Дитя порока рвется на "Евровидение"

Борис Моисеев: "Я — авантюрист экстра-класса!"

10 января 2009 в 19:19, просмотров: 1982

Музыкально-тусовочная Москва, водя новогодние хороводы вокруг елок, вздрогнула от сногсшибательной новости: Борис Моисеев собрался выступить на “Евровидении-2009” в Москве под флагом России. Списки возможных кандидатов национального отборочного тура еще утрясаются, выборы пройдут не раньше второй декады февраля, о других претендентах мало что известно. Однако в кулуарах “Останкино” корреспонденту “МК” уже подтвердили, что отборочная комиссия действительно зарегистрировала заявку от Бориса Моисеева.

Если г-н Моисеев доковыляет-таки до “Евровидения”, то Россия имеет шанс не только стать гостеприимной хозяйкой конкурса в мае, но и от души порадовать веселую (в изначальном переводе на английский — “gay”) Европу не меньше, чем ее радовали транс-дива из Израиля Dana International, травести-трио из Словении “Сестры” или проводница смешанного пола со звездой на голове Верка Сердючка из Украины...

Уже известно, что песня называется “Бамбина”. Над текстом потел сам Боря в соавторстве с поэтом Дмитрием Мерсом, а музыку сочинил Анатолий Лопатин, модный саундпродюсер, наделавший в последнее время много шума из модных треков для Аллы Пугачевой, Лолиты и других звезд.

Мотивами своего решения и видами на евроурожай Борис Моисеев сегодня любезно делится с читателями “МК”. В начале он пояснил формальную сторону вопроса:

— На днях я подал официальную заявку, ее приняли и подписали. Но оказалось, что не все так просто. Сперва рассматривают только песню, а потом уже исполнителя. Не знаю, может, песня пройдет, а я нет.

— И ее отдадут другому?

— Я не вижу другого исполнителя. Тогда я заберу песню обратно.

— А песенка-то хорошая?

— Не знаю, у кого как, но у меня песня сумасшедшая. Напористая, яркая, модная, темпераментная. Такую музыку умеет создавать только Толя Лопатин, подлинный кудесник звука. И очень хорошие слова. Там есть строчки о Москве. Сюжет о том, что я встретил бамбину — маленькую девочку — и говорю ей: приезжай в Москву, в нашу страну, посмотри, как у нас клево!

— Прямо “Широка страна моя родная”!

— По энергетике и позитивному настроению — не хуже, чем эта песня из советской классики. А правильное настроение и позитив — это не только всегда хорошо, но и сильный козырь на таком конкурсе.

— Правда? А тебе, такой гранд-звезде, не будет ли дискомфортно, если в отборочных турах ты окажешься вдруг сплошь среди малолеток и старлеток?

— Я всегда рад быть рядом с подрастающим поколением. А если серьезно, то я готов участвовать в чем угодно, чтобы выступать и бороться за свою страну!

— А страна-то готова? Тебя здесь вечно пинают, концерты запрещают. Не получится ли, как с Сердючкой на Украине: митинги, пикеты, протесты возмущенных граждан — не позволим позорить страну?

— Мне что, впервой? Не переживу я протестов и митингов? А концерты запрещает кто? Чиновники. А им их начальник Путин написал на бумажке, что Моисеев — заслуженный артист России. С тех пор, кстати, запретителей сильно поубавилось. Мне кажется, все недоброжелатели закроют свои рты и будут обязаны гордиться мною.

— А вот журналисты из Европы, которым даже Путин, пардон, не указ, на “Евровидении” очень любят подтрунивать над престарелыми артистами. В Белграде, например, измывались над хорватом — мол, доживет ли дедуля до финала после первого тура? И еще страшно переживали, не разъедутся ли швы от пластических операций на лице у шведки Шарлотты из-за рискованных для ее возраста танцевальных па…

— Я готов. Надо мной всю жизнь все издевались. Ущербные всегда найдутся, и на “Евровидении” — тоже. А я еще раз всем докажу, что я авантюрист высшего класса и что мне Бог помогает.

— Многие твои звездные коллеги, наоборот, решили не дергаться в этот раз, полагая, что смысла нет. Мол, Россия уже выиграла, и в ту же лунку снаряд дважды не попадет. Во всяком случае, не теперь…

— А мне интересно. Пусть я закрою амбразуру.

— Хочешь повторить подвиг Билана?

— Не-ет. Билана не повторить. Он один такой. Как и я. Просто есть и личный момент — сделать что-то для себя, радостное и праздничное. Мне интересно. Я же не умираю, не ухожу на пенсию и не собираюсь ощущать себя ветераном сцены. Мне чужды такие переживания. Я добился многого в жизни — славы, карьеры, популярности, которая не падает. Участвую во всех “огоньках”-шмогоньках, кремлевских концертах… Я доказал, что я нормальный, достойный артист. А уж “Евровидение” — почему нет? Я знаю, что я сделаю оригинальный, интересный и яркий номер по всем стандартам “Евровидения”. Ты же прекрасно знаешь, что нужно там, — шик, блеск, красота. Все это у меня есть.

— Там еще желательно чисто и звонко спеть…

— А что?! У меня был хороший тренинг на проекте “Две звезды”, где был только живой звук. Все видели и слышали — у меня все получается! А еще будут ведь прекрасные бэки (подпевки). С ними-то я все замечательно спою.

— На какое место ты рассчитываешь в случае, если попадешь на “Евровидение”?

— Мне кажется, что в тройку я точно попаду с этой песней и с моим сумасшедшим шоу.

— Тоже позовешь греков в постановщики, как Колдун, Ани Лорак и Билан?

— Нет, я без них как-нибудь, без греков. Обойдусь своим силами. У меня вместо греков есть прекрасные швейцарские партнеры, которые работают со мной в последние годы. Два офигенных парня — Димитрис и Максимус. Замечательные постановщики! Так что я готов во всех смыслах, и пусть мне пожелают удачи.

— В наступившем году Быка ты, похоже, намерен взять быка за рога?

— За яйца! Га-га-га…

— Они же большие!

— Ничего, я справлюсь. У меня натруженные руки.

— Удачи, Боря!



Партнеры