Русский гигант большого бокса

Николай Валуев: “Мне все чаще маленькие попадаются”

12 сентября 2008 в 14:34, просмотров: 624

Даже человеку, далекому от бокса, хорошо знакомо имя Николая Валуева. А за его боем на звание чемпиона мира по версии WBA с американцем Джоном Руисом, кажется, следила вся страна. Но победы только на ринге Николая уже не устраивают. Валуев снялся в главной роли в фильме Филиппа Янковского “Каменная башка”. Его герой, боксер Егор, после долгого перерыва, вызванного серьезной автокатастрофой, возвращается на ринг. Показом этой картины в понедельник, 15 сентября, закроется  VI фестиваль отечественного кино “Московская премьера”. Накануне знаменитый спортсмен дал эксклюзивное интервью “МК”.

Первый раунд


— Насколько я знаю, вам не раз предлагали сняться в кино в главной роли. Почему вы согласились именно на роль Егора в “Каменной башке”?

— Во-первых, режиссер хороший — Филипп Янковский, во-вторых, продюсер серьезный — Сергей Сельянов. Немаловажно и то, что прошлые предложения приходились на момент подготовки к бою. Я отказывался не потому, что не хотел сниматься, а потому, что это было несовместимо. С “Каменной башкой” же так совпало, что у меня выдались два почти полностью свободных месяца.

— Страшно было соглашаться?

— Конечно, был страх, что я не справлюсь. Я отчетливо понимал, что если я начну не укладываться в график, то времени на съемки понадобится гораздо больше, чем запланировано. А тогда я уже не смогу ни полноценно готовиться к очередному бою, ни работу над фильмом закончить как следует.

— Вы играли по сценарию или старались привнести в картину что-то от себя?

— Просто играл роль. Сценарий писали профессиональные люди, я в этом никак не участвовал.

— И все же многие фразы, которые произносит ваш герой, легко представить в устах настоящего боксера. Например, когда он говорит: “Боли нет. Ее придумали, чтобы пугать других”.

— Но это так и есть! Боль — она вся потом. Во время боя боль не чувствуется. Ты понимаешь, что наносится вред организму, но проявление физической боли как таковой — это все потом.

— “Каменная башка” — фильм не столько о боксе, сколько о любви…

— Конечно, не о боксе! (Смеется.)

— Именно ради любимой женщины Каменная Башка соглашается вновь выйти на ринг. А какую роль в вашей профессиональной карьере играет жена?

— Галя мало того что помогает мне во всем, она меня дополняет. Делает все для того, чтобы я мог заниматься любимым делом, той работой, которая кормит семью. Холит и лелеет. Не отвлекает меня по мелочам, по тем вещам, которые может сделать сама. Понимает прекрасно, насколько тяжело мне иногда приходится. Старается свести к минимуму все бытовые проблемы, которые часто могут сказаться негативно на результате. Конечно, такое взаимопонимание пришло не сразу. Мы прошли долгий путь. Она многое пережила со мной и все это прекрасно знает. Галя ведет семью, взяла на себя многие обязанности по дому. Я мало того что люблю ее, я еще ей очень благодарен за все, что она делает для меня, для нас.

— Ваш герой поначалу отказывается выходить на ринг только потому, что его жена ему это запрещает. Возможно ли такое в жизни?

— Внутри Егор все равно всегда ориентирован на то, чтобы драться. Это такая внутренняя борьба между запретом жены и делом всей твоей жизни. Конечно, в реальности бывают случаи, когда на этой почве возникают противоречия у боксеров с их женами, девушками, любимым женщинами. Но посмотрите, что происходит во второй половине фильма: Егор объясняет Тане, как маленькому ребенку, что это невозможно — он в любом случае выйдет на ринг.

— Я заметил, что в фильме вы очень скудно питаетесь…

— Первое: надо учесть, что больших денег у героя нет. Потом, у него проблемы с головой. И третье: потребление пищи для Егора больше автоматический процесс, он просто механически наполняет желудок. В настоящей жизни у меня меню куда разнообразней. Люблю вареную картошку и селедку под шубой. А вообще, чем проще еда, тем лучше, тем она понятней для желудка.

