"Питьевые заметки" Эркина Тузмухамедова

Вышла в свет новая книга культового российского алковеда

16 января 2014 в 15:37, просмотров: 6498

В первые дни нового года вышла в свет новая (уже восьмая по счету) книга Эркина Тузмухамедова “Крепкие напитки. Питьевые заметки”. Известный российский токсиколог, профессор Владимир Павлович Нужный так отозвался о книге: “От корки до корки, почти не отрываясь (что бывает редко) причитал “Питьевые заметки”.
Снимаю шляпу!!! Это лучшее, что мне доводилось читать данном жанре.”

На фото: Эркин Тузмухамедов с Питером Дорелли (в шляпе) и Сальваторе Калабрезе – самыми знаменитыми барменами мира.

Первая часть “Питьевых заметок” рассказывает о технологиях изготовления крепкого спиртного – от сырья, сбраживания, дистилляции до выдержки и других аспектов, а также дает непосвященному читателю обзор основных мировых категорий крепких напитков – бренди, виски, рома, джина и водки. Казалось бы, ничего не обычного. Но в отличие от других авторов, работающих в этой тематике, Эркин описал и необычные технологии – например, вакуумную дистилляцию, сепарацию на быстро вращающихся конусах, и даже предложил свое ноу-хау – перерабатывать в спирт... газогидраты со дна озера Байкал.

Вторая часть книги рассматривает особенности “глобальных” категорий крепких напитков. И тут автор сделал любопытное наблюдение: из 5 их основных типов только один – водка – не является жертвой искажения англосаксами названий напитков других народов. При этом, сделав популярными названия “бренди”, “виски”, “джин” и “ром”, англосаксы сами редко понимают этимологию этих слов. Так, whisky – это искаженный английский вариант гэльского слова uisge beatha, brandy – голландского brantwein, а gin – голландского genever.

Не менее любопытно и наблюдение автора о том, что большая часть традиционных напитков юго-восточной Азии производится с помощью... плесеней. В то время, как в странах, делающих напитки по европейской традиции, принято использовать для ферментации дрожжи. Древние славяне нередко сжигали свои жилища, если их поражала плесень, а вот китайцы, японцы, корейцы, индонезицы широко употребляют в пищу продукты, приготовленные с ее помощью. Это, например, соевый соус, шаосиньское вино, балийский арак, сакэ, и даже мисо-суп. Из чего автор делает философский вывод: алкоголь, являющийся частью традиционного рациона питания, может быть одной из составляющих глубоких различий в восприятии окружающего мира разными народами, так как, несомненно, влияет на биохимию человека.

Вообще, книга не ограничивается узкоспециализированной информацией. Автор дает описания напитков в историко-культурном и политико-экономическом аспектах. И вполне возможно, что из заметок о месте алкоголя в истории у Эркина родится новая книга – о коренной ревизии места алкоголя в истории человечества.

“Алкоголь позволяет, даже, скорее, заставляет, рассматривать историю несколько в ином ракурсе, чем ее описывают учебники, - пишет Тузмухамедов. - Я склонен думать, что развал СССР Михаилом Горбачевым, трактористом из Ставрополья, был спланированной акцией, которая началась с “сухого закона”. Как и роль крепкого спиртного – рома – в истории создания США была едва ли не ключевым моментом – а вовсе не “чайная вечерика в Бостоне”.

Да что там, даже мировая автомобильная промышленность, вероятно, была бы совершенно другой, если бы не политики: мало кто акцентирует внимание на том, что когда Генри Форд создал первый массовый автомобиль Ford T, он работал на этиловом спирте. Но примерно в это время в США началось безумие “сухого закона”, производителей автомобилей обвинили в сотрудничестве с “самогонщиками” - и им пришлось делать двигатели внутреннего сгорания, работающие на нефтепродуктах. "Благодаря" тогдашним политикам мы имеем современную картину мира – зависимость одних стран от энергоресурсов и отсталость стран, эти ресурсы продающих. Не говоря уже про "нефтяные" войны.

А ведь спирт – возобновляемая энергия, на этиловый и метиловый спирт можно перерабатывать отходы сельского хозяйства и городские органические отходы. Если бы автомобили изначально работали на возобновляемой энергии, мир бы не был так зависим от углеводородов, а во многом бы удовлетворял энергетические потребности, перерабатывая древесную стружку и опавшие листья.

“Чем больше изучаю алкоголь, - продолжает автор - тем больше утверждаюсь во мнении, что все политики – подонки и честолюбивые, корыстные твари, редко смотрящие дальше сиюминутной собственной выгоды”.

Не лишена новая книга Тузмухамедова и актуальности. Сегодняшняя политика России в отношении алкоголя, по его оценке, – это стремление к абсолютному запрету и пересмотру места алкоголя в нашей истории. В думе рассматривается законопроект, согласно которому сцены употребления спиртного должны быть вырезаны из фильмов. Представьте себе “Иронию судьбы”, “Карнавальную ночь”, “Осенний марафон”, “Судьбу человека”, “Белое солнце пустыни” - да вообще, всю советскую киноклассику – кастрированную лицемерными энтузиастами, кичащимися заботой о здоровье нации...

Нет, вовсе не безумными запретами, считает автор, нужно бороться с алкоголизмом, а улучшением условий жизни людей. Как может быть такое количество бедных в стране, которая больше всех в мире добывает нефти, газа, алмазов, никеля и ядерной руды? Не говоря о прочих народных богатствах. Распределение доходов от природных богатств в других добывающих странах – например, в Норвегии, – совершенно другое. Там нет нищеты, социальная защищенность – среди высочайших в мире. И как результат: низкий уровень бытового пьянства.

Говоря о месте спиртного в истории, автор напоминает историю “открытия” Америки.

“Без крепкого спиртного европейцы никогда бы ее не “открыли” Америку.

Во времена Колумба (и практически вплоть до начала XX века) единственной тарой для перевозки воды была бочка. Дубовая бочка. Вода в такой таре протухает через несколько дней хранения – начинают разводиться всякие инфузории туфельки, бактерии, водоросли и прочее. Оставьте стакан воды на подоконнике – через несколько дней он “прорастет”, и вода станет непригодна. Поэтому суда выходили в море под завязку груженные крепким спиртным (вино возить расточительно). У Магеллана, когда он отправлялся в первое кругосветное путешествие, почти половину всех расходов составили расходы на алкоголь. Он больше потратил на запасы спиртного, чем на пушки, порох и амуницию! Алкоголь – универсальное средство, альтернативы которому не было: антисептик, обезболивающее, скорая индивидуальная психологическая помощь, а также неплохой источник энергии.

Представьте себе “сухое” морское путешествие еще полтора века назад: тухлая вода, отравление, понос... Нет ничего более бессмысленного и позорного, чем смерть от поноса!”

Стоит добавить, что все свои описания, изыскания и тезисы автор наглядно иллюстрирует в книге собственными фотографиями.

 



Партнеры