Девушки с Носиком

Был ли суперменом поручик Ржевский?

7 сентября 2008 в 16:23, просмотров: 1180

Я ловлю его по мобильнику на каком-то участке летнего киномарафона. Съемки ночные, съемки дневные. Мужественный, красивый, талантливый — артист Александр Носик сегодня востребован. Он разговаривает со мной и параллельно продирается сквозь московские пробки, которые равнодушны к кумирам. Его подрезает какая-то особа, и Носик не выдерживает: “Девушка, вы бы сначала водить научились!”

“Живут долго либо старой закалки, либо те, кто себя жалел”


— Доля мужского шовинизма к женщинам за рулем?

— Нет, у меня есть доля профессиональной ненависти к непрофессионалам, независимо от пола. Но мужчин, которые ездят безграмотно, все же намного меньше, чем недоучившихся девушек. Хотя я знаю нескольких представительниц прекрасного пола, которые рулят потрясающе.

— Александр, мне кажется, вы такой нежный супермен! Даже ваш друг Мухтара — милиционер Колосов добрый и пушистый.

— Добрый и пушистый?! Я искал отрицательные черты в этом герое постоянно. Я сделал его бабником, немножко хамоватым, циником, шутником, злым начальником по отношению к молодым сотрудникам. Он нормальный человек, как мы все.

— Кто бы мог подумать, что трудный подросток Саша Носик когда-нибудь сыграет роль милиционера!

— Насчет трудного подростка все относительно. Я жил в районе, где были перемешаны шпана и элита: дети дипломатов, артистов, военачальников. На самом деле была реальная история с задержанием и приводом в милицию, когда, по нашей подростковой логике, мы взяли покататься машину отца нашего одноклассника, а с точки зрения милиции мы ее угнали. В третьем классе в нашей компании появилась любовь к огню. Мы поджигали все что могли. За нами бегал патруль, ловил. Нормальное явление, через это проходят все подростки.

— Сын известных артистов — Валерия Носика и Марии Стерниковой — ощущал на себе лучи родительской славы?

— Конечно, ощущал и обжигался периодически. У каждой палки ведь два конца. Популярность отца означала его отсутствие дома, рассеянное внимание, потому что вокруг него всегда люди, настороженность со стороны сверстников, которым надо было доказать, что ты нормальный парень. В общем, это бремя для ребенка негативно.

— Валерий Носик в школу не приходил?

— Нет, а зачем? В школу раз в полгода приходила мама, чтобы услышать, что все, в общем-то, в порядке. Я держался на грани фола, но числился подающим надежды. Умел принимать решения и отвечать за свои поступки, поэтому мне прощались “тройки” по отдельным предметам. Я был не лучше и не хуже других — таким, как все.

— Когда ваши родители решили развестись, они вам сразу сказали правду?

— Ох, как это всех интересует! Мне было 9 лет — возраст не такой большой, но что-то было мной услышано, чтобы осознать: родители расстались. Конечно, первое время после развода было тяжелым, и обида на отца была. Но наши отношения сохранялись: у отца со мной и у отца с мамой. Они дружили до последнего его дня.

— Валерий Носик прожил короткую жизнь — всего 54 года.

— Знаете, с учетом того, что кто-то из его коллег ушел в сорок, 54 — это плюс 14 лет. Все-таки он что-то успел сделать. Но, конечно, он прожил мало. Живут долго либо люди совсем старой закалки, либо те, кто себя жалел. А тот, кто горит, уходит рано.

— Дети артистов обычно идут по родительским стопам, а вы почему-то сначала выбрали экономику. Как это объяснить?

— Это было абсолютно романтическое увлечение, порыв, желание что-то изменить в жизни страны. Восемьдесят девятый год, время перестройки. Кругом разговоры о новой экономике, возрождении России. Мы все тогда поголовно увлекались экономикой.

— Александр, вы, похоже, не из тех, кто выбирает легкий путь в жизни. От армии не “откосили”, в “Щуку” поступили без блата!