— У вас есть прозвище?

— В школе дразнили Головой. Потому что были узенькие плечи и непропорционально большая башка. Это еще в подростковый период, когда плечи не раздались и гормоны не разыгрались. А вот на профессиональном ринге мне чаще дают прозвища, несовместимые со мной, я их сторонюсь. Называли и Башней Силы, и Бестией с Востока. Разве что последнее — Русский Гигант — более-менее мне подходит. Но вообще это скорее плод воспаленного журналистского ума, чем необходимость. (Смеется.)

— В картине хорошо показана не только видимая сторона бокса — бои на ринге, но и подковерная борьба между промоутерами…

— Все имеет место быть. Боксеру не обойтись без промоутеров. Это для него в первую очередь человек, который помогает заработать денег. Но я бы посоветовал всем боксерам советоваться со знающими людьми, которые могут помочь в юридическом плане. Боксеры могут быть заняты во многих отвлеченных вещах, но в главном, что касается лично их, не разбираются. Думают, подписал бумажку — и ладно.

Второй раунд

— Что для боксера значит выходить на ринг? Это ведь, наверное, в самую последнюю очередь способ заработать?

— Отношение к боксу меняется со временем. Эмоциональная составляющая, которая захватывает тебя в молодости, позже уходит на второй план. Я знаю людей, которые без ринга вообще жить не могут. Но чаще с возрастом вырабатывается отношение к боксу как к работе. Но не такой рутинной, которую надо выполнять без эмоциональных всплесков, когда надо, допустим, просто забивать гвозди. Нет, боксер каждый раз выходит на ринг, как на бой. Как раньше ходили на битву с мечом и щитом. У любого боксера творится примерно то же самое в душе. Он выходит на свой бой. Конечно, он и на жизнь зарабатывает, но изначально им управляет желание победить, стать первым. С возрастом это желание притупляется, но не пропадает совсем.

— Помните свои эмоции после того, как впервые завоевали звание чемпиона мира?

— Очень сильные. Буквально через край. Это уже когда я во второй раз стал чемпионом, совсем недавно, тогда эмоций было меньше, а больше — реальной усталости. И психологической тоже. Я ждал этого боя четыре с половиной месяца. Два раза переносилась дата, в итоге даже соперник поменялся. В общем, было нелегко. В конце было просто опустошение. Тренер мне тогда сказал: “Коля, тебе на месяц о боксе лучше забыть. Отдыхай, двигайся, потей, но в зал не ходи”.

— В последнем поединке когда поняли, что победили?

— Уверенности в том, что победа уже за мной, не было до 12-го раунда. Так что не могу сказать, что бои проходили в одну калитку. Ты ведь тоже получаешь удары и устаешь, и только где-то в глубине души пульсирует задание, которое ты себе дал, а теперь как машина выполняешь и, что бы ни случилось, должен идти вперед.

— Как проще в поединке — когда соперник ниже или выше ростом?

— Когда повыше, то проще, конечно. С маленькими — сложнее. Правда, все чаще попадаются маленькие. (Улыбается.)

— В боксе, как и в любом другом спорте, невозможно всегда выигрывать…

— Невозможно. Ты готовишься одинаково усердно к каждому бою, но на определенном этапе всегда один оказывается лучше другого. Во всем. Не только в спорте. Не могут все быть одинаково хороши или плохи. Жизнь — это сплошные подъемы и падения. Когда я проиграл бой Руслану Чагаеву, меня захлестнули злость, обида, досада. Но ничего не поделаешь. Это спорт.

— Какую роль в жизни боксера играет реванш?

— Это еще одна возможность доказать в первую очередь самому себе, что ты — можешь. Для мужчины это очень важно. Мужчина в принципе постоянно что-то себе доказывает. Я бы даже сказал, должен себе доказывать, чтобы чувствовать себя мужчиной.

Третий раунд

— Кем хотели стать в детстве?

