Абсолютно аморальная ситуация

В Серпухове идет «война» между владельцами жилого дома по адресу улица Межевая, 17, и мэром города Павлом Залесовым

13 марта 2014 в 16:28, просмотров: 6119

Первые говорят, что мэр пытается незаконно лишить их частной собственности, сам же мэр предъявляет им в ответ свои обвинения в «жадности». Странно ведет себя и прокурор, если верить словам пострадавших.

Абсолютно аморальная ситуация
фото: Дмитрий Алексеев

Подъехать к дому, одиноко стоящему в поле, корреспонденту «НП» удалось лишь с четвертого раза — сразу не найти. Виляющая грязная дорога через поле привела меня к строению, перед которым с грозным лаем бегала на цепи большущая кавказская овчарка. Из двухэтажного кирпично-бетонного здания с мансардой навстречу корреспонденту «НП» вышли улыбающиеся хозяева и поведали нашей газете свою довольно неприятную историю...

СО СЛОВ ПОСТРАДАВШИХ

В 1994 году администрация города Серпухова выделила Владимиру Ивановичу и Антонине Сергеевне Чекушиным участок на улице Межевой. В течение десяти последующих лет они вкладывали все свои сбережения в строительство дома и благоустройство участка. Как вдруг в 2011 году действующий мэр Серпухова Павел Залесов «без согласия и даже без уведомления жильцов, в нарушение закона изменил вид использования участка земли в 53 тысячи квадратных метров с зоны застройки жилыми домами на зону «промышленные объекты 5-го класса опасности». Дом Чекушиных попал именно в эту самую зону:

— В поле размерами 18,5 га, где стоит наш дом площадью 350 кв. м, должен был в итоге вырасти коттеджный поселок на 120 домов, — рассказал «НП» хозяин злополучного дома Владимир Чекушин. — Нам, серпуховичам, специально выделили для этого землю. Дом мы строили сами и закончили его в 2000 году. А другие стали ждать, пока им построит администрация — люди заплатили «вступительные» деньги. Но ни денег, ни домов не стало. Вот поэтому мы остались здесь одни. Мы единственный коттедж на этом поле, однако он у нас официально зарегистрирован. Мы были в кадастровой палате и в Регистрационной палате — все документы полностью, как положено у нас есть. Дом стоит на кадастровом учете, все номера и свидетельства имеются. Когда мы начинали строиться, была бумага от администрации Серпухова, согласно которой обещали нам подвести все коммуникации. Все это, естественно, «потухло». Как только мы начали строиться, горадминистрация нам и говорит: мол, сейчас денег нет, мы вам ничего делать не будем.

Если верить Чекушину, то в мэрии ему сказали: «Сдохнешь там и останешься... Мы тебя оттуда не выпустим. Вот огородим тебя кругом, и что хочешь, то и делай».

Единственное, чего нет у Чекушиных, так это газа. Воду «добыть» удалось — скважину сами пробурили. Свет сами провели. Дорогу — хоть и не слишком хорошую, через поле — они «насыпали» сами. Но в этом году, впервые за все время, Чекушины не стали «сыпать» дорогу, так как не знают, что будет с их домом дальше. «Мы чисто случайно узнали, что администрация это поле перевела из жилой зоны в промышленную». В 2011 году власти Серпухова перевели поле с домом Чекушиных в промзону — прямо вместе с людьми. «И это несмотря на то, что мы здесь прописаны, здесь живем. Вся администрация об этом знала, но все промолчали».

— Самое грустное, что узнали мы обо всем совершенно случайно. Ко мне подошел один человек из мэрии и говорит: «А вы как там, в промзоне, живете?» — Я говорю: «В какой промзоне?». Мы начали собственное расследование и выяснили, что нас действительно перевели. Сперва мы обратились в администрацию. Там нам сказали: «Не волнуйтесь, ваш дом никто никуда не переводил. Отведем вам 50 метров санитарной зоны, и живите как хотите». А мы им говорим, что с этим мы не согласны: мы строились в жилой зоне, а не в промзоне.

В разговор вступает жена владельца злосчастного дома Антонина Сергеевна Чекушина: «Обратились в Москву в архитектурное учреждение. Но, естественно, все бумаги пришли обратно к мэру Залесову. Почему — не знаем. В мэрии нам сказали: не дергайтесь, ничего у вас не получится. После этого мы обратились в Серпуховский федеральный городской суд. Выиграли его. И несмотря на решение суда, по которому землю должны были опять перевести в «жилую зону», власти Серпухова все это развернули и начали переводить все опять в статус промзоны. Но если раньше это была промзона 5-го класса опасности, то сейчас ее переводят в 4-й класс, т.е. в более опасный. Они хотят построить около нашего забора завод одноразовой посуды, перекрыв нам единственную дорогу к дому, которую строили мы сами. Рядом с заводом возведут некий Институт инженерной физики. По замыслу властей, мы с двух сторон будем огорожены учреждениями, а с третьей стороны у нас проходит железная дорога и речка. То есть власти Серпухова делают все, чтобы нас изолировать и выжить отсюда: они поставят забор, и нам придется все бросать и уходить».

