Папа “Пиратов” и “Сокровищ”

Джерри Брукхаймер: “Критики забывают, что зрителя надо развлекать”

25 декабря 2007 в 18:20, просмотров: 759

Видя на экране “Jerry Bruckheimer” перед такими фильмами, как “Армагеддон”, “Пираты Карибского моря”, “Враг государства”, “Дни грома”, “Скала”, “Угнать за 60 секунд”, представляешь мужчину весомых достоинств, с сигарой, в шелковом халате и сеточкой на волосах — точно как в старых фильмах изображали акул кинобизнеса.

А он оказался вежлив, воспитан, подтянут... Накануне столичной премьеры своего фильма, второй части “Сокровищ нации”, Брукхаймер рассказал “МК” о звездной жизни, нехватке идей и зачем вообще он продюсирует кино.

— Никогда не был в России, надеюсь, побываю как-нибудь. Мне хотелось бы увидеть вашу страну, — начал он сам разговор.

— Русский режиссер Тимур Бекмамбетов снимал в Голливуде фильм с Анджелиной Джоли, вы слышали о нем?

— Слышал, конечно, но фильма не видел. Наверное, это будет фантастическое зрелище. Если все пройдет хорошо, думаю, нас ждет бум на русское кино.

— Многие режиссеры — и в России, и в мире — копируют голливудские блокбастеры, почему, на ваш взгляд?

— Я думаю, практически все режиссеры хотят, чтобы их услышали, мечтают донести свои идеи до людей. А блокбастер — самый верный способ добиться того, чтобы тебя услышали и заметили. Блокбастеры смотрят миллиарды людей во всем мире. И, конечно, это повод для гордости. Кроме денег такие фильмы приносят известность и уверенность в себе.

— Вы работали с огромным количеством звезд и звездных режиссеров, звезда — трудная профессия?

— Очень. Потому что ты постоянно под микроскопом. Вокруг тебя всегда толпы, тебя не оставляют ни на минуту. Я видел это безумие, когда работал с Джонни Деппом, с Николасом Кейджем. Папарацци лезут к ним в дом, преследуют на мотоциклах. Ни покоя, ни свободы эти люди не знают. Не знаю, как в России, но в Америке я не хотел бы быть Джонни Деппом.

— Вы не похожи на магната…

— Нет, нет, я не магнат!

— Но вы себя чувствуете самым влиятельным голливудским продюсером?

— Я думаю, что я просто очень удачлив — мне повезло, я могу развлекать зрителей. Но это не только моя заслуга — люди, которые работают вместе со мной, вкладывают в фильмы все свои силы. Я очень удачлив в том, что мне посчастливилось работать с талантливыми сценаристами, актерами, режиссерами. Все, что я могу, — соединить талантливых людей для того, чтобы сделать новый фильм. И сделать его как можно лучше. И это все, что я умею, никакого секрета здесь нет.

— Разве ваш секрет не в том, что вы знаете, что зрители хотят видеть?

— Я не знаю, что любите вы, я не знаю, что нравится зрителям в России. Я знаю, что нравится мне. Хорошее развлечение — только и всего. Свежие идеи, разнообразие, когда меня заставляют смеяться. Но вряд ли когда-нибудь я займусь лентами, где пугают: фильмы ужасов — то, чего я не понимаю.

— Вы согласитесь, что сценаристам не хватает идей — в этом году выходили сплошные сиквелы, причем уже третьи части — “Человек-паук”, “Пираты Карибского моря”, “Шрэк”…

— Я думаю, есть две причины. Первая. Работники студий хотят сохранить свою работу, и самое простое для этого — выпустить продолжение успешного фильма. Потому что они должны быть уверены, что соберут хорошую кассу в первый уик-энд. А звездные имена привлекают зрителей в кинотеатры. И даже если герой будет умирать двадцать раз, двадцать раз работники студии будут его воскрешать.

Вторая — желание режиссеров. Если во время работы над первым фильмом ты отлично провел время, почему бы не повторить и не дать зрителям возможность порадоваться тому, что ты умеешь делать, еще раз. Я люблю стоять в зрительном зале и наблюдать, как люди реагируют, смеются, хлопают тому, что мы сняли.

Что касается “Сокровищ нации”, это ведь приключения охотников за сокровищами, и нам хотелось продолжить рассказ о них. Мы же не снимали сиквелы “Скалы” или “Лучшего стрелка”, хотя это были популярные фильмы. Но истории этих героев закончены, и мы могли бы придумать продолжение, но я бы сам не поверил ему.

— А вы никогда не боитесь провала?

— Я никогда не жду оглушительного успеха. Всегда делаю все, что в моих силах, чтобы фильм получился, но ожидаю худшего. Если вам кто-то скажет, что, сняв фильм, он ожидал успеха, — он лжет. Не верьте! Никто не знает дальнейшую судьбу ленты. И только зрители знают, что смешно в фильме, а что грустно.

— Вторая часть “Сокровищ нации” выглядит гораздо внушительнее первой — это уже настоящий блокбастер. Со звездами, международными съемками и так далее. Что было самым сложным в работе над картиной?

— Сценарий. Самая сложная часть работы — всегда сценарий. Найти суть истории, проследить все связи. Сценарий никогда не бывает достаточно хорош, чтобы начинать съемки сразу. Для актеров фильм начинается со сценария, для меня — с работы над сценарием.

— А что вы ответите критикам, которые обвинят фильм в том, что все, что мы в нем видим, — фальшивка, что к реальной истории Америки он не имеет никакого отношения?

— Наш фильм — развлечение. История должна быть занимательной, веселой, интересной, захватывать дух. Зрители не должны скучать на сеансе. Этот момент критики всегда упускают.

Собкор “МК” в Лондоне.



Партнеры