Не хлам, а сокровище!

Не исключено, что о дизайнере Юрии Луценко из Реутова мир никогда бы не узнал, если бы не маленькая стеклянная груша

18 декабря 2013 в 15:13, просмотров: 3152

Желтая елочная игрушка с красным бочком — вещь уникальная. Именно она помогла жителю Подмосковья обрести дело всей жизни. Теперь реутовчанин является обладателем невероятной коллекции новогодних украшений и готов поделиться духом праздника со всеми желающими.

Не хлам, а сокровище!
фото: Юрий Луценко

ЧТОБЫ ГРУША НЕ СКУЧАЛА

Увлечение Юрия Луценко елочными игрушками началось спонтанно. В 2000 году он пришел в гости к родителям, и там увидел привычную с детства картину — новогодняя елка, а на ней желтая груша из толстого стекла.

— Я взял ее в руки и прямо ощутил какой-то прилив тепла и душевности, — рассказывает Юрий. — А потом совершенно случайно оказался на блошином рынке и нашел там целый развал старых новогодних игрушек из ваты. Как сейчас помню, их продавала старенькая бабушка по двадцать рублей за штуку. Зачем я их купил, уже и сам не знаю. Но именно так все и началось.

Позже Юрий решил снова посетить блошиный рынок. И опять его ждал «улов» — картонные и стеклянные игрушки самых причудливых форм.

— Через какое-то время я пришел домой, разложил на паласе все свои «сокровища» и озадачился, — делится коллекционер. — Ведь все это нужно куда-то девать, игрушка — вещь хрупкая, ей и место надо, и финансово это удовольствие затратное. Я долго мучился, спрашивал себя: зачем я вообще этим занимаюсь? Я успокаивал себя тем, что подхожу к своему увлечению разумно. И никогда не тратил на него больше ста тысяч зараз. По прошествии лет я понял, что все это не зря. Все эти игрушки особенные, они все еще хранят чье-то тепло и превращают Новый год в абсолютно особенный, яркий праздник.

На сегодняшний день Юрий уже сбился со счета, сколько же в его коллекции елочных игрушек. И вообще, по его словам, слово «коллекционер» ему не очень подходит.

— Обычно коллекционеры сосредотачиваются на чем-то конкретном, — поясняет он. — Например, собирают дореволюционные игрушки, утверждая, что все остальное не имеет ценности. Или только игрушки из стекла, а ватные и картонные игнорируют. Я себя к таким людям отнести не могу, в моей коллекции есть все. Ведь самое главное, что все эти елочные украшения — часть нашей истории, и какая разница, из чего они сделаны?

Правда, вопрос стоимости елочных игрушек в доме Луценко иногда все-таки поднимается. Если у какой-либо из игрушек коллекционера есть «близнец», он всегда готов его продать или обменять на что-нибудь новенькое. Однако есть у Юрия экспонаты, которые он не продаст ни за что и никогда.

— Вот груша моя, она достаточно простенькая, — улыбается реутовчанин. — Для кого-то сущая безделица, а для меня она бесценна...

фото: Юрий Луценко

А чтобы бесценная груша не скучала, со временем Юрий Луценко решил докупить ей компанию. Так в его доме появились десятки фруктов и овощей: от яблок до ананасов.

Кстати, давным-давно, когда традиция украшать елку только зарождалась, именно живые яблоки были самой популярной елочной игрушкой. Правда, богатый яблочный урожай рождался не всегда, тогда люди и перешли к имитации яблок — их лепили из воска и выдували из стекла. Так и появился привычный нам елочный шар.

фото: Юрий Луценко

КЛАД В КОРОБКЕ ИЗ-ПОД КОНФЕТ

Сегодня коллекция Юрия Луценко исчисляется разве что не тысячами, и у каждой игрушки здесь своя легенда. И речь идет не только об истории каждого украшения, но и о том, как каждое из них попало в руки реутовчанина. Некоторые игрушки он часами искал на блошиных рынках, а некоторые находились сами.

