Созвездие Ильи Любинского

«Созвездие» — был такой в 70-е годы вокально-инструментальный ансамбль в Электростали

11 сентября 2013 в 15:08, просмотров: 5261

Лауреат Первого всесоюзного фестиваля самодеятельного творчества трудящихся. Из самодеятельности — на профессиональную эстраду. Все музыканты «Созвездия» оказались востребованы в Москонцерте, Росконцерте, таких известных коллективах, как «Красные маки», «Динамик», «Веселые ребята», «Верные друзья» и других. Случай весьма уникальный.

Созвездие Ильи Любинского
Фото из архива Ильи Любинского

Справка

Илья ЛЮБИНСКИЙ. Родился 26 декабря 1952 года в Электростали. Композитор, аранжировщик, певец. Автор более 400 песен, трижды лауреат фестиваля «Песня года» (1984, 1987, 1991). Среди исполнителей песен И.Любинского — Лев Лещенко, София Ротару, Лариса Долина, Яак Йоала, ансамбль «Песняры». Работал музыкальным руководителем Театра песни Льва Лещенко, Театра пародий Владимира Винокура. С 1998 года живет в Лос-Анджелесе (США). Выпустил три сольных авторских альбома.

Бывший руководитель ансамбля, трижды лауреат телевизионного конкурса «Песня года» Илья Любинский в конце 90-х эмигрировал в США. Долгие годы о нем мало что было слышно. С развитием Интернета стало ясно: Любинский находится в хорошей творческой форме, по-прежнему пишет песни, выступает на концертах.

Мы связались с ним через социальные сети. И, узнав номер телефона, позвонили в Америку.

— Илья, о вашем ВИА «Созвездие» до сих помнят в Электростали, хотя с момента последнего выступления прошло 35 лет…

— Приятно, что это так. Я тоже помню забитые до отказа залы. Мы были молоды и честолюбивы, много играли и репетировали, вместе преодолевали трудности и делили радость побед. Были единым организмом. Всегда считал и считаю, что ансамбль — это не просто группа музыкантов, это дружба, братство, общее единение. Какие дни рождения мы устраивали! С приколами, шутками, со специальными сценариями.

Было много конкурсов — городских, областных, республиканских, всесоюзных. В 1976 году проводился Первый всесоюзный фестиваль самодеятельного творчества трудящихся. Ансамбль «Созвездие» тур за туром продвигался к победе, удостоившись высокой оценки от председателя жюри композитора Юрия Саульского.

— И тогда созрела мысль перейти на профессиональную сцену?

— Да, ведь я к тому времени окончил Гнесинское училище с красным дипломом, учился в Гнесинском институте, а ребята из ансамбля заканчивали учебу в областном музыкальном училище в Электростали. Однако на профессиональную сцену каждый пошел своим путем. Мне не доставляют большого удовольствия воспоминания о нашем расставании. Ну, раз уж заговорили…

Случилась такая история. Как-то раз наше выступление увидел заведующий эстрадным отделом Московской областной филармонии Михаил Холодный. Он был в восторге и предложил работу в филармонии. «У вас блестящая программа, исполнение изумительное, вы готовы для большой эстрады!» — сказал он. И тут же принялся кормить «завтраками». То аппаратуры пока нет, то ставок, то еще чего-то… Как позже выяснилось, от нас элементарно ждали взятки. Мол, мы вас берем в филармонию, дайте сначала нам на хлеб, а потом себе заработаете. Три месяца длилось «хождение по мукам». Надо было на что-то кормить семью. И когда в ноябре 78-го электростальский барабанщик Юрий Китаев — впоследствии ставший знаменитым по работе в «Динамике», «Веселых ребятах», «Воскресении» — пригласил меня в ансамбль «Фантазия» (музыкальным руководителем там был Юрий Чернавский, пели Лев Лещенко, Ксения Георгиади), я ответил согласием.

ВИА «Созвездие»: Евгений Слизунов, Юрий Голиков, Людмила Пышкова, Сергей Рыжов, Илья Любинский, Владимир Смирнов, Сергей Ковальский, Георгий Рыжков, Юрий Тимиряев (звукорежиссер). Фото из архива Ильи Любинского

— В какие коллективы ушли остальные музыканты? Как сложилась их судьба?

