Ветеринар-потрошитель

Сумасшедший живодер терроризирует подмосковную Балашиху

22.01.2014 в 13:51, просмотров: 2170

В своем логове на просторах города, которое он изредка переносит в новое место, он держит на цепи и в клетках десятки собак и кошек. От места обитания сумасшедшего за версту несет разложением и гнилью.

Ветеринар-потрошитель
фото: Михаил Ковалев

Мужчина уже несколько раз побывал в психлечебнице, но после курса лечения все равно принимался за старое — отлавливал бродячих кошек и собак и сажал их на короткую цепь или же бросал в самодельные клетки из продуктовых тележек, которые он «заимствовал» у супермаркетов. Но интересно, что в появлении такого странного персонажа на улицах города местные жители и зоозащитники-добровольцы винят прежде всего... местную администрацию. Похоже, что социальные службы в свое время начихали на пожилого ветеринара, и это сделало из него «монстра», именем которого уже даже не нужно пугать детей — они и так уже перепуганы. Вместе со взрослыми.

История балашихинского живодера несколько раз всплывала на территории города и со временем притихала. С новой силой она вспыхнула 7 января. К одной из местных жительниц пришла знакомая школьница и рассказала, что в овраге, неподалеку от местной церкви, со стороны Леоновского шоссе, какой-то мужчина устроил какой-то непонятный питомник, построенный как будто по образцу ада из какого-нибудь мрачного рассказа. Помимо того что этот питомник был на открытом воздухе (в минусовую температуру), пара десятков исхудавших и измученных кошек и собак в нем были привязаны к деревьям, забору, к чему угодно, да так, что некоторые едва могли дышать — настолько сильно был натянут повод. А кошки были преимущественно закрыты в клетках, сделанных из сетчатых магазинных тележек. Тележки были скованы между собой несколькими цепями с замками. Животным явно было несладко в те дни, что они провели в этом «адском питомнике». Некоторые едва подавали признаки жизни, иные были покрыты различными болячками и ранами, третьи вовсе выглядели обезумевшими и не понимающими, где они вообще находятся. А под ногами, в снегу, лежало несколько трупов животных, которые не выдержали пребывания в питомнике...

В тот же день, в Рождество, всех животных из этого питомника освободили зоозащитники Балашихи — добровольцы и просто инициативные граждане, не принадлежащие к какой-либо организации.

— Часть собак приютили в питомнике «Бим» в Жулебине, — поделилась с «НП» одна из зоозащитниц по имени Мила. — Но для кошек там места не нашлось, к тому же кошкам легче найти пристанище — их охотнее берут в дом. На постоянное время или «на передержку». Часть животных просто разбежалась, когда их попытались освободить, — одна из кошек, например, как только открыли клетку, молнией залезла на дерево. Бросалось в глаза, что животные просто находятся в состоянии шока, напуганы и истощены.

Сам живодер активно защищал своих питомцев, чуть ли не драться кидался, но поспешно скрылся, как только увидел сотрудников полиции, которых вызвали зоозащитники... В лагере живодера активисты насчитали около 18 тележек, нашли кучу массивных цепей — сумасшедший стаскивал их со всех уголков города для того, чтобы потом использовать на собаках. Местных жителей очень возмутило то, что свидетелями увлечений этого странного мужчины уже не один раз становились дети. Помимо случая, когда школьники наткнулись на зловонный овраг, словно срисованный с кадра из фильма ужасов, они видели Виктора и на улицах города. Ведь мужчина, бывало, целыми днями слонялся туда-сюда через жилые районы в поисках новых питомцев, и то, с какой жестокостью он их отлавливал, повергало детей в шок. Например, он мог слегка придушить отловленную собаку, чтобы она была поспокойней. А уже потом присмиревшее животное тащил в свое обустроенное убежище.

