На Берлинале показали фильм про «Мариуполь»

Война под прицелом кинокамеры

15 февраля 2016 в 19:17, просмотров: 3967

На проходящем 66-м Берлинском кинофестивале в программе «Панорама» участвует документальный фильм «Мариуполь» литовского режиссера Мантоса Кведаревичуса, созданный в копродукции четырех стран — Литвы, Франции, Германии и Украины.

На Берлинале показали фильм про «Мариуполь»
Кадр из фильма

Мантос Кведаревичус в 2011 году представлял на Берлинале документальную картину «Барзах», снятую в Чечне. Тогда публика была ошарашена видами сияющего огнями Грозного и переспрашивала: «Неужели это Чечня?!» Зрители-то были в полной уверенности, что увидят руины, а тут — блеск и великолепие европейской столицы. В той картине Кведаревичуса был нерв, который привнесли его герои — самые разные люди, познавшие ужасы войны.

«Мариуполь» разочаровал. Тот, кто мало знал о происходящем на востоке Украины, прифронтовой территории, так и ушел в полном неведении. Но суть художественного высказывания не в информативности, а образности. Спорные трактовки, ошибки талантливых режиссеров могут дать больше, чем правильное толкование того, кто лишен искры Божьей. Языком кино достигается небывалый эффект, не надо даже живописать убийственную хронику событий.

Мантос Кведаревичус изучал культурную антропологию в университете Оксфорда, продолжил образование в Кембридже, занимался перформансами и политическими манифестациями.

И если в первый раз в кино «проскочил» и чего-то добился, то теперь отсутствие профессии, аморфность высказывания сыграли с ним злую шутку. Политическая конъюнктура и расчет, тщеславие, наконец, взяли верх над той болью, которая должна быть в серьезном киновысказывании, иначе грош ему цена. Формально Мантос достиг желаемого. Его принимают на крупнейшем фестивале, берут интервью. А мы вышли из зала — русские и украинцы — с одинаковым ощущением пустоты. Равнодушие камеры никуда не спрячешь.

На экране — некогда мирный и прекрасный город на Азовском море, расположенный в восточной части Украины. В ту пору, когда назывался он еще Жданов и все мы жили в СССР, лично я бывала там ребенком. Теперь перед нами «ничья земля» и многострадальный город, живущий подготовкой к празднованию Дня Победы. Параллельно главная героиня фильма Альбина вместе с отцом-сапожником выходит в море на рыбалку. Она появляется в неспокойных точках, снимает репортажи для местного телевидения и даже выходит замуж, и мы гуляем вместе с ней на свадьбе. Жизнь продолжается. Через судьбу этой девушки многое можно было рассказать, но не случилось. По радио сообщают, что обстреляли похоронную процессию, в результате погибли люди. На площади проходит митинг. Немолодая женщина всех успокаивает: все равно все будет хорошо, плохое уйдет в бездну. Фильм заканчивается популярной советской песней на стихи Роберта Рождественского: «Сладку ягоду рвали вместе, горьку ягоду — я одна».

На обсуждение пришла большая группа создателей «Мариуполя» — 13 человек, включая международную команду продюсеров. Говорить по-русски принципиально не хотели, что объяснимо. Но выяснилось, что главные героини английского не знают. Пришлось перейти на русский. Альбина рассказывала:

— Я журналист. Привыкла к камере. В сценах с папой в лодке я такая, какая есть. Ничего не играла. Была дочкой.

Снимали в микрорайоне Мариуполя, где погибли люди — более 30 человек, а более 100 были ранены.

— Я и сама попала под обстрел и чудом осталась жива, но собралась и сделала свою работу журналиста, — говорит Альбина.

Другая героиня, Ирина, играет в ресторане самую разную музыку — украинскую, русскую, греческую: «Сартана — греческий поселок на окраине Мариуполя. Он хочет мира. Спасибо группе, снимавшей фильм. Спасибо нашему уголку на Донбассе».

На кинорынке представляют несколько украинских кинопроектов. Военная тематика стала в них активно присутствовать с недавних пор. Появилась студия «Новый Донбасс». Один из ее документальных проектов называется «Как мы становимся добровольцами». Альманах из трех фильмов расскажет о том, как изменилось сознание граждан Украины во время Евромайдана. Снимут его молодые украинские режиссеры. Есть и военная драма «Одна надежда на двоих» — о событиях в Донецком аэропорту, с лав-стори, призванной дать надежду. Есть и триллер «Танк». На флайере изображены немецкий танк времен Второй мировой войны и подросток в пионерском галстуке, сидящий на пушке. Милитаристский тренд сам по себе не нов: в Югославии в период военного конфликта было снято немало сильных картин. Это был едва ли не самый благодатный в творческом отношении период, как бы чудовищно это ни звучало. А кинорежиссер Сергей Лозница приступил к работе над картиной «Донбасс»; правда, живет он в Берлине.



Партнеры