК», — во-вторых, продюсеру, в-третьих… Наверное, на «в-третьих» уже ничего и не останется», — и залился своим неподражаемым смехом. Серебряная призерша Саломе была значительно серьезнее, но не менее счастлива и прочитала нам маленькую лекцию о современном положении дел на грузинской эстраде:

— Некоторое время музыкальный бизнес в Грузии спал, но сейчас он просыпается. Конечно, у нас есть Тамара Гвердцители, Нани Брегвадзе, Вахтанг Кикабидзе и другие знаменитые артисты, но появляются и другие. Причем они работают не в ретро-стиле, и каждый из них пытается никому не подражать. Надеюсь, скоро вы обо всех нас услышите...

***

Тем временем член жюри и поп-звезда Валерия заявила о произошедшей на «Новой Волне» «настоящей музыкальной революции». Помимо «сильного и достойного» конкурса певица имела в виду прежде всего «стопроцентно живой формат», распространенный организаторами и на выступления звездных гостей. Многие артисты в этой ситуации, по мнению Валерии, и не ее одной, «раскрылись по-новому и с совершенно неожиданной стороны». Впрочем, это не касалось Димы Билана, который в живом звуке живет уверенно годами, а в этот раз лишь подтвердил «пробу» большой презентацией на официальном afterparty «Новой Волны» и премьерой нового хита «Малыш», из которой усилиями и фантазией модного режиссера Олега Боднарчука было устроено высокотехнологичное чудо в телеэфире с компьютерными дворцами и водопадами. Радость Диминого продюсера Яны Рудковской, ослеплявшей Юрмалу изысканной стильностью нарядов, омрачали лишь новости из Москвы, где в пятницу вынесли приговор ее бывшему мужу Виктору Батурину. Несмотря на прошлые ужасы скандального развода, лицо Яны несло на себе печать сострадания: «Семь лет в тюрьме! По-человечески мне его очень жаль! И дети ведь остались без отца!» — вздыхала Яна...

Среди откровений, порожденных живым звуком, самым неожиданным, с налетом героического преодоления, стало выступление Бориса Моисеева с премьерным номером «Живи!». Публика внимала былому «Дитя порока» затаив дыхание и взорвалась оглушительной овацией. Боря был пронзителен, статичен, высокопарен и бесконечно трогателен. Кураж и эпатаж, в его привычном понимании, сменились степенным трагизмом, но без изысканного юморка все равно не обошлось, когда в финале номера артист развернулся к залу спиной, и все увидели на розовом пиджаке надпись большими зелеными буквами «Поем живьем!».

 

С изысканностью, правда, удалось не всем. За пару номеров до Моисеева, когда Григорий Лепс блистательно перепевал гребенщиковский нетленный «Никотин», его визави Тимати затянул в дуэте нервным речитативом, как ему, наверное, казалось, крутую отсебятину: «Спасибо Богу, что мы натуралы!». Неожиданное прочтение классики в стиле «не пришей кобыле хвост» вызвало у многих вопрос – чем вызван столь болезненный и неугасаемый интерес Тимати к пикантной теме? Что, или кто не дает ему покоя? Однако, спасибо Богу, что другие артисты не благодарили Всевышнего со сцены за свои сексуальные ориентации. А то бы вышел не конкурс песни, а сущий разноформатный микс-парад скабрезных деклараций.

Николай Басков залетел в Юрмалу лишь на пару часов, аккурат к своему выходу на торжественном закрытии конкурса, в то время, как в аэропорту его ждал частный самолет с включенными двигателями. Соловья рвут на части в разных концах Земли. Он не без любопытства разглядывал своего картонного двойника, с которым «забавлялся» в один из вечеров ведущий концерта Владимир Зеленский, как и с другими его картонными коллегами – Анастасией Волочковой и сразу тремя Киркоровыми. Второпях, впрочем, Николай не вник в сарказм шутки о «картонных людях из фанеры», но вживую пел отменно и лишь пожалел, что не встретил «друга Филиппа», который «лишь украсил бы праздник». Отстутствие второй год подряд Киркорова связано, впрочем, не с премудростями живого звука, которыми поп-короля вряд ли испугаешь, а, скорее всего, с присутствием все того же «бесноватого» Тимати, рядом с которым, после громкого скандала, поп-король пообещал не садиться ни на одном поле. Возможно, эта разлука и вызывает душевные травмы у рэпера, кажется, сошедшего уже с ума на теме сексуальных ориентаций в своем «концепутальном» творчестве.  