«НП» попыталось выяснить, кто все же этот странный человек, наводящий ужас на местное население, и что его довело до такой жизни. И главное — почему местные жители винят в появлении такого странного персонажа местную администрацию? Как оказалось, этот мужчина — некто Виктор Мамонтов. У него несколько высших образований, одно из которых — в области ветеринарной медицины. Виктор начал странно вести себя уже более десяти лет назад, после смерти своей матери, а окончательно свихнулся на животных лет пять назад. Когда умерла его родительница, он ушел в себя, перестал оплачивать счета за воду, электричество и газ. И их вскоре отключили. Виктор развел питомник у себя дома, причем попутно тащил все «нужное» со свалок — от ржавых ведер до стройматериалов. В какой-то момент его соседям это надоело, и они начали ежедневно трезвонить в милицию с требованием проверить беспокойного ветеринара. В его квартире помимо свалки ненужных вещей правоохранители обнаружили свору собак. Они настолько были заморены голодом, что уже даже бросались друг на друга — наверное, еще пара дней — и они бы просто загрызли друг друга. А Виктор дома практически не появлялся. Он бродил по территории города, отлавливал собак и закрывал их в своей квартире. Свои наклонности он проявлял и когда работал дворником в РГЗУ, это было в ближайшие пару лет после смерти его родительницы. Внимание администрации учебного заведения он привлек, когда студенты начали жаловаться на него — учащиеся сообщали, что Виктор привязывал к деревьям на территории двора института бездомных собак. Причем привязывал в свойственной для него манере — на очень короткой привязи, так, чтобы собака едва могла сидеть. А позже выяснилось, что в одной из заброшенных аудиторий РГЗУ он устроил то же самое, что и в своей квартире — свалку и кошмарный питомник. Видимо, аудитория была отдалена от основных учебных помещений, раз Виктору удавалось какое-то время держать свой питомник в тайне от всех. В тот же период его заметили за странным занятием. Он пытался сделать какую-то непонятную операцию собаке, которую привязал на территории РГЗУ. У бедного животного кожа была покрыта какими-то непонятными шишками и гнойниками, а Виктор грязными руками в условиях абсолютной антисанитарии пытался эти болячки удалить. Разумеется, животное скулило и выло на всю округу, но свихнувшегося ветеринара это мало заботило. В итоге, когда Виктора уволили с работы, он просто стал бродягой. В своей квартире он не жил, да она мало чем отличалась от условий на улице или в подъезде — несколько оконных стекол были разбиты, воды, электричества и газа нет. Часто он спал в подъезде своего дома и нередко был окружен собаками. Хотя он порой к ним относился жестоко, все же Виктор искал для них хоть какую-то еду. Выпрашивал объедки в онкологической больнице, в школе и прочих местах. На какое-то время он устроил свой лагерь у местной конюшни. Когда запах гниющих трупов и устроенный Виктором бардак надоели владельцам конюшни, его оттуда прогнали. Пару раз местные жители находили подобные лагеря в подлеске, но животных там не было — лишь заготовленные цепи и клетки. И вот его последнее известное пристанище — овраг у церкви. В этом овраге был колодец теплотрассы, рядом с которым Виктор грелся. Интересную конструкцию он соорудил над колодцем — на палке-перекладине над паром висело ведерко литров на пять. В ведре была какая-то непонятная похлебка — из курицы (или другой птицы), капусты, еще каких-то овощей. Судя по всему, это была просто сборная солянка из объедков, которые он смог добыть. А пар из коллектора не позволял этой похлебке замерзнуть. Это была и его еда, и пища для питомцев. В колодце этого коллектора Виктор, видимо, и ночевал не один раз. Возможно, сейчас Виктор думает, где обустроить новый лагерь. Люди, знавшие его мать и самого ветеринара, утверждают, что, уже будучи в пенсионном возрасте, он даже не сразу смог получить пенсию — что-то неправильно оформили в его документах, но социальная служба и администрация закрыли на это глаза.

— Социальные службы трижды закрыли глаза на эту проблему, — делится Мила. — Он одинокий, он пенсионного возраста, и у него проблемы с психическим здоровьем. Но почему тогда его своевременно не поставили на контроль? Да соцслужбы не бывали даже в его доме никогда.

Кстати, интересно, что в доме, в котором жил Виктор, тот еще контингент. В каждой второй, если не в первой, квартире обязательно кто-то злоупотребляет алкоголем, к Виктору все настроены были враждебно, пару раз пытались его наказать кулаками за его страсть к животным.

Так что все же движет этим профессиональным в прошлом ветеринаром? В пресс-службе местного ОМВД отмечают, что с подачи участковых Виктора уже несколько раз направляли на лечение в психиатрические клиники. После прохождения курса лечения его выпускали, и он принимался за старое. В настоящее время его скорее всего снова отправят туда. Но невозможно сказать, надолго ли. Там в целом очертили картину его мировосприятия. Виктор считает, что собакам и кошкам грозит неизлечимая вирусная инфекция, пока еще неизвестная науке. И его долг — спасти несчастных животных. Поэтому он их рассаживает в отдельные клетки, сажает на короткие поводки. Он пытается изолировать их от контактов между собой, чтобы таким образом остановить распространение эпидемии. Попутно он пытался излечить их от всяких болячек, но это ему не очень удавалось — время от времени его питомцы дохли, а он все тащил и тащил новых... Сейчас он бросился в бега, но еще неизвестно, что лучше — отправиться снова в психушку или же попасться местным жителям. Народ уже достаточно натерпелся от его выходок, и часто слышно, как кто-то предлагает чуть ли не суд Линча над ним учинить. Жаль, что обращают внимание на такие проблемы, лишь когда они уже в запущенном состоянии. Жители города тем временем все же пытаются сделать все возможное.

— Это очень важная тема для нашего города, — продолжает Мила. — Ужас равнодушия и бездеятельности поражает. Овраг со свалкой видели многие, в том числе и прихожане церкви, но все проходили мимо. Лишь когда известие о нем дошло до нескольких зоозащитников-добровольцев, они своими силами освободили несчастных животных и приютили их. Поражает, как отдел нашей администрации, ответственный за санэпидемобстановку города, закрывал глаза на это? Мы ждем реакции и отклика на наше заявление, это дело мы не оставим.



Партнеры