И будут сердца петь

Художественный руководитель и солист легендарного вокально-инструментального ансамбля ответил на вопросы «МК»

1 марта 2016 в 18:58, просмотров: 5605

ВИА «Поющие сердца» впервые заявил о себе в 70-х годах прошлого века. С тех пор состав его менялся, однако музыканты оставались всегда верны духу эпохи, когда эстрада переживала свой расцвет. Корреспондент «МК» поговорила с одним из старожилов ВИА «Поющие сердца» — Виктором ХАРАКИДЗЯНОМ.

И будут сердца петь
фото: Михаил Ковалев
Виктор Харакидзян.

— Расскажите о том, как началось ваше знакомство с музыкой? Как начали играть на электрогитаре?

— Лет в 10–12 я вдруг влюбился в баян, начал его осваивать, стало что-то получаться, и в один прекрасный день, не сказав никому, пошел поступать в музыкальную школу в г. Армавире. Меня приняли. Надо было учиться 5 лет, но я закончил ее за 4 года. Сдал экзамены и поехал поступать в Москву в Музыкальное училище им. Гнесиных — и меня приняли.

С гитарой познакомился, служа в армии, а служил я в Польше, г. Шпратава, 1965 год. В то время я создал при Доме офицеров оркестр, где мы играли для офицеров на танцах по субботам или выступали на праздниках.

На одном из вечеров в нашей части выступила польская бит-группа: три гитариста и барабанщик. Ничего подобного я раньше никогда не слышал. Гитары были включены в усилители, так красиво и громко звучали, что это произвело на меня такое сильное впечатление, что я набрался смелости познакомиться с их руководителем Ришардом. Мне повезло, он немного говорил на русском, после общения он пообещал научить меня играть и даже подарить мне гитару. С тех пор я с гитарой больше не расставался.

— Как вы познакомились с Виктором Векштейном? Как он набирал группу?

— С будущим создателем Виктором Векштейном мы познакомились в 1969 году, а началом основания ансамбля можно назвать 1970-й.

Векштейн приглашал музыкантов не только из Москвы, но и из разных регионов, основной критерий — талант. (Подробности можно найти в Интернете.)

— Сейчас популярны советские песни, с чем это связано?

— Однозначно сказать сложно, но я думаю, что песни 70–80-х созданы душой и сердцем талантливых людей: композиторами, поэтами, аранжировщиками и исполнителями. Если народ запел эти песни — его ничто не остановит! Наши песни настояны на времени, как хороший армянский коньяк! Этим все сказано. Сейчас любой молодой исполнитель берет готовое и на проверенном шлягере может сделать свою карьеру.

— На каких музыкантов равнялась ваша группа?

— У каждого музыканта свои кумиры, но были и общие, на которых мы ориентировались, перечислить всех будет трудно, но особых можно отметить: The Beatles, Earth, Wind & Fire, Blood, Sweet & Tears, Chase, Ray Charles, Stevie Wonder, Tom Jones и многие другие.

— Расскажите о каких-нибудь курьезных случаях. Вам дарили, может быть, необычные подарки?

— Да, был такой курьезный случай на гастролях по Латинской Америке в 1977 году (три месяца, 12 стран).

Страна Боливия, город Ла-Пас, самая высокогорная столица мира, дышать трудно, но воздух чистый. Вышли прогуляться по городу: увидели афишу и обалдели! На афише заголовок: «Впервые за 70 лет советской власти Балет Большого театра представляет труппу из 70 человек!» — и на некачественном фото балерина, поддерживаемая партнером. Мы, конечно, обалдели, так как наша группа, состоящая из «Поющих сердец» (10 человек), 15 танцоров, певиц, ведущих концерта и артистов оригинального жанра, на балет ну никак не тянет. Руководитель группы звонит в наше посольство и говорит послу, что под такой афишей мы отказываемся выступать, на что он сказал: ничего страшного, здесь любой богатый человек может устраивать концерты, а устроителем оказался хозяин алкогольной лавки! Класс?! Следующий звонок был в Министерство культуры с описанием ситуации. Они сказали: если посол дал «добро», работайте.