— Моя актерская карьера — это стечение обстоятельств. Поступал я очень трудно, сказалось, что после армии. Дико зажатый, с комплексами армейскими. Моя фамилия была в конце списка. Я сознательно принял решение не ходить в Щепкинское училище, потому что это школа Малого театра, где служили родители. Так что свой путь я прошел сам, со своими ошибками и успехами. Мои родители не использовали блат, чтобы я куда-то попал и что-то получил. Всего я достиг сам. И этим горжусь.

— Наверное, таким был и ваш двоюродный брат — Тимофей Носик, который погиб в Кармадонском ущелье вместе с группой Сергея Бодрова. Вы были близки?

— Особенно близки мы не были, у нас не получалось дружить. Мешала разница в возрасте, занятость. Тимка шел своим путем, я — своим. Он был стойкий боец, профессионал. В тот день он прилетел из Москвы. Была проблема с камерой, требовалась какая-то деталь, он ее повез на площадку. Сошел камнепад. Это судьба.

“Мы запускаем нечто, и очень здорово, когда оно летит правильно”

— Известность к вам пришла с сериалами. “Каменская”, “Маросейка, 12”, “Возвращение Мухтара”, “В круге первом”. Наверное, каждый актер мечтает о полном метре?

— Я дебютировал в кино сразу в главной роли драматического героя в полнометражном художественном фильме “Цветы от победителей”. Очень смешная ситуация была на озвучке, когда режиссер этой картины, мой крестный в кино Александр Владимирович Сурин, сказал: “Сань, ну все! Теперь соглашайся только на главные роли и только в полных метрах!” После длинной паузы добавил: “Но если через год ничего тебе не предложат, соглашайся на все”. Он как в воду глядел. Картина прошла почти незамеченной, год не было никаких предложений. А потом я начал с маленьких ролей в сериалах — убийц, маньяков, насильников. Потом палитра расширилась. Пока мне везет: получается очень разнообразный набор ролей.

— В “Свободной женщине” вы снимались с Анни Жирардо. Удалось пообщаться?

— С Анни Жирардо мы никак не пересекались. У меня была единственная сцена в картине, за что я безумно благодарен режиссеру Валерию Ахадову. Почему он выбрал именно меня? Когда режиссер тебя просит сыграть пусть маленькую роль, эпизод, все равно в этом есть какая-то персонализация.

— Вам посчастливилось сняться в “Круге первом” у Глеба Панфилова. Как работалось с мэтром?

— Это дорогого стоит. Панфилов представляет интеллигенцию, передовой слой общества, те самые 3 процента. Он человек высокой культуры, профессионал, с ним очень приятно работать. Он так мягко, точно поправлял, давал тебе подсказки. Никакого напряжения, мы работали, как в старом добром кино. Это счастье. На площадке было ощущение праздника.

— Я тут вспомнила вашу Дафну из ледового шоу — смертельный номер! Смешно невероятно! Комизм, по-моему, заключался в том, что из-за нелепого женского образа проглядывал стопроцентный мужик Александр Носик!

— Процесс неуправляемый, я все время думал,  как не упасть на высоких “каблуках”, и если там обнаружилось много Александра Носика, то это замечательно. С другой стороны, мы не конструкторы ракет, которые знают, куда они должны полететь. Мы запускаем нечто, и очень здорово, когда оно летит правильно и заставляет людей удивляться.

— Болельщики очень переживали за вашу пару с Еленой Бережной. Вам не было обидно, что вы вылетели?

— Конечно, обидно. Но обида бывает разной: либо ты не можешь с этим чувством смириться очень долго, либо переживаешь из-за того, что можно было сделать лучше, и это не портит твою жизнь. Когда я пришел на проект, я понимал, что у меня будет всего два выступления. Так оно и получилось. На втором нас должны были исключить из состава “драмкружка”. Спасибо зрителям, которые продержали нас восемь “раундов”. Таких результатов ни у кого не было!

