Харатьян попал на “Розыгрыш”

“В новом фильме я играю практически Путина”

12 августа 2007 в 16:28, просмотров: 1145

Ровно 30 лет назад на экраны страны вышла картина молодого режиссера Владимира Меньшова “Розыгрыш” с неизвестным пареньком в главной роли, звали его Дима Харатьян. В успех этого фильма никто не верил. Однако в тот год “Розыгрыш” посмотрели более 30 миллионов зрителей, Дмитрий Харатьян стал знаменит, картина вошла в золотой фонд отечественного кинематографа, а песня “Школьный вальс” стала гимном всех выпускников Советского Союза.

Год 2007-й. В одной из московских школ начались съемки ремейка легендарного фильма. Режиссер — дебютант Андрей Кудиненко. В главных ролях — молодые, пока никому не известные актеры. История повторяется?..

Об этом мы и поговорили с народным артистом России Дмитрием Харатьяном, играющим в новом “Розыгрыше” отца главного злодея. А также — о роли женщин в его судьбе, сыне Иване, уже снявшемся в фильме Рязанова “Андерсен. Жизнь без любви”, и несмешных розыгрышах нашего ТВ.

Дмитрий Харатьян хвастается, что со своим опытом общения с журналистами уже сам давно журналист. С ним мы встретились в летнем кафе у большого торгового центра на окраине Москвы. В это время семья актера покупала продукты: собирались провести редкие часы отдыха на даче. Дмитрию звонят каждые двадцать минут. Для этого у него целых два телефона. Сказывается активная продюсерская деятельность актера, которого журнал “Советский экран” в свое время четыре раза подряд признавал самым популярным. Популярность никуда не делась и сегодня — “МК” свидетельствует. Год еще не закончился, а Дмитрий уже снялся в шести картинах и сыграл в двух новых спектаклях. На очереди — седьмые съемки, которые проходят в эти дни в одной из московских школ. Речь идет о ремейке знаменитого “Розыгрыша” Владимира Меньшова, с роли в котором ровно тридцать лет назад началась профессиональная и, надо сказать, удачная карьера Харатьяна.

 

“Я — пряник, мама — кнут”

— Само название “Розыгрыш” для меня очень символично. Здесь есть некая ирония и загадка, как будто я разыграл свое будущее. Это слово имеет несколько смыслов. Не только подшутить над кем-то, но и еще как некая игра. Это как розыгрыш в лотерею. Когда в далеком 75-м году мне позвонила девочка Галя и предложила принять участие в пробах на фильм “Розыгрыш”, у меня первая ассоциация была с лошадьми и скачками. Только позднее она сказала, что кино будет про школу. Мы познакомились с Галей в пионерском лагере “Метеор”, где я был руководителем ВИА “Аргонавты”. Такой местечковый кумир. (Смеется.) Галя же состояла на актерском учете “Мосфильма”, ее первой пригласили на пробы. И когда она узнала, что в “Розыгрыше” есть роль паренька, поющего песни под гитару, предложила мне попробоваться. Она очень милая и симпатичная девушка, правда, так и не стала актрисой. Зато ее смело можно назвать моей крестной матерью в кино.

— В новом фильме кого играете?

— Путина.

— Простите?..

— Играю отца главного антигероя, антипода Грушко — Комаровского. Это такой современный человек, умный, деятельный, целостный. Непонятно, кто он конкретно — бизнесмен, государственный деятель, — но точно ясно, что деловой. Он общается с сыном жестко, аскетично. Заставляет его делать пробежки по утрам, мыть в школе полы. У него есть в фильме сцена, в которой он рассказывает, как всего достиг. Как его выдворяли из страны, как покушались на его жизнь, как не было денег, и как он все эти трудности преодолевал. Такой человек, который сделал себя сам. Просто его сын — единственный наследник. Ведь как во всем мире? Бизнес передается по наследству. Это нам лет семьдесят нечего было передавать, кроме постельного белья ну или квартиры в лучшем случае. А моему Владимиру Сергеевичу есть что передавать, вот он сына и воспитывает.

— Интересно, своего сына вы тоже держите в строгости?

