Три богатыря под Эйфелевой башней

Шостакович фальшиво позировал за фортепьяно, а фортепьяно горело

14 декабря 2008 в 15:21, просмотров: 1156

 По сцене носили кресты, а по Петербургу в стеклянных ящиках сидели и таращились на мир пластмассовые пупсы. Вся эта фантасмагория была представлена на днях в Париже в рамках подготовки форума, известного как “Анне Круазе-2010” (“Annie Croisee”).

Круазе (от французского “крест”) — место, где встречаются, пересекаются. В 2010 году пересекутся Россия и Франция. Не в первый раз, но, пожалуй, впервые в столь глобальном масштабе – культура, наука, образование.  Театральный десант высадился в париже первым.

— Культурными контактами наши страны не удивишь, — говорит генеральный комиссар с французской стороны Николя Шибаеф. —  Но хочется расширения палитры имен, например, если говорить о театре, хочется открыть Франции вашу новую режиссеру.

Попытка еще за год заявить на французском театральном рынке неизвестные до сих пор имена и была предпринята в этот раз. Дирекция Чеховского фестиваля в Москве, который курирует театральную часть на “Анне Круазе”, привезла в Париж DVD-версии самых шумных спектаклей режиссеров разных поколений из России.  А также предъявила практикам французского театра трех мастеров сцены. “Три богатыря” совсем не напоминали известную картину Васнецова общностью взглядов ее героев. Дмитрий Крымов, Владимир Панков и Андрей Могучий — три абсолютно разных художника, работающих в разной эстетике. Они предстали пред очами директоров французских театров и фестивалей.

Андрей Могучий: “Меня интересует соединение современного языка театра с его традицией”, — комментирует он изображение на экране. А там — фрагмент его чудесного спектакля “Иваны” из Александринки, где смешалось все — Гоголь, советские коммуналки, лошади, карлики и два соседа, что-то не поделившие. Владимир Панков (джинсы на подтяжках, все время теребит усы): “Я с детства ездил в фольклорные экспедиции и знаю, как слова раскладываются на звуки. Этим занимается мой театр Soun-драмы. Что он и демонстрирует экранным спектаклем “Гоголь. Вечера на хуторе”. А Крымов, художник по образованию, несколько лет назад придумал делать спектакли не с актерами, а со студентами-художниками. В результате получился замечательный “Демон. Вид сверху” и “Опус №7”, где как раз Шостакович делает вид, что сочиняет за роялем (как известно, композитор не работал за инструментом, а все придумывал в голове).

Презентация старых работ и будущих масштабных идей, чьи границы теряются, потрясли французов. И уже после встречи кто-то из них стал обсуждать с режиссерами возможности взаимного сотрудничества. Директор национального театра из Бордо договаривался о чем-то с Могучим, а Владимир Панков еще до встречи с профи от театра получил предложение в театре “Де ля Виль” сделать за 4 дня театральный перформанс.

— Что это будет, Володя?

— “Спящая красавица”, но не балет, а Пушкин —  “Сказка о мертвой царевне и семи богатырях”. Начинаю репетировать завтра.

Масштабный проект “Анне Круазе-2010” набирает обороты. Во всяком случае, новый посол России во Франции Александр Орлов, месяц как заступивший на пост, настроен весьма решительно. Он считает, что на форуме подобного масштаба должны встретиться представители как культуры,  так и науки, образования и сельского хозяйства. Буквально уже на этой неделе  в  Париж на рабочее совещание прибудет большая делегация представителей этих структур.

Париж—Москва.



Партнеры