Штирлиц возвращается

Режиссер Сергей Урсуляк рассказал “МК”, зачем он начал снимать фильм про разведчика Исаева

21 января 2008 в 18:28, просмотров: 820

В Севастополе начались съемки 16-серийного фильма про молодые годы Максима Исаева. В основу сценария легли три произведения Юлиана Семенова: романы “Бриллианты для диктатуры пролетариата”, “Пароль не нужен” и рассказ “Нежность”. На главную роль режиссер Сергей Урсуляк пригласил Даниила Страхова, много актеров перешло в “Исаева” из “Ликвидации”: Михаил Пореченков, Константин Лавроненко, Полина Агуреева, Лика Нифонтова, Борис Каморзин.

Сергей Урсуляк дал эксклюзивное интервью “МК” прямо на съемочной площадке — на улице Севастополя, “загримированной” под Владивосток 20-х годов XX века.

У самого синего моря — лишь начало съемок, далее работа над фильмом продолжится в Москве, Таллине, Ярославле и Санкт-Петербурге. Севастополь в фильме “играет роль” Владивостока 20-х годов прошлого века, где молодой разведчик внедряется в белогвардейское движение в Дальневосточной республике.

…Массовка, собранная из местных жителей, радостно и гордо расхаживает в шинелях по городской набережной, Приморский бульвар украсили старинные фонари и надписи с буквой “ъ”. Съемки идут в напряженном режиме с небольшими перерывами, однако без суеты и нервов. Поскольку команда у режиссера отличная, с ней он снимает уже не первую картину, а оператор Михаил Суслов, лет тридцать уже работая в Голливуде, ради работы с Сергеем Урсуляком каждый раз прилетает из-за океана.

— Сергей Владимирович, почему вы решили снять кино про Штирлица именно сейчас? Как-то на ваш выбор повлияла политическая ситуации в России?

— Моя картина никак не связана ни с чем. Я просто захотел снять фильм по романам одного из моих любимых писателей — Юлиана Семенова: “Бриллианты для диктатуры пролетариата” и “Пароль не нужен”. Я люблю эти произведения, и мой выбор не имеет ни малейшего отношения к обстановке в стране. Эти романы никак не связаны с сегодняшней ситуацией. А если говорить о параллелях, вы знаете, при желании к политической ситуации в нашей стране можно подверстать даже сказку “Машенька и три медведя”, если учесть фамилию преемника.

— Ваш фильм неизбежно будут сравнивать с “Семнадцатью мгновениями весны”. Вы переживаете по этому поводу? С режиссером легендарного фильма Татьяной Лиозновой встречались, “благословения” спрашивали?

— Поскольку фильм, который снимаем мы, никакого отношения к картине “Семнадцать мгновений весны” не имеет, то советоваться и консультироваться мне было совершенно не о чем. Я хорошо знаю и очень люблю фильм Татьяны Лиозновой, но между нами нет и быть не может никакой конкуренции. Ни в соревнование, ни в какой-то спор, ни даже в диалог мы с ее лентой не вступаем. Единственное, что нас объединяет, — то, что она снимала по Юлиану Семенову и я, и в центре тот же Максим Исаев. Но опять же даже наши герои — два разных человека, хотя бы потому, что между ними промежуток почти что в 20 лет. Я имею в виду возраст героя. Герой Вячеслава Тихонова был на 20 лет старше, чем герой Даниила Страхова, который у нас играет молодого разведчика Исаева. То есть, по сути, мы снимаем про разных людей, и это будут разные фильмы.

— Если в свое время “Семнадцать мгновений весны” был культовым фильмом, то сегодня насколько актуальна экранизация Юлиана Семенова? Не боитесь, что фильм будет просто неинтересен молодому поколению?

— Если я буду ориентироваться на то, что интересно нашей молодежи, то, боюсь, что, кроме Глюкозы, я ничего не сниму. Поэтому я обращаю свое внимание в первую очередь на то, что интересно мне. А мне интересен Юлиан Семенов. Да и дело не в теме, главное, все, что снято на совесть и качественно, на телевидении пользуется успехом. Поскольку просто сделанных на совесть, без халтуры, работ очень не хватает на нынешнем ТВ.

— Каким по жанру будет “Исаев”? Экшн, детектив? До “Ликвидации” вас знали как режиссера, которого больше интересуют тонкие душевные переживания: “Сочинение ко Дню Победы”, “Русский регтайм”, “Долгое прощание”…

— Жанр “Исаева”, собственно, как и книги, — детектив. Кстати, “Ликвидация”, если вы заметили, тоже не чистый экшн, там были и лирические герои. Они возникают, когда существуют какие-то отношения между людьми, обычно между мужчиной и женщиной. В нашей картине будет женщина, и у Исаева будет любовь. Поэтому я надеюсь, вернее, даже уверен, что и здесь обязательно будут тонкие и лирические моменты. И в общем, мне бы очень хотелось, и мы будем стараться, чтобы Исаев не был однозначным, односложным. Он должен быть не просто человеком-разведчиком, бездушным персонажем, а человеком ищущим, сомневающимся, живым.

— Сергей Владимирович, а как вы планируете преподнести тему гражданской войны?

— Это фильм не только о войне, а о людях, которые попали в нашей стране в тяжелую ситуацию — раздрая и войны между своими. Русские дерутся с русскими. По-моему, ничего нет более трагического. На эту тему написано много великих произведений: начиная от “Тихого Дона” Шолохова, заканчивая булгаковскими “Бегом”, “Белой гвардией”...

