В Большом театре прошли гастроли Нидерландского театра танца

Эффект бабочки

6 июля 2015 в 17:04, просмотров: 3469

Нидерландский театр танца во всем мире известен своей аббревиатурой - NDT-1 и слывет одной из самых продвинутых компаний в мире современной хореографии. Гастроли труппы, что прошли на Исторической и Новой сцене Большого театра эту репутацию подтвердили и отчасти укрепили. Но главная интрига гастролей в том, что хореографы – Пол Лайфут и Соль Леон на следующий сезон поставят в Большом один из своих балетов, что заставило попристальней вглядеться в постановщиков.

В Большом театре прошли гастроли Нидерландского театра танца
Фото: bolshoi.ru.

Всемирную известность и устойчивую репутацию законодателя мод в современном танце труппа имеет благодаря двум гениям сразу: одному из своих основателей и первых директоров театра, патриарху европейского балета Хансу Ван Манену, и Иржи Килиану. Отошедший от дел в 2009 году Килиан руководил NDT с 1975 года, и собственно определил более 30 лет назад новое направление поиска в этой компании и сформировал новое поколение хореографов. Начо Дуато, Охад Нахарин, Александр Экман, и многие другие – все отсюда.

Теперешний худрук NDT Пол Лайтфут и его постоянный соавтор Соль Леон – новые кумиры совсем ещё зеленой хореографической молодежи. Им часто пытаются подражать и начинающие хореографы в России. Мир их хореографии удивителен и не обычен, сплетен из реализма, бытовых подробностей и самой вдохновенной метафизики. Все балеты имеют посвящения и их названия непременно начинаются на латинскую букву «S»… Может от имени испанки – Соль, жены Лайфута, вместе с которой он сочиняет балеты с 1991 года?

В их работах идет постоянный пластический поиск чего-то необычного и нового. Перед нами не чистая абстракция, как у других современных авторов - здесь танец не сводится просто к движениям танцовщиков, всегда создается какой-то образ. Как и во всех современных балетах – смысл тут каждый зритель волен вкладывать свой. Но, что особенно важно, балеты эти многозначны, как говорят сами хореографы «выражают невыразимое» и всегда оставляют ощущение долгого послевкусия. В их структуре заложены бесконечно расширяющиеся смысловые значения.

Фото: bolshoi.ru.

А два балета первой программы показанной на Исторической сцене Большого театра («Томление» и «Бабочка») вообще по сути один спектакль: в них одни и те же герои, да и границы между первым и вторым, практически нет никакой: не смотря на объявленный «антракт», зрители практически не расходились, ибо такого им видеть раньше явно не приходилось: во время перерыва танцовщик в белых брюках (из программки узнаем, что это швед, и зовут его Силас Хенриксен) как и вначале только что вроде закончившегося первого балета как ни в чем не бывало продолжал сидеть в позе йога. Сзади него спокойно прохаживаются монтировщики, готовя сцену к другому балету, а парень много минут спустя только встанет и медленно-медленно пойдет к кулисам – идет долго, почти половину антракта.

Видимо этот спектакль – визитная карточка хореографов – его они уже привозили почти два года назад на гастроли в Мариинский театр. Не удивительно, что его же показали и в Большом – впечатление он оставляет совершенно колдовское.

Первая часть - балет под названием Sehnsucht на музыку Бетховена - сочинение 2009 года. Слово означает «сильное желание» или «вожделение», а также переводится как «тоска», «ностальгия». На сцене в световом круге в позе йога сидит танцовщик. Сзади него на фоне черного пространства квадратный проем, который представляет собой вмонтированную в черный задник залитую белым светом комнату очень похожую на куб. Тут находится мужчина. Рядом с ним на маленький столик склонилась девушка. Сначала танцует парень, тот, который сидел на сцене. Балет построен как его воспоминаниях, а посвящен он отцам хореографов – Джоакину Леону и Дейвиду Лайтфуту. Как поясняют сами авторы, «мы исследуем эволюционирующие свойства жизни, естества и одной из самых сильных связей: родитель и ребенок».

