В подвалах земли подмосковной

18 декабря 2013 в 13:52, просмотров: 1461

У ПОДМОСКОВЬЯ НА ЕГО ЮЖНЫХ «РУМБАХ» ЕСТЬ ВЕСЬМА ХАРАКТЕРНАЯ ОСОБЕННОСТЬ: здесь большие участки столичного региона имеют «подвалы» — «подземные этажи». Хотя их принято называть романтично пещерами, но на самом деле это старые каменоломни.

В подвалах земли подмосковной
фото: Дмитрий Алексеев

Тощий декабрьский снег возмущенно поскрипывал под ногами, когда пришлось спускаться по склону старого карьера к чернеющему в дальнем углу провалу.

— Нам сюда, в это «игольное ушко» лезть? — недоуменно воскликнул кто-то из новичков, обнаружив на дне ямы узкую щель, уводящую в земные недра.

— Ничего страшного. Там дальше будет попросторнее, — успокоил наш «гид» Михаил и ловко нырнул в дырку.

Подземные лабиринты, в которые мы погрузились, среди спелеологов известны как «Силикаты» — по имени расположенной невдалеке железнодорожной станции Силикатная. У этих рукотворных пещер давняя история.

— В середине XIX века на крутом берегу реки Десны неподалеку от Подольска стали добывать известняк, — рассказывает Михаил. — Белокаменные глыбы использовали при строительстве домов или отправляли на соседний цементный завод для переработки. А более ста лет назад на рубеже веков был получен спецзаказ: в штольнях вырубили огромную, почти 9 метров длиной, белокаменную лестницу и отвезли ее на очередную международную промышленную выставку. Это рукотворное чудо получило там даже специальный приз — «Золотой кафтан». Подземную добычу камня продолжали вплоть до 1914 г. За это время образовалась разветвленная система штолен, соединительных галерей, забоев. Мы производили их топографическую съемку и намерили около 13 км ходов. Однако это не окончательный итог: во многих местах обнаруживаются завалы, расчистив которые, можно проникнуть еще дальше.

В 1990-е на протяжении долгого времени «Силикаты» были совершенно необитаемы: существовавшие прежде два входа местные жители завалили — от греха подальше! — землей и мусором. Но неугомонные пещерофилы раскопали-таки нору, ведущую из заброшенного карьера в лабиринты старых каменоломен. С той поры сюда зачастила публика — из числа почитателей экзотики, которым нравится проводить досуг в темноте подземелий.

…Первые метры «подземной экскурсии» вызвали не слишком восторженные эмоции. Преодолевать их пришлось ползком, лавируя между выступающими с разных сторон каменными глыбами... Наконец этот «капилляр» остался позади, и ваш корреспондент, выбравшись в более широкую нишу, с разгона наткнулся... на колонну грузовиков! Игрушечных.

— Здешние завсегдатаи шутки ради их сверху, с ближайшей свалки, притащили, — пояснил наш предводитель.

Благодаря озорным любителям отдыха под землей в пещеру перекочевало еще немало всякого добра. Пробираясь по лабиринтам запутанных ходов, мы обнаруживали в самых неожиданных местах то ржавую раму от детского велосипеда, то помятый огнетушитель... А в одном из расширений среди каменных обломков поставлена даже новогодняя елочка (судя по совсем не товарному виду, сей экземпляр прописан в подземелье еще с прошлой зимы). Много всяких табличек: «Машинное отделение», «Командир части», «Не влезай — убьет!»... Кое-где стены пещеры покрыты надписями. В большинстве своем эти «художества» выполнены нашими современниками, однако однажды спелеологи, раскапывая заваленный дальний ход, наткнулись на автограф, относящийся к довоенным временам: «Здесь скрывался бандит Тришка. 1932 г.»

фото: Дмитрий Алексеев

Один из самых однозначных выводов, сделанных автором этих строк после «экспедиции»: здешние лабиринты явно не предназначены для прогулок людей высокого роста. Только в нескольких местах встретились залы 2–3 метра высотой, большая же часть штолен прорезана по вертикали максимум на метр семьдесят. Поэтому о прямохождении пришлось напрочь забыть: колени подогнуты, голова наклонена и втянута в плечи — привет питекантропам.

Кое-где размеры подземных проходов и еще меньше. Вот впереди очередная такая теснина: каменные пласты нависают сверху буквально в метре от пола пещеры. Тут уж остается единственный способ передвижения — скрючившись в три погибели. Но и это лишь цветочки...

— Сейчас будет «шкуродер», — предупредил Михаил. — Нужно проползти по-пластунски метров 12...

К счастью, толстяков среди нас не оказалось, так что, орудуя локтями и коленками, все успешно протиснулись на пузе через нагромождения камней, забивших почти до предела участок старой каменоломни.

— Сколько там над нами? — интересуюсь у «гида».

— Метров пятнадцать до поверхности...

...Лучи фонариков вдруг высветили впереди некое цветное пятно. Вблизи оно оказалось палаткой из яркого шелка, растянутой прямо между каменными стенами штольни. Рядом, на больших обтесанных камнях, оборудована столовая — банки, кружки, оплывшие свечки, в уголке притулился маленький примус. Над импровизированным столом подвешены разноцветные воздушные шарики.

— Есть энтузиасты, которые сюда чуть ли не каждые выходные приезжают и даже ночевать остаются!

В глубине штолен сохранились следы «доисторической» добычи известняка. Кое-где вдоль прохода лежат каменные блоки — гладко обтесанные, готовые к вывозу. Посветив на стенку рядом с ними, можно обнаружить ряды догнивающих деревянных клиньев, с помощью которых наши прапрадеды выламывали из сплошного монолита куски известняка нужного размера. Тяжеленные глыбы вытаскивали из подземелья на специальных тележках...

Вот и конец нашей подземной «экспедиции» — как-то незаметно пролетели восемь часов, проведенных в подмосковных недрах. Оглядываю окрестности, с трудом осознавая, что совсем недавно довелось пробираться где-то там — под сосновой рощей, под садовыми участками, под проселочной дорогой...

— «Силикаты» уходят в глубь речного берега метров на 800, — поясняет Михаил. — Еще больше система подземных пустот расползлась в ширину. Многие из окрестных домов стоят прямо над старыми забоями. Кроме этой есть и другие пещерные системы к югу от столицы: заброшенные подземные каменоломни притаились по берегам Пахры, Десны, Рожайки...



Партнеры