— Ваня — поздний ребенок. Он родился, когда мне было 38. Поэтому я его балую. Я считаю, что мой собственный пример и дает нужный воспитательный эффект. Мать и отец делают то, что потом повторяет их ребенок. Дети ведь как губка, впитывают ту среду, в которой находятся. Я не могу быть тем педагогом, который, как в школе, изо дня в день занимается постепенным воспитанием. Это в нашей семье скорее мамины обязанности. А я, наоборот, как отдушина. Добрый папа, к счастью, пока еще не воскресный, которому просто жалко тратить редкие минуты с сыном на морализаторство и назидание. Поэтому мы чаще играем и развлекаемся. Это как известная история с “хорошим” следователем и “плохим” следователем. Я — пряник, мама — кнут.

— Ваня тоже будет актером?

— Если я в детстве был абсолютно неартистичен, то Ваня совсем наоборот. Он занимается в специальной школе искусств. Там есть все: актерское мастерство, танец, сценическое движение, речь, вокал, музыкальное воспитание. Они ставят спектакли, дают концерты. Он уже и в фильме снялся. У Рязанова сыграл Андерсена в детстве в одноименном фильме. Очень мило, обаятельно получилось. Такой маленький Гансик.

— В кино Ваня по знакомству попал?

— Нет, все вышло совершенно неожиданно. Нам позвонили на домашний телефон: “А можно вашего мальчика посмотреть?” Оказывается, Рязанов запомнил его на одном из кинофестивалей. Андерсен ведь был датчанином, а у Вани светлые волосы, и он тоже чем-то похож на арийца. Его как Рустам Хамдамов увидел, так и сказал: “Ой, какой немчик!” На самом деле не так важно, станет он артистом или нет. Был бы человеком хорошим. Но в том, что ребенок в семь лет сыграл величайшего сказочника всех времен и народов, тоже есть какой-то знак.

— Тем более у самого Рязанова…

— Это мы понимаем, кто такой Рязанов. У них же в этом возрасте еще авторитетов нет, кроме Бэтмена да Человека-паука. Для него Рязанов это просто добрый дедушка. Между прочим, когда я пришел на фильм “Розыгрыш”, я тоже совсем не знал режиссера Меньшова.

— А не страшно сниматься в ремейке? Говорят, они всегда хуже оригинала.

— Современная молодежь ничего не знает про тот “Розыгрыш”, она его не видела. Зато сможет посмотреть его современную версию. У нас на съемочной площадке встретились замечательные актеры: Юрий Кузнецов, Ирина Купченко, Дима Дюжев… И они так прекрасно играют, что я точно знаю — у нас все получится!

 

“Меньшов насторожился, когда узнал про “Розыгрыш”

— В свое время оригинальный сценарий “Розыгрыша” написал великий Семен Лунгин, отец не менее известного режиссера Павла Лунгина...

— Несмотря на это, сценарий долго лежал на полке. Считался пустым, бросовым, и никто не хотел за него браться. И тут пришел режиссер Владимир Меньшов с острым желанием снимать кино. Он, как и все молодые режиссеры, непременно хотел сделать наконец прорыв в искусстве, открыть Америку в кино. А на самом деле Америка “открыла” его — ведь за фильм “Москва слезам не верит” в 1980-м он получил “Оскар”. Но это было потом... А тогда же ему ответили: “Снимать хочешь? Новое слово в кинематографе сказать? На вот сценарий”. И он взялся за “Розыгрыш”, который все считали провальным, и снял культовый фильм.

— А Владимир Валентинович знает, что снимается ремейк?

— На фестивале “Окно в Европу” в Выборге ежегодно проводятся мероприятия, посвященные юбилеям знаковых фильмов. В прошлом году как раз праздновали тридцать лет фильма “Розыгрыш”, потому что снимался он в 1976 году, а в 1977-м вышел на экраны. Так что юбилей можно отмечать два года подряд. (Смеется.) Кстати, в этом году можно отметить еще и двадцатилетний юбилей съемок “Гардемарины, вперед!” И вот мы сидели в Выборге — Меньшов, я, Дуся Германова, Гарри Бардин, Наталья Фатеева — и вспоминали “Розыгрыш”. Тут к нам подошла режиссер Оксана Бычкова с поздравлениями и говорит: “А вы знаете, что будет сниматься ремейк “Розыгрыша”?” И вот сейчас новый “Розыгрыш” снимает Андрей Кудиненко под руководством Павла Лунгина.