— С собой в «Фантазию» я позвал гитариста Сергея Рыжова. В 80-е годы, по опросам «Московского комсомольца» и других СМИ, ритм-секция Рыжов—Китаев признавалась лучшей в стране. Молодой Сергей Рыжов был очень гибким музыкантом. Я чувствовал его потенциал. Он много сам занимался и учился всему, с ритм-гитары перешел на бас. Очень компанейский, душевный. В «Фантазии» Сергей сразу же примкнул к Юре Китаеву и Юре Чернавскому. Это талантливые люди, о них много написано-переписано, основатели (вместе с Владимиром Кузьминым) суперпопулярной группы «Динамик».

Добавлю еще, что Сергей Рыжов играл в «Красных маках», «Карнавале», «Веселых ребятах», «Рецитале», «Воскресении», «Араксе». Он умер десять лет назад во сне…

Клавишник Евгений Слизунов стоял у истоков создания шоу-группы «Доктор Ватсон». Сейчас он заслуженный артист России, лауреат премии правительства Москвы, музыкальный руководитель, аранжировщик ретротеатра «Доктор Ватсон». Отмечу, что его родной брат Александр также хорошо известен в среде музыкантов — создал со Стасом Наминым группу «Цветы», написал такие знаменитые песни, как «Музыкант», «Летний вечер», «Белые крылья», «Рано прощаться».

Гитарист Георгий Рыжков работал в Москонцерте с популярным дуэтом Галина Бовина – Владислав Лынковский, в Росконцерте — с Галиной Ненашевой.

Еще один гитарист Владимир Смирнов играл в ансамблях «Надежда» и «Верные друзья». Умер восемь лет назад…

В ансамбле Москонцерта «Ребята с Арбата» с певцом Вадимом Мулерманом сотрудничали барабанщик Сергей Ковальский и универсальный музыкант Юрий Голиков. В филармонии пела Люда Пышкова.

— В советское время стать лауреатом «Песни года» было труднее и, стало быть, почетнее. Так?

— Конечно! Да, без «проталкиваний» не обходилось, но все же главенствовал отбор, основанный на профессиональных критериях.

Никогда не мог предположить, что звание трижды лауреата советской «Песни года» поможет спустя много лет получить мне в Америке грин-карты по статусу VIP-персоны.

— А разве членство в Союзе композиторов СССР не учитывалось?

— Я так и не вступил в этот союз. Юрий Сергеевич Саульский настаивал, чтобы я подал документы. Приглашал меня на заседания молодежной секции Союза композиторов, которую он возглавлял. В конце 80-х у меня была написана очень популярная песня «Научи меня летать» в исполнении Сергея Ольгова. Она стала лауреатом конкурса молодых исполнителей «Магический кристалл», который организовала редакция эстрадной песни радиостанции «Маяк». Песню несколько раз в день крутили по радио, да и сейчас, кстати, ее слушают в Интернете.

Так вот Ольгов спел ее на заседании у Саульского, и после последнего аккорда воцарилась немая пауза, мол, автор песни еще не член Союза композиторов СССР?!

Жаль, на ТВ эта песня не пошла, хотя и очень понравилась редакторам «Утренней почты». Мне честно сказали: «Илья, песня изумительная, с тебя по старой дружбе всего четыре тысячи долларов за эфир». Шел 1991 год, таких денег ни у меня, ни у Сергея не водилось…

А возвращаясь к конкурсу «Магический кристалл», вспоминаю забавный эпизод. После первого тура отчислили молодого высокого черненького парнишку по имени Филипп. В перерыве ко мне подошла женщина, представилась мамой этого самого Филиппа и спросила, нет ли у меня песен для ее сына. А пел мальчик ужасно, фальшиво, очень неуверенно и бледно. Я деликатно ответил, что в данный момент у меня нет свободных песен. Как вы, наверное, догадались, этим мальчиком был юный Филипп Киркоров. Меня жена до сих пор упрекает, что я не распознал в нем будущую звезду эстрады.

А вот талантливому Сергею Ольгову на большую эстраду пробиться не удалось. Он очень переживал это и умер еще молодым человеком.

На концерте с Тото Кутуньо. Фото из архива Ильи Любинского

— Расскажите о сотрудничестве со Львом Лещенко и Владимиром Винокуром.

