Коренная москвичка из глубинки

Елена Великанова: “Пощечина — самое унизительное, что я могу сделать с мужчиной”

7 ноября 2007 в 18:48, просмотров: 582

В это трудно поверить, но Елена Великанова — исполнительница главных ролей в фильмах Елены Николаевой “Попса” и “Ванечка” — коренная москвичка. Настолько вжилась она в образ приехавшей покорять столицу молодой провинциальной девушки. Только если в “Попсе” она играла певицу, то в “Ванечке” — абитуриентку ВГИКа, оказавшуюся абсолютно одной в Москве в самый разгар кризиса 1998 года, с чужим ребенком на руках. “МК” застал актрису в уютном кафе на Большой Лубянке, куда она заехала перевести дух после прямого эфира на одном из крупнейших интернет-порталов.

— Так много дел, звонков, мест, где нужно побывать за день, — начала Елена. — Иногда так хочется просто посидеть в тишине.

— Уже успела устать от фотовспышек?

— Это сейчас. А так — нет, ведь последние три месяца я жила в Ярославле, где работала на проекте “Река-море”. Смены были  по 25-27 часов. Я в Москве всего сутки, еще никого толком не видела. Уже завтра в шесть утра — самолет до Питера и вечером обратно. Со стороны кажется — круто, у нее такая насыщенная жизнь. Я и не спорю, но отдыхать надо обязательно. А вот фотовспышки, весь этот гламурный глянец я, наоборот, люблю. Над тобой работают стилисты, визажисты, вся одежда идеально подобрана…

— Твоя жизнь круто изменилась после “Попсы”? Или после “Ванечки”?

— Моя жизнь круто и не менялась. Она, как и раньше, делится на черное и белое. Теперь — белое. И хорошо.

Если говорить про роли, то сейчас у меня нет такого предложения, от которого я бы визжала. Самое лучшее — жить в ритме: три месяца съемки — месяц отдыха. Тогда ты можешь долго оставаться молодым, жизнерадостным. Но постоянно отдыхать я не могу. Скучно. Никогда не буду просто ходить в спортзал и качаться.

— А как же поддерживать форму?

— Форма у меня осталась еще после института. Не дает расслабиться и беготня на съемках. Еще недавно на день рождения мне подарили рапиру . Я ходила на фехтование два года, так что планирую возобновить занятия.

— Кстати, Андрей Панин своим главным впечатлением от съемок в “Ванечке” называет работу с Еленой Великановой…

— Правда? Прелесть какая. Это так приятно. Андрей очень хороший. И это первый человек в моей жизни, которого я ударила по лицу. (Смеется.) Для меня пощечина — самое унизительное, что я могу сделать с мужчиной. А тут так получилось, что уже в первый съемочный день нужно было бить Андрея по лицу. Передо мной встали сразу два препятствия: как ударить? И: ударить Панина?.. Помню, рука сама смягчилась и просто сползла по его щеке. На меня кричат: “Ты что делаешь?! Тратится пленка”. И на втором дубле я его так треснула, что он и сам, по-моему, не ожидал.

— Андрей не приглашал тебя сниматься в своей картине?

— Нет, я же не похожа на маленького негритянского мальчика. (Смеется.) А вообще с Еленой Николаевой мне, конечно, повезло. Кроме Андрея у нее снималось столько замечательных актеров! Как я волновалась перед встречей с Арменом Борисовичем Джигарханяном! А Нина Русланова — просто великая актриса! Такая чумовая, позитивная — это нечто. Дуся Германова — это вообще… Вряд ли я в скором времени окажусь с ней на одной сцене в театре, зато в кадре с ней побывала. С Валерием Бариновым у нас какое-то кровное родство: он долго работал в Малом театре, а я училась в Щепкинском училище при театре.

— Помнишь последний съемочный день?

— У меня просто ком стоял в горле. Эти съемки — у меня в сердце. Мы закончили работу довольно давно, но я все это время ждала премьеры. Идея нашей картины очень важна для каждого человека. За работу в «Ванечке» мне на фестивале имени Приемыхова дали первую в моей жизни премию “За лучшую женскую роль” — и я очень этим горжусь. Эти деньги я хочу перечислить в детский дом.

— Ты бы смогла, как твоя героиня в фильме, отказаться от актерской карьеры ради близкого человека?

— Да. Не дай бог мне оказаться перед таким страшным выбором. Но я откажусь.



Партнеры