Мы не претендуем на такую глубину, но тем не менее тоже скажем о том, что самое сложное — выбирать между русскими и русскими. И самое страшное — гражданская война. Вот про что наша картина. Если это каким-то образом совпадает с сегодняшним настроением — замечательно. Не совпадет — что ж...

— На роль молодого Исаева вы выбрали Даниила Страхова — актера с длинным сериальным “хвостом”. Не боитесь, что это повлияет на качество и репутацию фильма?

— Не боюсь. В нашей картине снимутся многие актеры, с которыми я работал раньше и которых уважаю: Михаил Пореченков, Сергей Маковецкий, Константин Лавроненко, Андрей Смоляков, Константин Желдин, Борис Каморзин, Лика Нифонтова, Полина Агуреева. А по поводу Страхова скажу так: думаю, что Даниил лучше своей репутации, как говорил Фигаро. Он способен на большее, чем ему предлагалось до сих пор играть. Я в него верю.

Мы уже сняли с ним несколько сцен, самых простых, правда. У него пока большая дистанция до своего героя, но еще есть время и возможность распределиться, найти, нащупать. А с первого раза ни у кого ничего не получается. Съемки — это процесс. Нет таких артистов, которые сразу выходят и играют так, как нужно. Дане предстоит пройти через большие трудности, но поскольку — как мне кажется — он готов к ним, будем вместе стараться, чтобы результат вышел отличным.

— Сложно ли воссоздать в Севастополе атмосферу 20-х годов?

— Мы стараемся работать с чем-то масштабным по минимуму. Нам помогает Ялтинская киностудия: реквизит, костюмы, подбор массовки. Сложностей особых нет, единственная трудность съемок в Севастополе — все принадлежит разным государствам. И разобраться, у кого и где просить разрешения, сложно. А в общем люди доброжелательные, хорошие. Нам комфортно здесь работать. И относительно недорого. Севастополь мы выбрали, потому что ездить во Владивосток, где происходят события в романе, очень дорого и долго — мы просто не собрали б артистов на такие сроки.

Да и Севастополь своей холмистостью чем-то напоминает Владивосток. Думаю, все будет похоже, а даже если и не очень — мне кажется, Владивосток так хорошо в нашей стране знает немного людей. Тем более Владивосток начала 20-х годов.

— Картина выйдет на экраны уже в начале следующего года. Вы готовы к критике?

— К критике я всегда готов как пионер. (Смеется.) То, что напишут про эту картину, я знаю заранее. 90 процентов критиков будут говорить о “Семнадцати мгновениях весны” и немножко о нашем фильме. Самые продвинутые будут высчитывать “Исаева” на фоне каких-то сегодняшних ассоциаций и попытаются распределить нас на какую-то полку. И только самые умные поймут, что мы ничьей стороны не занимаем, а просто снимаем кино и делаем это для собственного удовольствия.

— А какой реакции вы ожидаете от зрителей?

— Мне бы очень хотелось, чтобы зритель сначала полюбил наших героев, а потом пожалел. Потому что они все свои жизни закончили трагически. Фильм не может иметь другой финал, потому что человек, который отрывается от своей родины на 20—25 лет — и не важно, с какой целью, — это в любом случае трагическая жизнь. А судьбы остальных героев еще более трагичны — они гибнут. Красные гибнут, потому что верят в то, что они делают, и их убивают за это. Белые тоже верят в то, что делают, и их вышвыривают из собственной страны. И это для всех трагическая ситуация. И все люди хорошие, все люди честные. Мы не делаем картины про плохих и хороших. Мы делаем кино про хороших, которые не могут понять друг друга. А это актуально для любого времени.

Светлана СВЕТЛИЧНАЯ, исполнительница роли Габи в фильме “Семнадцать мгновений весны”, вдова Владимира Ивашова, сыгравшего Максима Исаева в фильме 1975 года “Бриллианты для диктатуры пролетариата”:

— Мне думается, что проект “Исаев” станет, безусловно, популярен среди людей старшего поколения. И интересен новому поколению в силу своего захватывающего жанра. Но такой славы, какая была у “Семнадцати мгновений весны” или у экранизаций других произведений Юлиана Семенова, у нового сериала не будет. Просто пришло другое время и другие герои. Максиму Исаеву, как мне кажется, к сожалению, в сердцах сегодняшних телезрителей места нет.

Что касается исполнителя главной роли Даниила Страхова, то я почти незнакома с его творчеством. И не могу сравнивать его ни с Тихоновым, ни с Володей.

Леонид БРОНЕВОЙ, исполнитель роли Мюллера:

— Не знаю, не знаю, я достаточно скептически отношусь к повторам. Опыт показывает, что ничего хорошего из этого не получается. Примеры тому на нашем телевидении есть. Тот же “Тихий Дон”. По-моему, вместо того чтобы брать уже полюбившегося телезрителям Исаева—Штирлица, лучше поискать новый неизбитый сюжет. Впрочем, современные режиссеры — люди самонадеянные. Возможно, “Исаева” и ждет успех “Семнадцати мгновений весны”. Но, повторюсь, я в это мало верю.

Вячеслав ТИХОНОВ, исполнитель роли Исаева—Штирлица:

— Прошу вас не беспокоить меня по этому поводу.



    Партнеры