Теперь представьте: дворец спорта «Колизей», забитый под завязку, бешеный успех, вся сцена усыпана цветами и первое отделение закончено! За кулисами поздравления от посла и работников посольства, но счастье было недолгим, началось второе отделение.

Народ думал, что в первом была группа разогрева, а во втором будет балет, но — увы… Первые минут 15 еще было терпимо, а потом началось: зрители стали хором кричать «балет, балет!» и на сцену, усыпанную цветами, полетело все то, что можно было в нас бросить: пивные банки и банки из-под кока-колы, части сидений, бананы, корки от них и тому подобное. Каким-то чудом концерт закончили, приходим за кулисы, а там, кроме военных с автоматами, ни одного представителя посольства, помочь некому. Долго ждали, пока народ разойдется, и все это время нас охраняли автоматчики, затем они же сопроводили нас в отель; слава богу, все живы и здоровы, хотя кое в кого попали. Жалеем о том, что произошедшее не снято на видео. Через день вылетели в следующую страну — Эквадор.

Позже, дней через пять, нам сообщили, что посла сняли. Вот насколько было все серьезно.

ВИА «Поющие сердца». Фото предоставлено пресс-службой ВИА.

О подарках скажу: дарили

На Кубе после экскурсии на завод музыкальных инструментов нам подарили настоящие кубинские конго, которые делаются только из бочек, в которых хранилось вино, маракасы, гуиры, барабанные палочки, трещотки и что-то еще, не помню.

1980 год, 12 гастролей за три месяца по странам Африки. В Заире специально для «Поющих сердец», как подарок от местных властей, было выступление местного фольклорного ансамбля, а после выступления еще один подарок — два настоящих африканских долбленых конго, на которых они играли. Привезли в Москву, я их храню до сих пор, они даже есть на одной из наших афиш.

А еще от самого президента Заира Мобуту Сесе Секо были подарки каждому из нас, мне он подарил большую маску из черного дерева, малахитовую пепельницу весом 600 граммов, бусы из малахита три связки и статуэтку из слоновой кости с изображением африканки!

— Почему группа распалась и восстановилась вновь, кому принадлежала идея?

— В середине 80-х все подобные ансамбли стали распадаться по не совсем ясной причине. Народ перестал ходить на наши концерты, пропал интерес и ажиотаж к нашему жанру, на смену пришла другая музыка, тяжелый рок и тому подобное, более примитивная музыка и простенькие песенки выдавили наш жанр, вспомните группу «Ласковый май». Стали появляться так называемые «проекты», в которые мы не вписались.

Прошло лет десять, время позвало нас, и в начале ХХI века наши ансамбли и группы стали возрождаться, чему мы очень рады и счастливы, а счастье — это когда ты нужен кому-то! Мы продолжаем гастролировать и записывать новые песни, участвовать в ТВ-программах и выпускать СD.

— Какая из ваших песен вам наиболее дорога, и почему?

— У нас таких песен много, и все очень дороги. Наши песни как дети: они росли вместе с нами, выделишь одну — обидится другая.

Судите сами, какая из них дороже: «Листья закружат», «Кто тебе сказал», «У той горы», «Лицо в ладонях», «Облака в реке», «Обманщица», «Бабье лето», «Но ты опять проходишь стороною», «Давно прошло детство», «Оглянись во гневе», «Вот какая беда».

— У вас возникали проблемы?

— Проблемы были, есть и, наверное, будут, без них не представляется наша жизнь, зато какое удовольствие получаем мы после решения каждой. Проблем нет только у человека, лишенного разума. Проблем не надо бояться, но и не надо специально создавать, что часто бывает. Могу пожелать всем, чтобы их было как можно меньше!

— Как давно вы дружите с «Московским комсомольцем»?

— Трудно сказать, время так летит… но очень давно, можно порыться в вашем архиве… где-то с начала 70-х и по сей день!

Хочется пожелать «Московскому комсомольцу» долголетия!

С уважением! ВИА «Поющие сердца» и Виктор Харакидзян.



Партнеры