«Боже, какой мужчина!»

Мегахит Натали «Боже, какой мужчина!» на торжественном закрытии звучал, по сути, рефреном к итогам конкурса, встреченным, особенно женской частью публики, прямо-таки истерической вакханалией, как только триумфатором ивента объявили кубинца Роберто Кель Торреса. Кажется, наши женщины наконец дождались нового властителя своих умов и сердец! «МК» поспешил к победителю с поздравлениями.

— Роберто, это твой первый конкурс, и сразу победа, причем из зала было ощущение, что далась она тебе очень легко. Это так?

— Я был готов ко всем трудностям. Мои секреты очень простые: когда есть свободное время, нужно отдыхать, а на сцене концентрироваться. Это яркое шоу, на котором каждый должен показать все что умеет.

— Ты родился на Кубе, но уже десять лет живешь в Германии. Как тебе вообще пришла в голову идея принять участие в конкурсе, который ни к Кубе, ни к Германии не имеет никакого отношения?

— В Германии живет много русских, и среди них «Новая Волна» очень популярна. Я часто работаю с русскими, и вот продюсер Брэндон Стоун пригласил меня в Юрмалу.

— У тебя ведь оперное образование…

— Да, на Кубе я четыре года работал как оперный певец. Это очень мне помогло в технике вокала, но сам себя я никогда оперным певцом не ощущал и больших планов не строил. С детства любил романтическую музыку, обожал баллады, очень хотел их петь, и мне пришлось перепробовать самые разные жанры. Когда я переехал в Германию, то мне, как кубинцу, разумеется, предложили исполнять сальсу. А я в этом жанре себя совсем не видел, но пришлось выступать. Потом я начал перепевать мировые хиты на разных языках: английском, итальянском, иврите. На русском я тоже люблю петь.

— Неужели?! И какие песни?

— Мне очень нравятся песни Софии Ротару, Авраама Руссо, Николая Баскова.

— Значит, песня «Любимая моя» на русском, которую ты исполнял на конкурсе, не первый раз для тебя?

— Нет, уже был опыт. Но все равно тяжело. Музыку к ней я написал сам, а с текстом помог Брэндон. Я очень волновался по поводу произношения. Эти строчки даже во сне все время проговаривал, а потом в ужасе просыпался и продолжал это делать наяву.

— Хотя у тебя русская жена, Людмила, не так ли? Она помогала?

— Очень… Ну вот, вы раскрыли все мои секреты.

— Не мы, так другие бы это сделали! Теперь ей придется тебя делить со всеми юрмальскими женщинами, которых ты очаровал еще на первом выступлении…

— Ну, это же работа, моя жена все хорошо понимает. А почему только женщины? Ко мне за автографами и совсем маленькие дети подходят, и мужчины. Так что в Юрмале у меня остается много друзей.

— На Кубе вообще в курсе, что ты герой «Новой Волны»?

— Официально я никому ничего не говорил, но каждый день получаю эсэмэски и письма в «Фейсбуке» от кубинцев. Наверное, они меня смотрят где-то, может, в Интернете, не обязательно на Кубе, может, у кого-то есть русские друзья, и они им сообщили, но это все равно приятно. Они пишут, что очень мной гордятся.

— Ты повезешь свой почетный трофей на родину?

— У меня пока нет таких планов, хотя не исключено, что какой-нибудь культурный департамент на Кубе и отреагирует на мое первое место.

— Члены жюри ставили тебе самые высокие оценки. Что ты чувствовал в эти моменты?

— Я вспоминал своего отца. Он тоже был певцом, но умер четыре месяца назад. Все свои выступления и успехи здесь я посвящал ему и надеюсь, он мной доволен.

 Юрмала.