Александр Сокуров поддержал запрет мата в кино, но извинил Тарантино

«Откройте ворота — и министр иностранных дел начнет прилюдно материться»

29.04.2014 в 21:38, просмотров: 4781

Новость дня — Совет Федерации одобрил закон о запрете мата в кино, театре, на концертах, зрелищных мероприятиях. Мало того: если Путин закон подпишет и тот вступит в силу с 1 июля, то Минкульт вообще прекратит выдачу прокатных удостоверений тем лентам, в которых содержится нецензурная лексика. И такие фильмы официально не будут считаться национальными — что затруднит, например, вручение им какой-нибудь национальной премии. То есть фунт презрения, ноль зрительского внимания: за показ «бранного» фильма без удостоверения — штраф до 100 тысяч рублей...

Александр Сокуров поддержал запрет мата в кино, но извинил Тарантино
фото: Александр Астафьев

На днях все мы были свидетелями активного протеста театральных деятелей, назвавших новый гениальный закон чуть ли не «словоблудием». Теперь решили спросить о «бранных гонениях» у наших кинематографистов. Это удивительно, но традиционных в либеральной среде «отторжений» закон о запрете брани не вызвал.

Первым делом позвонили Александру СОКУРОВУ

— Не могу быть судьей своим коллегам, но для меня употребление брани в публичных художественных произведениях НЕВОЗМОЖНО. Мат — это мужская стилистика, сугубо мужские отношения в закрытом мужском сообществе.

— Только лишь?

— По сути своей — да. Это мужская речь. И когда я слышу эти эскапады в произведениях искусства (имея ввиду нынешнее кино), то чувствую себя очень неловко. Тем более, если рядом в зале сидит, например, женщина. Для меня это неправильно. Все мое эстетическое чувство этому противится.

— Да, но все говорят о фильмах Тарантино, о «Криминальном чтиве», где всё это как бы «в стиле».

Это вопрос о допусках, которые позволяет себе каждый художник. Переступишь ты через границу или нет. Я не решаюсь. Мат — это не мой стиль, не моя речь... как русский человек я — против.

01:29

— А ваши знаменитые соавторы-сценаристы, скажем, Юрий Арабов, никогда не позволяли себе даже на бумаге?..

— И даже намека не было. Да никакой необходимости в этом нет — ведь художественные возможности столь грандиозны и разнообразны!

— Да, но вы говорите о самоцензуре. Но неужели эта проблема настолько назрела, что непременно нужен целый закон?

— Ну... единственное могу сказать, что я бы советовал своим коллегам НЕ переступать эту черту. Потому что получается так, что общество начинает от них (деятелей культуры) защищаться. Пример Тарантино — совсем иной. Сквернословие в картинах Тарантино (не к столу будет сказано об этом кровопийце) — это детский лепет по сравнению с тем, что звучит из уст русских героев в русских фильмах. Вариации бранной лексики у нас настолько безграничны, что стоит только открыть эти границы, — мат станет обыденной речью. А это ужасно. И вы поймите, что мат — это самый легкий путь к созданию некого эффектного и контрастного выражения чувств актеров. Мне этот путь неинтересен.

— Да, но все кивают на жизнь — мол, чего прятаться, «если в жизни так».

— Товарищи, но тогда не нужны нам ни кино, ни театр: давайте просто смотреть на жизнь, она нам всё покажет. Нет же. Задача художника — как раз отбирать из этой жизни глубокую художественную суть. А просто транслировать мат... ну добьетесь вы, что он станет обыденной публичной речью всех русских людей, при том, что уровень культуры наш и так очень низок. Откройте ворота мату — всё окончательно обрушится, и вы не спасете положения. Матом начнут говорить прилюдно дипломаты, министр иностранных дел, милиционеры, продавцы в магазине, дети, врачи в поликлинике будут матом вести прием населения, не стесняясь. Это будет такая форма гражданской войны. Тут же возникнут проблемы на национальной почве.

— Что вы имеете в виду?

— Ну посмотрите, как кавказские ребята владеют русским матом — ЧТО они туда вкладывают на самом деле, и за что они презирают русских людей и русских женщин, переходящих границу сквернословия, которую невозможно перейти в других национальных образованиях. Мы ж не живем с вами в русской национальной культуре. Мы живем среди многообразия культур, это надо помнить. Россия — великая страна, и не своим размером, но по могуществу и значимости... и ни в коем случае нельзя стирать границы деликатности. А иначе — святых выноси. Так что первая задача русского народа — защищать свою языковую культуру...

— То есть закон вы считаете верным?

— По крайней мере, протестовать против него не буду. Не могу и не буду.

Солидарен с Сокуровым оказался и Александр МИТТА:

— Итак, мат в кино, по сути, запретили...

— Ну что — нормально... В жизни и так много нецензурной лексики за пределами кино. В моих фильмах мата никогда не было. Так что — ничего страшного...

— Да, но неужели эта проблема так назрела...

- Назрела? Да нет абсолютно! Они просто хотят что-то сделать для кино, ничего не делая. То есть, если ты запрещаешь что-то, то ты теперь «важный человек». А никакой реальной заботы нет. У нас главная проблема — нет государственных кинотеатров, где шли бы российские семейные фильмы (которые бы смотрели и взрослые, и дети). Но этим же заниматься надо! А тут запретили — и вроде дело. Ерунда. Вокруг столько мата, что в темном зале он проходит совершенно незаметно. Но ничего плохого не будет, если запретят. Хотя... и ничего для кино хорошего тоже. Болтовня одна. Пустая болтовня.



Партнеры