— С нами вообще никто не ведет никаких разговоров, — утверждает Владимир Чекушин. Неделю назад мы были в прокуратуре города Серпухова у зампрокурора. Обратились к нему с письменным заявлением: «Как, мол, так? Есть решение суда, а все переводится назад!» Ну что, говорит, я могу сказать вам?.. Ну, администрация нечаянно это сделала... «Как нечаянно, — говорю, — решение суда было опубликовано в центральной газете «Серпуховский вестник», где публикуются все постановления самой администрации. Там напечатали решение суда, которое еще не вступило даже в силу. И это незаконно — они должны печатать лишь после вступления в силу судебных решений». Мы рассказали про это прокурору города. На что он нам молвил: «Ну что сделаешь?.. Администрация просто слукавила...» Я говорю: «Ну как «слукавила», вы сделайте опровержение — вы же надзирающий орган!» На что нам прокурор беспомощно ответил: «Да мы не будем... Мы боимся Залесова».

СО СЛОВ МЭРА

Корреспондент «НП» дозвонился до мэра города Серпухова Павла Николаевича Залесова:

— Это конфликт на самом деле бытовой, обычный. Поле не совсем было приспособлено под индивидуальную жилую застройку, т.к. там рядом и свалка большая лесная, и промышленная зона, поэтому было решение там устроить индустриальный парк. Мы рекомендовали инвестору решить с ними по доброй воле вопрос о расселении с компенсацией. И сейчас эти переговоры ведутся. Просто на сегодняшний день инвестор говорит, что человек озвучивает цену особняка на Лазурном Берегу, в районе 15 миллионов рублей. У нас в центре города хороший коттедж 250–300 квадратов со всеми коммуникациями стоит 10–12 миллионов рублей.

— Люди, живущие вокруг поля, уверяют, что власти города их не ставят в известность о своих планах и в прессе об этом ничего не сообщается. Людей это оскорбляет...

— Это не так — мы все делаем публично. Все переводы земельного участка, назначение, делаются на совете депутатов. Совет депутатов у нас транслируется онлайн. А то, что люди узнают в последний момент, — ну, они не сильно интересуются на самом деле жизнью города, а потом, когда их касается, они говорят «а вот мы не слышали».

— Павел Николаевич, жильцы на Межевой улице говорят, что вы с ними играете, а прокуратура и суд вас боятся...

— Если они меня боятся, что ж они в суд-то пошли... Их никто не расстрелял, голову им не отрезал... Никакого давления не было... Если меня суд боится, зачем тогда решение выносят в их пользу? Я не против, я еще раз говорю: каждый человек имеет право отстаивать свою гражданскую позицию, в том числе и в суде. Если они хотят продать, здесь надо четко поставить акценты. Их права были затронуты в том, что они попали в перевод всей земли, попали в промышленную зону. Дальше — два варианта развития событий. Первое: мы проектируем развитие города с учетом интересов собственника. Есть собственник, они говорят «мы здесь будем жить» — о'кей, всё, живите, нет проблем.

Никаких нарушений здесь нет. Мы тогда проектируем индустриальную зону с учетом санитарной зоны их дома — всё в рамках закона. Либо они говорят, что «мы готовы продать», — и тогда территория промышленного предприятия будет больше.

ПЕРСПЕКТИВЫ

А пока из своего окна Чекушины могут лицезреть в 50 метрах от дома растущую не по дням, а по часам свалку. «И свалка уже в мой рост, — говорит Владимир Иванович. — Сваливают все промотходы. Он выделил вроде как для Серпуховского комбината благоустройства, а тот свозит со всего города, всё сюда свозит. Специально, выживает...».

МНЕНИЕ

Константин ВЛАСОВ, юрист министерства имущественных отношений Московской области:

«ЭТО АБСОЛЮТНО АМОРАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ. ПО ДОКУМЕНТАМ, с которыми мне удалось ознакомиться, выходит, что дом на улице Межевой, 17, владельцы купили и он принадлежит им. Это их земля. Внесение изменений, которые пытаются сделать власти Серпухова, незаконны. Очевидно, что власти города пытаются обойти все формальные процедуры стороной, все ускорить. Прокуратура города обязана следить за исполнением решения суда. Никаких полузаконных методов в достижении интересов города быть, конечно, не может».



Партнеры