Из названия фильма изъяты три буквы из-за претензий Маслякова

Кинофест открылся фильмами о Сенцове, Звягинцеве и Голубевой

7 декабря 2017 в 18:54, просмотров: 2508

11-й Фестиваль документального авторского кино «Артдокфест» открылся показом сразу трех фильмов о кинематографистах. Неожиданно смешная и очень живая картина Дмитрия Рудакова «Андрей Звягинцев. Режиссер» рассказывает о драматических съемках фильма «Нелюбовь», о том Звягинцеве, которого многие из нас не знают. Удивительное совпадение: «Я — Катя Голубева» Наталии Ю — о его однокурснице по ГИТИСу, трагически погибшей в Париже русско-французской актрисе. «Процесс» Аскольда Курова об отбывающем ныне наказание украинском режиссере Олеге Сенцове впервые показан в России после февральской премьеры на Берлинале.

Из названия фильма изъяты три буквы из-за претензий Маслякова
Виталий Манский. фото: из личного архива

В «Я — Катя Голубева» Кирилл Серебренников - еще свободный человек - вспоминает о том, как Катя у него снималась. Ее первый муж - литовский режиссер Шарунас Бартас - не может спокойно говорить о жене и актрисе, матери своей дочери. Недавно он вынужден был освободить студию в Вильнюсе из-за обвинений литовской актрисы в том, что якобы пять лет назад совершал нечто подобное «подвигам» американского продюсера Харви Вайнштейна. Драматургия жизни меняет строй картины.

В день открытия фестиваля мы поговорили с его президентом — режиссером Виталием Манским - о трудностях, которые приходится преодолевать, о конфликте с Александром Масляковым, который потребовал внести коррективы в показ фильма об истории рождения КВН.

- Мы получили юридически жесткое предписание и приняли решение оперативно изъять из названия фильма три буквы - КВН. Теперь в афишах вы увидите фильм «История рождения». Но сегодня мы получили встречное письмо от его производителей. Продюсером фильма, как я понял, является бывший юрист компании КВН. В письме не менее аргументированно доказывается, что на документальное кино, согласно авторскому праву, не распространяются некоторые положения об использовании бренда. Вся эта коллизия меня мало увлекает, куда больше волнует эмоциональная и нравственная составляющая. Если бы династии Масляковых картина была выгодна, они бы не вспоминали о наличии или отсутствии авторского права.

- Разве они ее видели?

- Как люди, находящиеся внутри процесса, они как минимум знали, что снимается фильм об истории КВН. Сам факт того, что у них, видимо, не взяли интервью, натолкнул их на разные мысли. Фильм повествует о создании КВН, а Масляков появился на третьем году существования программы. И это не укладывается в идеологему новой истории КВН. Поэтому и искали инструмент, при помощи которого можно подставить картине подножку. Но своими неуклюжими действиями они не заработали имиджевых очков. Эту программу придумали другие люди, и ничего кроме благодарности к ним нельзя не испытывать. Истинные создатели КВН не получают дивидендов со своего изобретения, а Масляков их получает. Ему бы вести себя деликатней. Я понимаю, если бы авторы КВН, их вдовы претендовали на проценты от доходов семьи Масляковых, на проценты от землеотводов и телевизионной программы, зарабатывающей космические деньги. Но этого же нет. Люди скромно живут и хранят в памяти факты своей персональной истории. Их имена не выбиты при входе во дворец КВН в Марьиной роще.

- Может быть, из-за недавнего скандала, Александр Масляков и не хотел лишний раз привлекать к себе внимания, какое вызвал бы показ фильма.

- Но получилось наоборот. Он сделал самое бессмысленное, что только мог. В этой трогательной, с любовью сделанной картине рассказана история людей, создававших когда-то КВН. Фильм ностальгический, дышащий временем и судьбами этих людей. Многие из них уже ушли в мир иной. А Масляков своим неодушевленным юридическим требованием внес скверный эстетический диссонанс. Он не хочет, чтобы фильм смотрели люди, которые пришли бы на него, интересуясь историей КВН. Но убирая из названия КВН, теряешь потенциальную аудиторию фильма. Очевидно, он хочет, чтобы зрители не знали истинной истории. Я немного знаком с Масляковым. Мы вместе работаем в ТЭФИ. Не было для него проблемы в том, чтобы найти мой телефон, позвонить и объяснить, если дело только о названии. Но он действовал обезличенно, как бюрократ, и в этом его нравственная ошибка.

- Пока это единственная ваша проблема?

- Не считая бесконечных запросов Генпрокуратуры, Моспрокуратуры, вызовов для дачи показаний в различные кабинеты. В день открытия фестиваля мы получили очередное предписание. Те, кто нас вызывает, картин не видели, но у них есть запросы якобы от встревоженных граждан. Когда-то уже были судебные процессы в Хамовническом суде против «Артдокфеста» все по тем же запросам. Сегодня обращаются не только неизвестные бойцы, но депутаты Госдумы. Даже ее вице-спикер отправляет запросы через трибуну главного телеканала с требованием проверить, запретить, не допустить. Вместо того, чтобы запросить картину на просмотр для проверки того, не нарушает ли она российского законодательства, нам направляют предписания явится для дачи показаний. Господа, вы защищаете закон, почему же вы в одном документе вызываете человека, пугаете его тем, что будет в случае неявки, и тут же сообщаете, что фильма не видели. Но удивляться актам беззакония в России не приходится. Это видно в некоторых фестивальных фильмах, в том числе в «Процессе».



Партнеры