— Если не секрет, как Меньшов отнесся к этому проекту?

— Настороженно. Интересно, что именно Павел Лунгин взялся за эту тему. Может, он хотел отдать дань своему отцу. Павел Лунгин — выдающийся художник. Его “Остров” — серьезный прорыв к духовности, не вперед, а туда — обратно, к извечным человеческим ценностям. Он как будто спрашивает нас: “Как мы живем? К чему стремимся? Во что верим?” Я еще не успел прочитать сценарий, но уже знал, что точно соглашусь.

— Кто еще остался в фильме из “старого” состава?

— Дуся Германова. В фильме она будет играть мать Таи Петровой. Кстати, ей тоже довелось повлиять на мою судьбу. Меньшов после кинопроб почему-то именно ей задал вопрос: “Тебе кто больше понравился?” Дуся честно сказала: “Дима”. Я ведь мог и не получить эту роль. Меньшов не один раз перекладывал мою фотографию из стопки с теми, кому больше не надо приходить, к тем, кого бы он хотел увидеть еще раз. Но мою судьбу решил один взмах руки... А теперь прошло уже 30 лет, мы сидим в кафе, и я вспоминаю, как это было.

 

“Облили не шампанским,  а грязью”

— Ваша фамилия имеет большой вес в кино?

— Моя фамилия — палка о двух концах. Да, есть некий давно уже сложившийся бренд. В каком-то смысле я отрезанный ломоть, о котором уже всем все понятно. Кому охота заниматься сменой моего имиджа? В этом плане мне гораздо интересней работать с женщинами-режиссерами. У них какой-то особый взгляд, который в работе очень помогает. И первой из них стала Светлана Дружинина, которая подарила мне и зрителям роль Алеши в “Гардемаринах”. С Оксаной Байрак я сделал уже четыре картины. Самая известная — “Аврора”. Не зря еще Станиславский говорил, что режиссер должен раствориться в актере. Актеры же так устроены, что психика, нервы, тело — их инструмент. Они достаточно тщеславны, поэтому любой звук, интонация могут изменить настроение. И вот женщина-режиссер умеет создать нужное настроение для мужчины-актера. Так же было с Еленой Райской. Она открыла меня в новом качестве в фильме “Другая жизнь”. Я сыграл пиарщика Феликса — обаятельного мерзавца. Женщины всегда играли определяющую роль в моей судьбе. Я когда поступил в театральное училище, главным педагогом у меня была Римма Гавриловна Солнцева. Ей я обязан актерской школой, своей базой. Сейчас еще играю в фильме “Встречная полоса” у Татьяны Мирошник. Там у меня роль инспектора ГАИ, дочка которого попадает в автокатастрофу...

— В последнее время вы известны еще и как продюсер. Это логическое продолжение актерской карьеры?

— Я к этому никогда не стремился. В свое время мне предложили принять участие в работе над фильмом “Атлантида”. В тот момент я понял, что одних только актерских навыков мне в работе будет мало, а очень хотелось, чтобы фильм дошел до зрителя. Вообще, я оптимистичный фаталист. Верю в судьбу и прислушиваюсь к тому, что она предлагает.

— Вот мы все говорим о “Розыгрыше”, а вас когда-нибудь разыгрывали?

— Однажды мне позвонила девочка Аня, которая работала со мной на фестивале визуальных искусств в “Орленке”. Аня сказала, что со мной хочет встретиться представитель немецкой фирмы по производству бытовой техники на предмет участия в фестивале одним из спонсоров. На переговоры меня пригласили в один из фешенебельных гольф-клубов. Я приехал на встречу, но мне сказали, что представитель этот сейчас занят, попросили подождать, провели в бар. Дальше — начался сумасшедший дом. Какие-то ряженые облили меня шампанским, официант тут же предложил перейти в комнату для переговоров, там меня попытались переодеть в халат. Одним словом, к тому времени, как появилась вся съемочная группа, я уже давно понял, что из меня попытались сделать героя программы “Розыгрыш”. И почувствовал себя облитым не шампанским, а грязью.

— А добрый розыгрыш помните?

— Такое не забывается. Первая жена была в положении, сказала, что родит только недели через две. А сама на следующий день родила мне дочку Александру. Это случилось в мой день рождения.



Партнеры