— Моряком. О боксе даже не думал. Сначала занимался баскетболом, потом легкой атлетикой. В бокс я пришел в 20 лет. Я не хотел, меня уговорили. Только со временем я ощутил в этом вкус, а тогда это больше походило на авантюру.

— Тогда достаточно было соперников, готовых на равных драться с вами на ринге?

— Мужчина всегда рассматривает других как потенциальных соперников. В детском саду — это выяснение прав на игрушку. Позже — становление себя в школьном коллективе. Как ты себя поставишь, так к тебе и будут относиться. После школы — армия. Потом — борьба за девушку. Потом — за расположение начальника на работе. Постоянно надо доказывать всем, что ты можешь что-то лучше, чем другие.

— В школе себя как поставили?

— Мои физические данные, конечно, давали преимущество. Я мог без драки разрешить практически любую проблему. Скажу честно, я специально избегал драк, может быть, даже боялся.

— Вы говорите, что надо постоянно доказывать всем, что ты лучший. Вот вы стали чемпионом мира, теперь будете защищать этот титул, пока хватит сил. А потом что?

— После бокса жизнь не заканчивается. Можно придумать себе кучу интересных занятий, которые так же будут в состоянии прокормить семью.

— Съемки в кино?

— Я всем пока говорю так: мы посмотрим. Могу сказать только, что мне это очень интересно, а как дела пойдут дальше, неизвестно. Окружающим уже давно ничего не хочу доказать. Я давно состоялся и могу позволить себе заниматься тем, чем хочу. А вот себе доказать — да. Съемки в кино — моя борьба с самим собой.

— История знает нескольких спортсменов, которые делали хорошую карьеру в кино: Винни Джонс, Джейсон Стэтэм…

— Об этом рано говорить. Если мне удастся научиться тем вещам, которые преподают в театральных институтах, и я смогу с равным успехом сыграть как в комедии, так и в драме, тогда да. Но это только время покажет. Слишком много факторов, которые влияют на то, получится у меня или нет: от наличия или отсутствия во мне каких-то заложенных природой талантов до уровня моей в этом заинтересованности.

— Каково в бытовом плане быть таким большим человеком?

— Если брать такие вещи, как дверные косяки и кровати, то с этим постоянно возникают проблемы. Но, с другой стороны, за счет высокого роста и физической силы я делаю какие-то вещи быстрее, чем другие. Например, могу забить гвоздь в стену, не приставляя стремянку.

— Когда вас люди узнают на улице, они чаще радуются или пугаются?

(Пауза.)

— Чаще все-таки радуются. То, как люди реагируют на меня на улице, зависит от воспитания человека, его эмоционального состояния. Можно целую книгу написать из одних только фраз, что мне говорят при встрече.

— Вы много времени проводите в Германии…

— Примерно по полгода. Там у меня тренировочная база. Дело не в том, что за границей условия для подготовки к бою лучше, просто фактор беспокойства меньше. Дома могут быть какие-то бытовые надобности, а там это все отпадает. Ехать никуда не надо. Только спорт. Занятия по пять часов в день. В Германии очень хорошо и спокойно, туда можно приехать и отоспаться. Там мой второй дом, но он никогда не заменит дома родного.

— У вас есть победа, которую можно назвать самой главной на данный момент в жизни?

— Победа… Знаете, раз я так долго думаю и не могу вспомнить, значит, пока нет. Думаю, она еще впереди.

— Какая цель сейчас стоит перед вами?

— Отдохнуть, восстановиться, потом защитить титул. Этот бой должен состояться в декабре, соперник пока неизвестен. Думаю со временем открыть спортивный клуб. Все к тому и идет. Собираюсь с этим предложением прийти к нашему губернатору — Валентине Матвиенко. Надеюсь, она поможет. А в глобальном плане — сейчас я кую свое имя, чтобы оно работало на пользу мне и моим близким. У меня растут дети, и я все делаю для того, чтобы им было проще войти в эту жизнь. Проще, чем мне, так скажем…



    Партнеры