— Поклонникам казалось, что Татьяна Тарасова вас засудила.   

— Есть судья, в данном случае Татьяна Анатольевна. Ее решение неоспоримо. Она судила со своей профессиональной точки зрения. Я действительно катался плохо, это объяснимо: я пришел в проект за неделю до начала и фактически учился стоять на коньках. Татьяна Анатольевна воспитала огромное количество огромных талантов, и спорить с ней в фигурном катании нелепо. С другой стороны, когда меня судят за актерское мастерство, это немного смешно, потому что в этом я как раз что-то понимаю. В конце концов, это были не спортивные соревнования, а шоу, и оно удалось. Этот придуманный конфликт с Татьяной Анатольевной даже добавил интриги в шоу. По-настоящему мы не ссорились.

“Гениталии не были видны даже на съемках”

— Александр, одна бульварная газета выставила вас не в лучшем свете в связи с историей на рижском радио. Якобы вы корыстный, необязательный человек.

— Та история себя уже изжила. Работа на радио мне денег не приносила. Было интересно попробовать себя в новом качестве. Просто я авантюрист по природе. Моя коллега по будущим эфирам Татьяна Кизилова меня пригласила, и я согласился. В эфирах все было нормально, а между эфирами мы не могли найти общий язык. Это человеческий фактор, расхождение во взглядах, в воспитании, попытка вторжения в личную зону. Я человек не легкий, Татьяна тоже, и, когда мы вынуждены были прекратить, я не приехал на эфир, заранее предупредив об этом. Потом появилась заказная статья, вероятно, с целью меня наказать. Можно было подать в суд, добиваться опровержения. Если бы из-за этой информации я начал бы все терять, наверное, занялся бы борьбой. Но зачем махать кулаками после драки? Нарвусь на серьезного противника — получу по шее. Я был несколько раз в Риге после этой истории, Татьяну не встречал, зато там появились новые друзья, и в городе стало как-то светлее.

— Александр, сегодня вы известный актер, вас узнают на улице. Но у популярности есть свои минусы. Ваша фотография в стиле ню висит на одном довольно скользком сайте.

— На самом деле есть одна фотография, сделанная потрясающим фотографом и напечатанная в глянцевом журнале, который не является ни эротическим, ни порнографическим. Это были 10 обнаженных звезд России. Ничего грязного, чистое искусство. Гениталии не были видны даже на съемках. Моя сестра, будучи в США, набрала меня в Интернете, и эта фотография выскочила на порносайте. Мы живем в период четкой манипуляции сознанием, такого не было даже во времена борьбы с ересью. Так давайте не передергивать факты. И потом каждый из нас для продолжения рода, для удовольствия занимается сексом. Те, в чьей жизни этого нет, — несчастные люди, и ими занимается медицина. Кто-то сам позирует ради рекламы, а за кем-то подглядели. Так надо найти того, кто подглядел, и… А он сам не занимается сексом? Он не пьет водку? Это лицемерие, ханжество, которое достойно презрения и наказания.

— Разобраться по-мужски — это ваше. И в боксе вы себя пробовали!

— На самом деле, неудачно. Я вошел в проект, когда он уже был. Я и швец, и жнец, на дуде игрец. Мне очень хотелось попасть в этот проект, когда он планировался, я собирался тренироваться. Но не совпали сроки и графики. А потом зовут. Первое время я прыгал как кузнечик. Но насчет того, чтобы разобраться по-мужски… Когда ты встаешь перед вопросом, решать проблему силовым методом или нет, немножко светлеют мозги. Есть вещи пограничные, за которые заходить нельзя. Тогда надо решать проблему. Кулаками. В остальных случаях, а их большинство, — словесно. На самом деле я “разбираюсь” крайне редко. Есть люди куда более драчливые. Но надо быть готовым и к такому повороту. Когда готов, это обходит тебя стороной.

“Боюсь большой любви, потому что ее можно потерять”

— Чего-нибудь в жизни боитесь?

