Анджелина Джоли ждет двойню?

Спецкоры “МК” передают с Каннского кинофестиваля

15 мая 2008 в 19:04, просмотров: 733

— Меня нервирует то, что я не могу курить, и то, что мне пришлось надеть костюм, — заявил журналистам Шон Пенн, председатель жюри Каннского кинофестиваля. Неудобство было устранено 20 минут спустя, когда смелая Маржан Сатрапи, коллега Пенна по судейству, попросила у зала разрешения выкурить сигарету. Пенн, до того сидевший мрачнее тучи, заулыбался и даже начал шутить. Пообещав зрителям смотреть фильмы “с открытым сердцем и чистой душой”, члены жюри в среду открыли 61-й Каннский международный кинофестиваль.

Чуть позже они же закрывали торжественное шествие звезд на традиционной красной дорожке. Здесь Шон Пенн все так же улыбался сквозь зубы, вероятно, чувствуя себя в смокинге как не в своей тарелке. Неутомимый нонконформист даже поднял воротник смокинга, выражая свой протест против протокола. А на лестнице было все как обычно: толпы фотографов и операторов, выстроенные в четыре ряда по двум сторонам дорожки, плюс камеры, направленные в лицо звездам.

Удачнее всех остальных членов жюри была одета немецкая актриса Александра Мария Лара (“Молодость без молодости” Фрэнсиса Форда Копполы) — в шелковое черное платье, расшитое яркими цветами от Элиа Сааба. На ее фоне Натали Портман в фиолетовом платье с оригинальным воротником от Ланвена смотрелась по меньшей мере скучно.

Весело оделась героиня фильма-открытия “Слепота” Джулианна Мур — в ярко-желтое, с отделкой перьями платье от Дольче и Габбана. В палевом платье прекрасно выглядела Кейт Бланшетт, месяц назад родившая уже третьего мальчика. Положенное время улыбались фотографам и они, и Ева Лонгория, и Айшвария Рай, и Орнелла Мути со своим возлюбленным и по совместительству пластическим хирургом — а что делать, актрисе уже за пятьдесят. Споткнувшаяся было на дорожке Фэй Данауэй удержалась на ногах, не дав папарацци пищи для обсуждения, и после, держа под руку своего спутника, осторожно поднималась по лестнице, придерживая длинную, в пол, юбку. Прошлись по каннской дорожке и Дэннис Хоппер с супругой и взрослым сыном, и Клод Лелуш с нестареющей Алессандрой Мартинес.

Открыла фестиваль конкурсная лента “Слепота” бразильского режиссера Фернандо Мейреллиша совместного производства Бразилии, Канады и Японии. Как известно, в 2002 году он снял фильм “Город бога” (о бедном квартале Рио-де-Жанейро), с которым и вошел в обойму модных фестивальных режиссеров.

Свой новый фильм Мейреллиш снял по роману португальского писателя, нобелевского лауреата Хосе Сарамаго. В нем люди, ослепленные собственным эгоизмом и бессердечием, слепнут по-настоящему. Эпидемия быстро распространяется, но правительство успело упрятать некоторое количество людей в огороженный колючей проволокой и вышками с автоматчиками барак. Там люди очень быстро начинают вести себя как звери. И лишь один человек — жена (Джулианна Мур) ослепшего врача-офтальмолога (Марк Руффало) — видит все происходящее. По словам актрисы, ее героиня — ангел, всех любящий и всепрощающий. И ради этой роли она стала блондинкой: по мнению Джулианны, ее натуральный рыжий цвет волос был бы слишком резким для ее героини.

Звезды прибывают в Канн по своему графику — уже прогулялись по пляжу Анджелина Джоли и Брэд Питт с детьми, вызвав невероятный фурор. Еще бы: ведь вышли они на самый обычный общественный пляж!

Комедийный актер Джек Блэк невольно раскрыл миру тайну Анджелины Джоли. На фестивале актер отпустил несколько колких шуток в адрес заметно увеличившегося живота актрисы и сравнил семью Джоли и Питта с популярной американской телевизионной семейкой Брейди, у которых было шестеро детей.

Джоли, однако, не обиделась. И Питт — тоже.

— Да-да, мы уже заявляли о скором рождении близнецов, Джек только в очередной раз подтвердил эту новость! — сообщила актриса журналистам.

Жанна Моро отпразднует в 2008-м юбилей — 60 лет в кино! Да-да, та самая Моро, которая в 1958 году на фестивале позировала на пляже, выпросив у Живанши купальник. Тогда она увидела себя в желанном наряде и пришла в ужас от собственных “неинтересных форм” (старлетке в те времена полагалось иметь пышный бюст). Юбилей пройдет уже с полагающимися почестями и без унизительных выпрашиваний нарядов. Сами придут и все предложат — как Пьер Карден и Шанель, например, почитавшие за честь одеть звезду. Но Моро жалеет о тех временах: тогда “Канн был настоящим калейдоскопом эмоций”, звезды отплясывали всю ночь до утра, были веселы и свободны, не то что сегодня — знаменитости думают только о том, как хорошо получиться в кадре, и стали слишком большими снобами, чтобы получать от жизни удовольствие.



    Партнеры