В Москве легализовали настенную живопись

В День города стартует Первая биеннале уличного искусства

4 сентября 2014 в 16:13, просмотров: 2693

867-летие Москвы город отметит множеством ярких событий. Но одно из них определенно войдет в историю — речь о Первой биеннале уличного искусства. Для России стрит-арт — совсем молодое движение, и многие его участники, подобно легендарному художнику-невидимке Бэнкси, предпочитают оставаться в тени, ведь их росписи  городских зданий по закону считаются вандализмом. Нынешняя биеннале станется одной из первых системных попыток легализовать уличное искусство и поставить его на службу городу.

В Москве легализовали настенную живопись
Предоставлено биеннале

Фестивальная история стрит-арта в России началась всего несколько лет назад — с петербургских смотров «Граффест», «Артстена» и московского «Most», но этот год для художников улиц поистине золотой: в северной столице мастера граффити несколько месяцев назад получили собственный музей, а в Москве — отдельную биеннале «Артмосфера».

Эпицентром ее станет центр дизайна Artplay — в его залах будет возведен целый мегаполис, который заполнят работы уличных художников: графика, инсталляции, скульптуры и монументальная живопись. Представить, как бы выглядела Москва, будь она отдана в полное распоряжение стрит-артистам, помогут 45 иностранных художников. Среди них есть признанные звезды стрит-арта. Например, французский «фотограффист» JR, который, как и большинство уличных художников, скрывает свое полное имя. В арт-среде его нарекли «Картье Брессоном ХХI века» — за ошеломляющие снимки, превращающие целые кварталы в характерные фотопортреты. Или Агостино Якурчи — итальянский мастер, способный поражать своим мультипликационным видением мира и наивных детей (для алжирской школы сделал фреску высотой более 300 метров), и матерых преступников (украсил двор тюрьмы Rebibbia двумя огромными работами). Приедет даже гостья из США — Марта Купер, знаменитый фотохроникер уличного искусства 1980-х. Однако «Артмосфера» не ограничится только пространством Artplay — художники, как западные, так и наши, преобразят фасады домов в разных точках Москвы. Среди известных адресов — улицы Шверника, 13, Профсоюзная, 61, Красная Пресня, 6/2, Восточная, 1, 12-й проезд Марьиной Рощи, 8, 1-я Ямская, 15/17, но будут и сюрпризы — некоторые места активности стрит-артистов держатся в секрете. Заметим, в биеннале примут участие авторы из 15 стран — в том числе из Польши и Украины.

Отдельное внимание уделено специальной программе — в ее активе четыре проекта. Один из них уже радует москвичей — это проект «Линия искусства. Маршрут вежливости», в рамках которого художники расписали «букашек» — троллейбусы «Бк», что следуют по Садовому кольцу. Другой проект — «Фрагмент» в музеях Москвы — представляет самое нелегальное направление стрит-арта — бомбинг. Его приверженцы, бомберы, творят исключительно под покровом ночи, чтобы не быть пойманными, и теперь они впервые готовы раскрыть секреты своей работы при свете дня. Еще одна выставка открывается на «Винзаводе»: проект «Долгое завтра», отсылающий к одноименному роману американки Ли Дуглас Брэкетт, действие которого происходит в постъядерном мире, задается вопросами: всегда ли технологии несут благо и должен ли прогресс быть основан только на технологическом развитии или есть что-то еще, более важное? Еще более интеллектуальная выставка стартует в Музее архитектуры им. Щусева. «СтритАрх» включает в себя два раздела: первый показывает монументальные проекты советской эпохи (1950–1980-е), которые должны были украсить улицы города, но так и не были воплощены в жизнь, второй — работы современных стрит-артистов. Тем самым выставка задается вопросом о прошлом и будущем уличного искусства, а главное — его статусе. О том, может ли самое свободное направление в искусстве существовать в рамках закона и оставаться таким же независимым, мы беседуем с куратором выставки «СтритАрх» Дмитрием Алексеевым:

— В советское время заказчиком был город, поэтому над художниками довлела определенная идеология. Сейчас художники свободны. Но как только город становится заказчиком уличного искусства, в ту же секунду выбираются определенные темы, вступают в силу некие ограничения — и искусство перестает быть свободным. Это не значит, что оно перестает быть красивым, дело в том, что оно приближается к монументальной пропаганде, потому что это фактически заказ.

— На вашей выставке есть ограничения?

— Конечно, обнаженную натуру давать нельзя, резкие высказывания нельзя, политику нельзя. Но это свойство не только наших фестивалей. На западных тоже свои ограничения. Только в Европе мышление шире, чем у наших чиновников, которые принимают решение. Там это определенная политика — уличное искусство должно быть идеально вписано в городскую среду и делается, скажем так, на вырост — с учетом градостроения, развития района и города в целом. У нас все это делается случайно: «давайте здесь», «давайте», «почему», «здесь согласовали, а там нет». Вот, например, нью-йоркская подземка. Там целый путь внедрения произведений искусства в публичное место. Делаются эскизы, тестовые макеты, проверяется реакция людей. Если люди принимают, то реализуется проект. Но бывает, что не принимают.

— Нет ли раскола в среде стрит-артистов из-за того, что одни готовы сотрудничать с городскими властями, а другие не собираются жертвовать свободой творчества?

— Безусловно. Любая художественная среда подвержена расслоению. Кто-то осуждает художников, которые принимают участие в фестивалях, и считает, что это удар по свободе, — я хорошо их понимаю. С другой стороны, например, участвующая в нашей выставке команда Zuk Club принимает участие в фестивалях и делает прекрасные качественные работы, которые делают город более современным. Но если ты хочешь делать независимое искусство — у тебя для этого есть весь город.

— Но при этом ты останешься вне закона…

— Да, но это нормально для нашей жизни. Мы ведь не все делаем в рамках закона, где-то остается кусок себя. Город — это палитра, где очень много красок, и это хорошо, должно быть все.

Биеннале уличного искусства продлится до 20 октября.



Партнеры