— Я вам сейчас скажу, а потом это будет использовано против меня. Никогда нельзя говорить о своих страхах — это ключ к победе над тобой. Я боюсь предательства, боюсь ситуаций, в которых мне, возможно, не хватит мужества не испугаться и тоже не предать. Я боюсь, что время летит слишком быстро, что многого не успею. Я, как и все граждане этой страны, боюсь, потому что она абсолютно нестабильна, и я не знаю, что будет завтра.

— А старости, болезней?

— Мы сами себя губим. Я смотрю на наших стариков, которые прожили тяжелую жизнь, их губило и государство, и они сами: курили до последнего, пили до последнего, спортом не занимались. И посмотрите на холеных спортивных стариков на Западе. Я надеюсь, что буду в более-менее достойной форме. Пугает не сама старость, а недееспособность. Хотелось бы уйти так, чтобы не создавать ни себе, ни другим проблем.

— А большой любви не боитесь?

— Боюсь, потому что ее можно потерять.

— Александр, ходят слухи, что вы опять свободны.

— В каком плане? Меня никто пока не сажал.

— В личном плане!

— Ай-яй-яй! Я на вопросы о личной жизни стараюсь не отвечать.

— Но скажите хотя бы, какие женщины вам больше нравятся: тип Душечки или Настасьи Филипповны?

— Мне нравятся женщины, которые мне нравятся. Я не делю на типажи. И так, и так. И ведущие, и ведомые. А внешность дополняет содержание. Ведь помимо красоты и сексуальности остается общение, которое гораздо важнее, потому что оно дает продолжение и ту самую взаимосвязь. Оболочка может быть хороша, но пуста, как одноразовая посуда.

— То есть секс — не самоцель, а один из способов узнать друг друга. Не суперменская позиция!

— А какая суперменская? Как самец, покрыл и побежал дальше? То есть спортивно-результативная. Можно выпить бутылку вина залпом и опьянеть, не почувствовав вкус вина, получить отрыжку и кислотность в желудке. А можно открыть эту бутылочку и сесть с друзьями и выпить — тоже опьянеть, но получить удовольствие, оценить вкус и целый вечер вести прекрасную беседу. Что лучше? Так и с сексом.

— Есть девушка Бонда. Хотите, чтобы была девушка Носика?

— Я привык вообще скрывать эту сферу своей жизни. По-моему, вполне достаточно глаз счастливой девушки, которая провела с тобой время. Если это есть, ты чувствуешь себя Бондом, Дон-Жуаном, суперменом. Или ты видишь скучающие, разочарованные глаза, в которых одно желание — убежать, и чувствуешь себя полным идиотом. Все мы стремимся себя мифологизировать. И если человек не был выдающимся, но после его смерти сказали, что он был потрясающим любовником и женщины его помнят, это тоже достоинство. Хороший любовник — это не тот, кто механически трудится в постели. Это психолог, тоже талант. Но я не стремлюсь, чтобы после моей смерти на камне написали: “Он был результативен, как поручик Ржевский”.

— Слышала смешную историю, будто на сайте поклонников сериала “Возвращение Мухтара” повесили объявление о вязке Мухтара.

— И заодно актера Носика, потому что он имеет отношение к Колосову. Шутка. Представляете, если бы меня оценили дешевле!

— А у вас дома есть живность?

— У родителей постоянно были животные. К сожалению, наш последний пес недавно умер. Он тяжело болел. Мама своей заботой продлила ему жизнь минимум лет на пять. Когда нашего любимца Корнея не стало, мама сказала: “Я больше никого заводить не буду!” Проходит время, и она опять хочет взять собаку. А когда я вижу щенка, который мне нравится, представляю момент, что он когда-то умрет. Пока не могу это в себе перебороть. Я очень люблю собак. Будет у меня загородный дом — будет и собака.

— Вы в отличной физической форме. Что-нибудь делаете для этого?

— Занимаюсь сексом. Шутка.





Партнеры