В Петербурге прошла коронация Николая II

Алексей Учитель: «Это не кино – это живопись»

10 октября 2014 в 20:20, просмотров: 6466

Съемки масштабной исторической драмы Алексея Учителя «Матильда», что полным ходом идут в Петербурге, сами по себе – полноценный фильм. В нем есть лихой сюжет: группа людей окунается в прошлое, чтобы своими глазами увидеть переломные годы в истории России. Мощные спецэффекты – вроде воссозданного в натуральную величину внутреннего убранства Успенского собора московского Кремля. И есть интрига – режиссер до сих пор скрывает имя главной героини. Той, кому предстоит воплотить на экране образ легендарной балерины и возлюбленной Николая II – Матильды Кшесинской.

В Петербурге прошла коронация Николая II
Фото со съемок фильма "Матильда". Сцена коронации Николая II (предоставлено студией "Рок")

Петербург. Наши дни. Самое обычное утро. Таксист, следуя указаниям навигатора, съезжает с Коломяжского проспекта, а дальше разводит руками. Заданный адрес на деле оказывается огромной территорией, заставленной заводами. Останавливаемся у проходной одного из них.

- Учитель? Нет, у нас он снимал вчера, а вам надо вернуться чуть назад и повернуть направо, в арку.

Охранник прав – где только Учитель не снимал. Ради «Матильды» в Петербурге и окрестностях открывают любые двери. Будь то дворцы - Екатерининский, Юсуповский, Александровский - или храмы искусств. Так, Валерий Гергиев лично контролирует, чтобы съемка всех сцен внутри Мариинского театра прошла на должном уровне.

Наконец, попадаем на территорию нужного завода. Здесь, между невзрачными стенами и длинными машинами с киносъемочной техникой, сверкают золотыми и серебряными нитями генеральские и штатские мундиры, переливаются гранями диадемы заморских принцесс. Это вышли на улицу покурить гости коронации императора Николая II. Язык не поворачивается назвать все это великолепие массовкой. В каждый из костюмов (сегодня в кадре их больше трехсот, всего же для фильма сшито свыше пяти тысяч) художником Надеждой Васильевой вложено слишком много сил. Над облачением героев в прямом смысле слова трудились всем миром. Вышивка делалась в Торжке и Москве. Мантии священников – в Екатеринбурге. Парадные шлемы – в Англии. Вышивка серебряной и золотой канителью – в Индии. Там над каждым мундиром и платьем работали семьями, по семь человек за раз, причем по индийским традициям – исключительно мужчины. Наконец, бахрому для эполетов заказывали в Пакистане – единственной стране, где эполеты используются в регулярной армии по сей день. В результате платья главных героев весят порой свыше двадцати килограммов. Это если не считать длинный парадный шлейф, так же вышитый серебряной нитью.

Впрочем, ни Ингеборга Дапкунайте (Мария Федоровна, мать императора), ни Луиза Вольфрам (Александра Федоровна, жена императора) не тяготятся ношей. Наоборот, готовы часами репетировать один и тот же проход. Лишь бы угодить Алексею Учителю и его оператору, живому классику Юрию Клименко, для которого этот проект – настоящее операторское счастье. Съемочная группа не только работает в реальных интерьерах, в которых жили и бывали члены императорской семьи. Она еще и реконструирует те сцены, которые еще никогда не появлялись в российском кино. Вроде дореволюционных балетов на сцене Большого и Мариинки, бала-маскарада в Екатерининском дворце, а также сцены давки на Ходынском поле и коронации Николая II.

Внутреннее убранство Успенского собора Кремля, построенного в натуральную величину, – результат выдающихся усилий еще одного человека, главного художника-постановщика картины Веры Зелинской. Отсматривая очередной дубль, откинувшись на спинку режиссерского кресла, Алексей Учитель так и скажет:

- Это не кино – это живопись!

Стоит добавить сюда немного дыма, пустить мощный свет снаружи и поставить фонограмму церковного хора, как помещение оживает. Все триста человек, как по команде, выпрямляют спины и замирают. Следят за судьбоносным продвижением высокой статной фигуры Николая II к престолу.

Николай – немецкий актер с, как говорит режиссер, «удивительно русским лицом». Ларс Эдингер, как и Луиза Вольфрам, – звезда берлинского театра «Шаубюне» Томаса Остермайера. Причем Томас тоже сыграет в фильме одну из ролей – доктора Фишеля, фаворита императрицы и одного из предшественников Григория Распутина. Ларс с марта этого года усиленно учит русский язык и в кадре тоже говорит на русском, хотя между дублями по-прежнему общается с Учителем через переводчика. Спокойный, вежливый, точный, он с большим вниманием относится к каждой детали. Оттого все атрибуты принадлежности к царской семье выглядят на нем как родные. Будь то императорская корона, изготовленная из благородных цветных металлов и искусственных алмазов. Или с той же тщательностью воссозданная цепь Андрея Первозванного, скипетр и держава.

А вот главное его украшение – балерина Матильда Кшесинская – пока остается за кадром.

- Я правда не могу сказать, кто это, - смеется режиссер. – Таковы условия контракта. По нашей идее, мы должны сохранить этот секрет до самого выхода картины. Но вы же сами видели, сколько здесь людей – обязательно кто-нибудь донесет раньше (смеется).



Партнеры