Пять лет у “Братской” могилы

Трагедия в Кармадоне: вспомнить всех

19 сентября 2007 в 19:16, просмотров: 2019

Ровно пять лет назад случился Кармадон. Страшная трагедия, вне всяких сомнений. Но вот парадокс. Мы говорим — Кармадон, а подразумеваем — Сергей Бодров-младший. “Брат”, актер, ведущий, режиссер, просто хороший парень.

Вины Сергея нет в том, что его вспоминают первым. Так уж вышло, что и среди всех погибших, и в составе съемочной группы фильма “Связной” он оказался самым известным.

С другой стороны, под ледником остались и жители ущелья, и коллеги Сергея, кинематографисты, — чьи-то мужья и жены, братья и сестры…

О том, что кармадонская трагедия оставила шрам и в судьбе актрисы Марии Шалаевой, мы узнали случайно. В разговоре обсуждали ее новые актерские работы, когда Маша вдруг обмолвилась: “У меня в Кармадоне жених погиб, Даня Гуревич”.

Оператор Даниил Гуревич был одним из сотрудников съемочной группы фильма Сергея Бодрова-младшего “Связной”. И одним из 117 погребенных ледником Колка, сорвавшимся 20 сентября 2002 года.

“Мы были молоды, счастливы, нас ждала интересная работа”

Даниил — русский француз из Парижа, где живут его родители Елена Силина и Петр Гуревич, — учился на операторском факультете ВГИКа. Там и познакомился со студенткой актерского курса Машей Шалаевой.

— У него с друзьями все время какие-то философские беседы были, — вспоминает Маша. — Но Даня не из тех, кто только языком молотит. Он очень быстро перешел от разговоров к делу.

Таким делом оказался фильм “Бумер”, который снимал студент ВГИКа Петр Буслов. Даниил Гуревич был на картине оператором-постановщиком. Еще не смонтированный материал посмотрел Сергей Бодров, набиравший команду для фильма “Связной”, и пригласил Даниила в свой проект. А Машу Шалаеву он увидел по телевизору и сказал ассистенту: “Обязательно найди мне эту девочку”.

— Сережа предложил мне небольшую, но классную роль. Он позвал в “Связного” меня и Даню, даже не подозревая, что мы — пара, — говорит актриса. — Попасть в съемочную группу Сергея Бодрова для Дани было большой удачей. Тогда ведь никто еще не знал, что “Бумер” так выстрелит.

Оператор Даниил Гуревич, директор Тимофей Носик, художник-гример Ольга Жукова, осветитель Роман Денисов, ассистент оператора Роман Малышев, мастер по свету Андрей Новиков не дожили до успеха “Бумера”. Потому что, закончив работу над этой картиной, сразу попали в состав группы Бодрова. Для них для всех подобное предложение было сродни выигрышу в лотерею.

Даня Гуревич рассказывал Маше, как осетинский актер Хажби Галазов, приглашенный на главную роль, съел сердце живой змеи (по сюжету это должен был сделать его герой). Зачем съел? Бодров пошутил: “Если съешь — будешь сниматься”. Мама Хажби, Роза Галазова, потом рассказывала, что сын дико боялся змей.

— Мы были молоды, счастливы, нас ждала потрясающая работа с Сережей, который был… Даже не знаю, какими словами определить, что он тогда значил…. Сережу знала вся страна. Попасть к нему в фильм было — ого-го!

“Последний раз мы собрались на свадьбе”

В новую картину Гуревич, не представлявший своей жизни без друзей, позвал самых близких.

— Оля Жукова, художник-гример, редкий человек, — рассказывает Маша. — Тонкая, интеллигентная, невероятно преданная работе. Когда “Бумер” снимали, было очень холодно, все прятались в автобусах. На площадке оставались режиссер, оператор и Оля, хотя она вовсе не обязана была. Оля — профессионал от Бога. А Тимофей Носик еще студентом создал слаженную профессиональную команду, которая работала над рекламными роликами. Тима просто не мог без дела сидеть. Еще на “Связного” Даня позвал операторов Игоря Гремякина и Наташу Вотрен, с которой дружил с детства. Игорь и Наташа успели уехать за десять минут до схода лавины. Судьба…

Последний раз друзья собрались на свадьбе Тимофея, примерно за месяц до трагедии. Радостные, молодые — всем меньше тридцати. Все было впереди, все возможно: счастье, любимая профессия, любимые люди рядом.

— Съемки должны были начаться в Москве, — вспоминает Маша. — Но все же поехали в Осетию. Сейчас, когда все произошло, думаешь: почему именно так вышло? Но это же кино, где все меняется мгновенно. Решили снять в горах несколько кадров. Именно в тот момент, когда эта дура сошла. Какая-то мистика: раз — и их нет. Ни тел, вообще ничего.

В сюжете “Связного” тоже было много мистики. Но разве это дает ответ на мучительный вопрос: почему эти люди оказались в этом месте в это время? Ответа нет.

“Кармадон блюз”

Каждый год 20 сентября в Кармадонском ущелье собираются родные и близкие “братства “Связного”.

Вспоминают своих детей, сестер, братьев, друзей. Разговаривают и молчат — каждый о своем.

К первой годовщине музыкант и композитор Анатолий Герасимов записал диск “Кармадон блюз”. Там есть композиции “Даня”, “Бумер”, “В горах”.

Родители Даниила Гуревича создали ассоциацию Dan Revivas, которая помогает налаживать связи между молодыми кинематографистами Франции и России. Это пока очень маленькая организация, которая существует на скромные средства родителей Даниила и пожертвования их друзей. Ими же учрежден приз имени Даниила Гуревича за лучший операторский дебют. Он вручается на фестивале “Послание к человеку” в Санкт-Петербурге. Приз — поездка со своим фильмом в Париж.

Маше Шалаевой все труднее говорить о том, что коснулось ее так больно и лично:
— Они были удивительными людьми. Не потому что их больше нет среди нас. И Сережа, и Даня, и Тимофей, и Оля поразительно порядочные и очень зрелые духовно. Они много оставили для нас, тех, кого любили.



    Партнеры