Как «Дурак» стал «Идиотом»: любят ли во Франции российское кино

Почему наши фильмы во французском прокате не имеют большого успеха

4 января 2016 в 18:22, просмотров: 11833

Во французском прокате в 2015 году было как никогда много фильмов из России. В Онфлёре, где проходил 23-й Фестиваль российского кино, наглядно продемонстрировали его успехи. Само это слово «успех» можно и закавычить. Результаты впечатляющими не назовешь.

Как «Дурак» стал «Идиотом»: любят ли во Франции российское кино
Кадр из фильма "Дурак"

В один из фестивальных дней в Онфлере Жоэль Шапрон, имя которого известного каждому нашему кинематографисту, потому что именно он рекомендует российские картины для участия в Каннском кинофестивале, провел «круглый стол» на тему «Почему мы не видим (больше) российских фильмов во Франции?».

Сразу для справки и полноты картины заметим, что в Москве 122 кинозала и 3700 - по России. В 2015 году у нас должно выйти в общей сложности 500 фильмов. Произведено в России за истекший год  около 90 картин.

Во Франции - 5500 экранов, ежегодно выходит 600 новых фильмов. Судьба 8 российских картин, которые появились в 2015 году во французском прокате, не имели особого успеха на родине.

Цифры говорят сами за себя. Картину «Маруся», которую и в России мало кто знает, посетили во Франции 478 зрителей. И вышла она там одной копией. Главную роль в «Марусе» сыграла Динара Друкарова – некогда питерская актриса, снимавшаяся у Алексея Балабанова и давно живущая во Франции. Документальная лента «Территория свободы» Александра Кузнецова, созданная в копродукции Франции и России, собрала 1 тысячу 110 зрителей. Но здесь необычно то, что 1 копия собрала больше тысячи зрителей.

«Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» Андрея Кончаловского, вышедшие на территории Франции 32 копиями собрали 43 тысячи 267 зрителей. Самого режиссера во Франции прекрасно знают. К тому же он получил приз за режиссуру на Венецианском кинофестивале, и это сработало в его пользу. «Класс коррекции» дебютанта Ивана Твердовского-младшего собрал 2 тысячи 656 зрителей, имея 12 копий. Картина с успехом прошла по фестивалям мира, собрала больше сотни наград. И в Онфлере в 2014 году ее триумфально принимали. Но фестивали – одно, а прокат – совсем другая история.

«Дурак» Юрия Быкова вышел в Париже под назваем «Идиот». И это привлекло публику, правда, потом у кого-то было разочарование, поскольку шли на экранизацию романа Достоевского. У «Дурака» были хорошие показатели в Париже. Имея 10 копий он собрал 2 тысячи 979 зрителей. А вот в Нью-Йорке по оценкам влиятельных киноэкспертов он вошел в пятерку лучших мировых фильмов по итогам года. Это супер-показатель.  «Испытание» Александра Котта имело 41 копию и богатый фестивальный шлейф  и в итоге собрало 15 тысяч 572 зрителя. 

«Франкофония» Александра Сокурова, созданная без участия России и ставшая абсолютно европейским продуктом, благодаря участию Франции, Германии и Нидерландов, только в конце 2015 года появилась во французском прокате. И успела, имея 31 копию, собрать 17 тысяч 365 зрителей. Она куплена 25 странами и уже представлена на многих мировых фестивалях, после участия в главном конкурсе Венеции. В России зрители увидят «Франкофонию» только в марте. «Трудно быть богом» Алексея Германа имела 8 копий и собрала 6 тысяч 300 зрителей.

Интресно, что в 2014 году в прокате было только 3 российских картины, включая фильм «Левиафан» Андрея Звягинцева, собравший 200 тысяч зрителей. В то время как в 2015 году во французском прокате все наши 8 фильмов  не собрали в общей сложности и половины того, что удалось «Левиафану». Но все это очень скромные цифры. Успешным во Франции считается картина, которую посмотрело 1-2 миллиона зрителей. Цена среднего билета в кинотеатре составляет 6 евро.

Продюсер Елена Гликман, представлявшая в Онфлере картину «Чайки» Эллы Маежеевой, а это первый за 20 лет калмыцкий фильм на калмыцком языке,  поделилась собственным опытом: «Благодаря «Чайкам»  поднялось национальное самосознание калмыков. Но в Калмыкии всего 3 кинотеатра (когда Елена назвала эту цифру, французы засмеялись, в небольшом Онфлере их больше – С.Х.).  В Москве  фильм шел всего неделю в 5 кинотеатрах. Зато в Интернете его посмотрели 7 тысяч человек». Картина участвовала в международных фестивалях, в том числе в Берлине и в Карловых Варах, номинировалась на азиатского «Оскара». Его удалось показать в кинотеатрах Греции и в небе – на борту самолетов некоторых авиалиний. Но прорыва не произошло и быть не могло.  

Жоэль Шапрон поделился с кинематографистами таким наблюдением: «Чем больше вы представляете фильм на фестивалях, тем меньше шансов, что кто-то его потом возьмет в прокат. С другой стороны – без участия в фестивалях он может вообще не пойти».

Интересно. что швейцарские прокатчики не хотят, чтобы их картина была показана на фестивале в Локарно на площади Пьяцца Гранде, где собирается 8000 зрителей. Конечно, весть об этом разойдется по миру, но таким образом, теряется потенциальные зрители – те самые 8000. Если обратиться к опыту фестиваля в Онфлере, то здесь такая арифметика: 4 фильма из показанных там год назад, потом вышли в прокат. А вот 16 так нигде и не появились.



Партнеры