А дальше на сцене происходит нечто запредельно-нереальное. Влюбленная парочка в белом кубе (по-видимому отец и мать белобрысого мальчика, который погружен в воспоминания и сидит в раздумьях перед кубом на сцене) как у Шагала, кажется, парит в невесомости, и пытается вылететь в окно. Такой эффект создает комната, которая начинает переворачиваться… Неожиданно, рывками, в разные стороны… Так, что в какое-то мгновение стул, стол, лампа на столе и сидящая за столом девушка окажется прямо на стене, а при следующем повороте на потолке - создавая метафору перевернутой вверх дном жизни. В конце первой части балета в широко распахнутую в комнате дверь, в отрывшуюся за ней черноту, мужчина уходит. Женщина остается одна… Как мы уже говорили, конца у балета не будет вовсе – он плавно перетекает во второй, который задуман как продолжение и создан годом позже. Мировая премьера балета Schmetterling («Бабочка») состоялась в 2010 году. На смену Бетховену здесь приходит уже ультра-современная музыка - песни из альбома «69 Lowe Songs» группы The Magnetic Fields и Макса Рихтера. В центре затянутой черным сцены опять некий проем – портал из которого выходят и куда удаляются одетые в одинаковые черные платья, носки и черные шапочки мужчины и женщины. В какой-то момент они даже выходят к зрителям и стройным рядом один за другим танцуя движутся по центральному проходу партера легендарного театра. А потом портал начинает постепенно раздвигаться и зрителю открывается бескрайнее, затянутое грозовыми тучами небо. Конец балета неожиданный – в трубочку свертывается и задник с фотографией «неба», открывая следующий слой реальности, существующей за видимым миром, за грань которого и устремляются герои балета.

Балет Shoot the moon («Выстрел в луну») на тревожную музыку Филипа Гласса, показанный во второй программе гастролей, проходивших уже на Новой сцене Большого, вариация на ту же тему и практически продолжение того же самого балета. А может его предыстория, потому как создан на два года раньше, чем «Томление». Здесь тоже по кругу, сменяя одна другую, крутятся комнаты. В каждой из которых разворачивается своя история любви и одиночества, опять открыты окна и двери, которые «манят в новый мир». Герои – несколько выясняющих между собой отношения влюбленных пар и одинокий человек, что склонив голову к коленям в раздумье сидит на подоконнике, а иногда стоит в углу комнаты не касаясь пола, словно на мгновение, ему удалось преодолеть земное притяжение и оказаться в состоянии невесомости. На большие экраны расположенные над комнатами транслируются «онлайн» крупные изображения танцовщиков, танцующих в эту минуту.

Еще один одноактник Пола Лайфута и Соль Леон Stop-motion тоже имеет посвящение. Посвящен он взрослой уже их дочери - Соре. Именно она заснята на фотографиях и кинокадрах, которые этот балет и сопровождают. Название балета Stop-motion собственно и говорит о видеопроекциях снятых в технике покадровой анимации и транслируемых на массивный экран. Stop-motion как, впрочем и все произведения Лайфута и Леон рассказывает о прощаниях и переменах. Балет полон грусти. Здесь тоже изобретательная и ни на что не похожая хореография, сумасшедшая пластика, размытая структура… Соло и дуэты, которые танцовщики танцуют босиком, прямо на муке рассыпанной на сцене, создают клубы белой пыли. Пыль, мука по признанию хореографов - это атомы из которых мы состоим и в которые в итоге превращаемся. А на экране изображена отлетающая душа в виде машущей крыльями фантастической птицы. Их балеты – всегда философичны, отражают мысли и чувства, которые в данный момент переживают постановщики. Они всегда о жизни и смерти. Дуэты, ансамбли в них нечетки и перетекают один в другой.

Только один балет – Solo echo («Одинокое эхо») - на этих гастролях принадлежал другому хореографу – канадке Кристал Пайп. Он тоже бессюжетный, поставлен по мотивам стихотворения Марка Стренда «Зимние строки» и хотя уступает балетам Пола и Соль, тут тоже можно любоваться как под скрипичную музыку Брамса на фоне кружения снежных хлопьев великолепные танцовщики этой труппы показывают невероятную способность к трансформации, умение работать в ансамбле и абсолютную свободу танца…

Найдутся ли и для премьеры в Большом такие же раскрепощенные, и музыкальные тела? Поживем. увидим… Пока известно одно, что и балет, который нас ожидает в будущем сезоне тоже будет на букву S – называется он Short Time Together, что переводится как «Совсем недолго вместе»…



    Партнеры