— Пару лет назад рабочие вывозили хлам из одной старой московской квартиры и случайно обнаружили полку, а под ней старые коробки из-под шоколадных конфет, — рассказывает Юрий. — А в коробке настоящее сокровище! Точнее, для кого-то это действительно хлам, а для меня — клад!

В коробке оказались десятки новогодних украшений, приглашения на праздничный утренник и даже детские книжки. Причем коллекционеру сказочно повезло: владельцы вещей оказались людьми педантичными и на каждом предмете сделали аккуратную надпись — какого числа и где именно он приобретен.

— «От мамочки Ариночке» — была подписана одна из игрушек, а рядом дата — 1939 год, представляете? — с восхищением рассказывает Юрий. — Всего в коробках было найдено около 120 предметов. И я безмерно рад, что люди, сделавшие находку, не выбросили все эти прекрасные вещи и я смог их приобрести.

фото: Юрий Луценко

Еще одна удивительная находка в коллекции Юрия Луценко — медвежонок на лыжах. Удивительная игрушка была найдена на блошином рынке, причем ей удалось сохраниться почти в первозданном виде.

— Это игрушка очень редкая и интересная — у медведя на спине рюкзачок, а на нем написано «Полярная почта», это исторически отсылает нас в те времена, когда шло активное освоение Севера, — поясняет коллекционер. — Кроме того, у медвежонка на лапах надпись — «1938 год». Это значит, что когда-то эта игрушка висела на одной из первых послереволюционных елок. Ведь до 1937 года празднование Нового года вообще было фактически запрещено. Есть сведения, что первая после Октябрьской революции елка прошла в Харькове в 1936 году, но эти сведения неподтвержденные. Так что первым настоящим празднованием считается то, которое прошло в Колонном зале в 1937 году.

Юрий Луценко скромничает, что является экспертом исключительно в «елочноигрушечных» вопросах, однако нельзя не заметить, насколько он исторически подкован.

— Когда-то в детстве папа часто водил меня в музеи, таким образом приобщая к истории, — делится коллекционер. — Думаю, папе это удалось, сейчас мне 48 лет, и я по сей день убежден, что история — неотъемлемая часть нашей жизни. А особенно история страны, в которой ты живешь.

Реутовчанин признается, что в основном в его коллекции преобладают именно русские елочные игрушки, но намеренно он не делает разделения между «нашими» и «ненашими». Главное, это елочная игрушка, наполненная духом праздника и старины, а где она произведена — другой вопрос.

— У меня есть игрушки времен Первой мировой войны, — говорит Юрий. — Сейчас найти такое елочное украшение чрезвычайно сложно.

В коллекции жителя Подмосковья есть даже экспонаты — иначе и не назовешь, — датированные 1894 годом.

Оказывается, была раньше разновидность такой елочной игрушки — сюрпризница-шляпница, они создавались по образу и подобию коробок для дамских шляпок — всего-то 8–10 сантиметров. Без сомнения, шляпница была одним из любимых детьми новогодних украшений, ведь у нее было замечательное свойство — игрушка открывалась, а внутри обычно лежали конфеты.

Чтобы разглядеть и изучить каждую игрушку в коллекции Юрия, пожалуй, не хватит и целого дня. Чего здесь только нет: и корабли, и ракеты, и фрукты, и куклы, и совсем простенькие картонные и ватные зверьки. И, конечно, многие из них не имеют фабричного глянцевого блеска, как современные елочные украшения. Однако каждое из них имеет свою удивительную судьбу и несет в себе воспоминания о елках вековой давности.

— Я бы очень хотел, чтобы современные люди начали немного иначе относиться к Новому году, — говорит Юрий. — Сейчас его справляют не с таким размахом, как это было когда-то, а жаль. У меня даже была мечта — написать книжку о Новом годе и елочных игрушках, чтобы люди начали чувствовать этот замечательный праздник, чтобы отмечали его с душой.



Партнеры