Лив Ульман влюбилась в “Мосфильм”

Теперь “муза Бергмана” умеет озвучивать русскую тройку

25 июня 2008 в 16:26, просмотров: 587

В рамках ММКФ прошла традиционная экскурсия жюри основного фестивального конкурса на ведущую отечественную киностудию “Мосфильм”. Нетрадиционным была только председатель жюри — легенда мирового кино Лив Ульман. За два часа, что актриса пробыла на “Мосфильме”, она успела попозировать на фоне автомобиля Сталина, посидеть на императорском троне, побывать на съемках сериала Андрея Эшпая “Иван Грозный” и попробовать себя в роли звукооформителя в уникальной студии шумозаписи, аналогов которой нет в Европе.

Перед входом в главное здание “Мосфильма” с интервалом в две минуты припарковались 4 фестивальных “Мерседеса”, из которых по очереди вышли члены жюри: английский кинокритик Дерек Малкольм, австрийский режиссер-документалист Михаэль Главоггер, чилийский режиссер Себастьян Аларкон, русская актриса Ирина Розанова и, наконец, муза Ингмара Бергмана Лив Ульман.

Не обращая внимания на приветствующих ее сотрудников “Мосфильма” и обступивших фотографов, Лив Ульман, судя по всему, продолжает начатую еще в машине дискуссию с Ириной Розановой.

— Почему вы все время молчите на заседаниях жюри? — на английском спросила Лив Ульман. — Признаться, я поначалу думала, что вы несколько... неадекватная. Теперь же я вижу, что вы очень умная женщина... Мне это непонятно.

— Я сознательно избегаю жестких формулировок, — парирует Розанова, прибегнув к помощи переводчика. — Дело в том, что за каждым фильмом — огромная работа ума и сердца, столько личных переживаний. Я знаю, как много такие фильмы значат для их создателей. Поэтому я предпочитаю лишний раз подумать и как можно мягче выразить свое мнение.

— Одно дело — когда я в кинотеатре смотрю конкурсную картину, и, как только она заканчивается, первое, что я вижу перед собой, — подбежавшего узнать мое мнение режиссера, — кивает председатель жюри. — Конечно, я постараюсь быть максимально вежливой. Но совсем другое дело — когда мы собираемся в тесном кругу жюри и можем говорить все, что думаем на самом деле. Но я вас понимаю. Вам тяжелее, потому что в конкурсе — две русские картины. Не представляю, что бы со мной было, если бы мне пришлось судить фильмы из Норвегии или Швеции.
Увлеченные разговором, актрисы отстают от основной группы. Та терпеливо ждет их у павильона старых автомобилей. Прежде чем начать экскурсию, Лив Ульман окидывает взглядом членов жюри, мысленно их пересчитывая.

— А где Себастьян? — с тревогой интересуется Ульман.

— Так он же здесь жил столько лет! — отвечают актрисе. — Наверное, пошел друзей проведать.

Но Аларкон вскоре появляется и тут же на правах завсегдатая “Мосфильма” принимается рассказывать, став, по сути, экскурсоводом:

— Вы знаете, что на этой машине ездил сам Сталин? А на этой — последний император Китая?

Лив Ульман и Ирина Розанова, которые явно нашли общий язык, вместе позировали на фоне раритетных автомобилей, которые до сих пор готовы в любой момент сорваться с места и на своем ходу поехать на съемочную площадку.

— Фотографии чтобы мне все сделали потом! — просит фотокоров Розанова.
Следующий на очереди — костюмерный цех. Главные экспонаты здесь — костюмы из фильмов Андрея Тарковского “Андрей Рублев” и “Солярис”, а также “Война и мир” Сергея Бондарчука. Лив Ульман тут же присела на императорский трон, красовавшийся в углу комнаты.

Удалось членам жюри подглядеть и за тем, как русские снимают кино. Благо как раз в это время один из павильонов “Мосфильма” режиссер Андрей Эшпай застроил декорациями Успенского собора, тронного зала и даже пыточной для своего сериала “Иван Грозный”.

— Извините, что мы вас прерываем, — обратилась к режиссеру Лив Ульман. — Но это потрясающе! Два дня назад мы вместе с моим мужем были в Успенском соборе и видели точно такую же фреску. Сходство поразительное!

— Ни о каком “извините” не может быть и речи! — обрадовался гостям Эшпай. — Я же ваш давний поклонник. Надо ли говорить, что я видел все ваши фильмы! Что касается декораций — это заслуга нашего замечательного художника Сережи Якунина. Все эти фрески, а также трон, ложки, чарки и даже шахматы того времени он сделал собственными руками.

— Да, пожалуй, шахматы ему особенно удались…

— По легенде, Иван Грозный умер как раз за игрой в шахматы с Борисом Годуновым, нашим следующим царем. И это притом что шахматы были запрещены церковью.

— Правда? И какая же фигура была у него в руке?

— Вот об этом история умалчивает…

— Мне кажется, вам нужно обязательно домыслить этот момент самому. Это чрезвычайно интересная деталь.

Эшпай и Ульман прошлись по всем декорациям, прекрасно понимая друг друга без помощи переводчика. Андрей Андреевич рассказал именитой гостье о жизни первого русского царя, почему того назвали Грозным и почему последние свои годы он доживал в полном одиночестве.

Напоследок члены жюри посетили тон-студию. Гостям показали музыкальный зал, в котором помещается целый оркестр и сто человек хора. Именно здесь перед московским концертом репетировал Эннио Морриконе. Однако самое большое впечатление на гостей явно произвела студия шумозаписи. Там их встретила Ирина Кислова, звукооформитель, работавшая на студии еще в 60-е годы над картинами Тарковского и Гайдая.

Ирина Дмитриевна на живом примере показала, как озвучиваются шаги по различному виду пола: дворцы, ванные комнаты, земляной пол в деревне. Есть в студии даже кусочек Красной площади, брусчатка то бишь.

— Так вы и есть тот человек, который делает все эти звуки? — заинтересовалась Ульман.

— Нет-нет, картины большие, персонажей много, у нас есть целый коллектив для этого.

Лив Ульман так увлеклась профессией звукооформителя, что решила самостоятельно попробовать озвучить шум моря и русскую тройку.

— И вас не пытаются закрыть при современном уровне бюрократии? — с пунцовыми щеками от удовольствия спросила она.

— Нет, нас и так слишком мало, — последовал ответ.

— Вы прелестны, я вас полюбила!

Завершилась экскурсия на отрытом воздухе, в яблоневом саду. К гостям присоединился сценарист Валентин Черных, в один из прошлых ММКФ, как и Лив Ульман, занимавший почетный пост председателя жюри фестиваля. Пришел и гендиректор “Мосфильма” Карен Шахназаров.

— Тут у нас настоящий рай, курорт, — с улыбкой поприветствовал он своих гостей.

— Карен Георгиевич, вы не поверите, но я в первый раз была на экскурсии по “Мосфильму”! — призналась Розанова.

— По такому случаю надо сфотографироваться! — вновь улыбнулся Карен Георгиевич.

После фото на память члены жюри вернулись к своей работе.




Партнеры