— Лев Лещенко спел и записал много моих песен, три из которых стали лауреатами «Песни года»: «Дорога в детство», «Выходи меня встречать на дорогу», «Уходят годы». Я его очень люблю и уважаю, он удивительно интеллигентный и порядочный человек, с ним отлично работается, и если бы я и дальше жил в России, уверен, что было бы еще много совместных работ. Уже в Штатах в дуэте с певицей Сюзанной Тэппер я записал песню на стихи Льва Лещенко «Осень для двоих». Стихи мне Лещенко дал, при этом смущенно добавил: «Илюша, я хоть не поэт, но вот написал кое-что, посмотри, может, что получится…»

Вообще Лев Валерьянович мне очень помогал тем, что пел мои песни и относился ко мне с уважением. В 97-м он пригласил меня на юбилейный вечер Иосифа Кобзона. Моей песней «Тузы и козыри» в исполнении Лещенко открывался концерт, а я был за роялем. На том вечере был, конечно, и Винокур, всячески меня игнорировавший. С ним к тому времени мы были, мягко говоря, в не очень хороших отношениях. В театре Винокура я отработал восемь лет — с 1988 года по 1996-й. Было много всего разного: и хорошего, и не очень. Винокур — очень противоречивая натура. С одной стороны, яркий талант, неиссякаемая энергия, бьющий через край юмор, отточенный профессионализм, с другой — необъяснимая мелочность, завистливость, стремление побольней уколоть, в то время когда, учитывая субординацию, оппонент не может равнозначно ответить тем же…

Винокур мог сто раз мне помочь в раскрутке как композитора, автора-исполнителя, но сознательно не делал этого. Ему было выгоднее, чтобы Любинский репетировал с артистами, писал аранжировки. Словом, отношение у меня к Винокуру весьма неоднозначное.

— Вашу песню «Я все тот же» вот уже 30 лет поют разные составы «Песняров»…

— Первым исполнителем ее стал замечательный солист «Песняров» Валерий Дайнеко. Мы иногда списываемся с ним. Кстати, руководитель «Песняров» Владимир Георгиевич Мулявин в 1982 году взял у меня еще одну песню «Гимн благодарности и клятвы» о ветеранах войны, сделал к ней аранжировку. Позвонил мне и сказал, чтобы 22 апреля, в день рождения Ленина, я смотрел телевизор — «Песняры» будут петь мою песню о фронтовиках. Естественно, я прилип к телевизору. В начале и в конце концерта были титры с названием песни, ее автора и исполнителя. Но самой песни не прозвучало! Звоню Мулявину, спрашиваю, как же так? Оказывается, перед самым эфиром председатель Гостелерадио Лапин просмотрел программу концерта. Увидел мою фамилию и вычеркнул ее из списка. И даже название исполнителя — «Песняры» — тут не помогло…

Вообще я никогда не сидел часами в кафе телецентра «Останкино», не водил редакторов по кабакам и в любовные связи ни с кем ради карьеры не вступал. После распада СССР все стали решать деньги. И как-то раз поинтересовался у очень крутого продюсера и композитора, во сколько обойдется раскрутка моего творчества. Тот меня хорошо знал и сообщил, что готов пойти на половинную стоимость раскрутки, а это всего-то сто тысяч долларов, мол, ищи спонсора. У меня не было ни нужной суммы, ни спонсоров. Сейчас я в Америке и никому ничего не должен.

— А с Юрием Чернавским часом не видитесь? Он же тоже в Лос-Анджелесе живет?

— Да, Юра тоже здесь. Вначале, когда я только приехал, бывал у Чернавского часто. У него была хорошая студия в престижном районе, к нему ездили записываться многие звезды из России. Я даже успел поработать на одном совместном проекте с Максимом Дунаевским, причем работал как поэт, а не как музыкант, написал десять песен для певицы Нины Шацкой.

— Непрост в Америке музыкальный хлеб?

— Филармоний здесь нет, в ресторанах играется все, что популярно в России, плюс американские хиты. Авторской музыки никому не нужно. Много выступаю, как сейчас говорят, на корпоративных вечерах вместе с известными исполнителями, такими, как, к примеру, Тото Кутуньо. Приглашают на свадьбы и юбилеи. Но самое приятное — это когда выдаются сольные авторские концерты. Так что смею заверить, нахожусь в хорошей музыкальной форме.



Партнеры