Хроника событий План Минфина повысить НДС поднимет цены в магазинах на 10% Опрос: россияне не видят выхода из кризиса Глава Минтруда предложил кормить безработных за счет других граждан Треть россиян не может купить колбасу: опрос шокировал В Минэнерго назвали рост цен на бензин "провокацией"

Игра за бугром

На российских биржах снова паника: 1 ноября торги на ММВБ были приостановлены

6 ноября 2011 в 19:25, просмотров: 3557

Лихорадку на бирже объясняют кульбитами Греции, которая то хочет, то не хочет проводить референдум по программе финансовой стабилизации Евросоюза. Глобализация на марше. Среди экспертов “МК” есть мнение, что это биржевая игра греческого правительства. Объявили референдум — все упало, отменили — все поднялось. Но обычный российский вкладчик тоже может сыграть на глобализации финансовых рынков. Тем более что они торгов не прекращали. Наоборот, ряды участников пополнялись, в том числе российской компанией. Но прежде чем начать спекулировать акциями по всему миру, не выходя из дома, вкладчику необходимо обучение. Иначе недолго и разориться.

Игра за бугром
фото: AP

Российский неликвид

Игра за бугром довольно дорога. Зарубежному брокеру невыгоден клиент, на счету которого меньше $100 тысяч. Причем у некоторых брокеров это даже записано в уставах: мол, беднота нам не нужна. Имеют право. Тем более, если речь идет о международных переводах средств, где зачастую возникают юридические проблемы.

Но на торговлю акциями онлайн есть спрос. И среди российских вкладчиков он достаточно велик. Крупнейшие зарубежные площадки обладают качеством, до которого российским — да простят меня патриоты — как пешком до Китая: ликвидностью. На российских биржах количество компаний с капитализацией более $10 млрд. равно 20. На Нью-Йоркской фондовой бирже их более 7 тысяч. Ликвидность дает вкладчику выбор.

Допустим, вкладчик считает, что в этом году подорожает еда. Он провел анализ, посмотрел прогнозы урожаев и сделал вывод: акции продовольственных компаний тоже подорожают. Растет спрос и цена продукции, а значит, растет и прибыль. Вкладчик хочет построить стратегию биржевой игры: в начале года купить акции продовольственных компаний, а потом, когда еда реально подорожает, эти акции с выгодой продать. На российских площадках он этого сделать не сможет.

Акции продовольственных компаний на ММВБ присутствуют. Но объемы торгов — 1–2 млн. руб. в день. Это так называемые неликвидные акции. Если у кого-то есть 10 млн. руб., то есть $300 тысяч, — не такая большая по биржевым меркам сумма, — то этот кто-то может существенно изменить котировки акций. Получается, что цена зависит не от спроса и предложения, а от воли отдельного крупного инвестора или группы инвесторов. Спрос прогнозировать можно, чужую волю — нет. Конечно, если вкладчик знает, что и когда будет делать крупный инвестор, то он может неплохо выиграть. Это называется инсайдом и с 2010 года преследуется в России по закону. Но тогда это не обычный, не простой вкладчик, а мошенник-инсайдер. В экономически развитых странах место ему в тюрьме, но российский закон пока предполагает лишь штрафы.

На международных финансовых рынках тоже есть инсайдеры. Не далее как 14 октября главу международного хедж-фонда Galleon Раджа Раджаратнама посадили в США на 11 лет. А бедняге Мэдоффу в разгар кризиса со злости впаяли 150. Фокус в том, что суммы несопоставимы. Осужденный Раджаратнама оперировал $700 млрд. Суммы порядка $300 тысяч имеет немало народу, но тех, кто распоряжается $700 млрд., можно по пальцам пересчитать. И отследить.

Чем больше капитализация компании, тем меньше вероятность, что на цену ее акций влияет что-то помимо спроса и предложения. Выведенный опытным путем закон таков: чтобы существенно повлиять на цену, вкладчику нужно оперировать объемом, в 10 раз большим обычного среднедневного объема торгов. И если каждый день торгуется $10 млрд., то нужно иметь $100 млрд., чтобы повернуть рынок.

В России от спроса и предложения зависят 20 компаний. На них можно строить прогнозы и стратегии. Но они, к сожалению, сосредоточены в нефтегазовом и банковском секторах. А если обычный вкладчик хочет про еду? На российском рынке не получится. Вернее, очень рискованно. Колебания цен неликвидных акций могут быть вызваны не только злонамеренным инсайдом. Решил, к примеру, крупный инвестор тоже построить стратегию на еде, купил бумаги. Но крупный инвестор отличается от мелкого вкладчика еще и тем, что для прибыли ему достаточно малого роста: операционные расходы «размазываются» на больший объем и становятся несущественными. Крупный инвестор может уже продавать, фиксируя прибыль, а мелкий вкладчик ждет, пока медленно ползущая вверх котировка перейдет для него в плюс. В этот момент крупный продает — и цена рушится. Мелкий вкладчик оказывается в пролете при вроде бы правильной стратегии.

Заграница поможет

На ведущих мировых площадках бумаги ликвидны: объем торгов настолько велик, что сделки отдельных инвесторов не влияют на цену. Там можно и про еду, и про фармацевтику, и даже про упаковку: 26 крупных компаний в секторе упаковки, больше, чем на российской бирже вообще.

Но прежде чем вкладчик сможет работать с этим великолепием, ему необходимо найти в России компанию, которая выведет его на мировые биржи. Спрос рождает предложение: такие компании появляются с двух сторон. Российские брокеры рады предложить новую услугу, но и зарубежные не дремлют, желая застолбить место на перспективном российском рынке.

И в целом представительства зарубежных брокеров предлагают вкладчикам лучшие условия. Отечественные брокеры стремятся ощипать выходящего на мировые рынки вкладчика, справедливо полагая, что у него есть деньги. Зарубежный брокер рассматривает свою работу в России как долгосрочную инвестицию и к максимуму сиюминутной прибыли не стремится.

В целом цена входного билета на зарубежные площадки колеблется от $5 до $10 тысяч долларов США. И есть тенденция к падению: некоторые предлагают начинать с $1 тысячи, но таких пока мало. И они вызывают сомнения: возможно, что процесс торгов будет не в реальном времени, а с задержкой, с запаздыванием. Приказы вкладчика на покупку и продажу будут исполнять через 1–2 минуты. Она вызвана тем, что российский посредник формирует пакет заявок и затем передает его зарубежному партнеру. Задержки недопустимы, поскольку цена меняется очень быстро.

После того как вкладчик определится с брокером, нужно пройти обучение. Это обязательно, иначе он быстро разорится. Кроме того, по российскому законодательству к торгам на внешних площадках могут быть допущены только квалифицированные инвесторы. К сожалению, некоторые брокеры, особенно российские, из-за жадности пренебрегают этим правилом. Обучение дает вкладчику знание биржевой терминологии (без нее никак), показывает, где брать аналитику, и дает реальное, на уровне «нажать кнопку», знакомство с торговой платформой. Вкладчику открывается демонстрационный счет (демосчет) у зарубежного брокера. Он торгует реально, но за виртуальные деньги.

Эксперт в сфере международных финансов Duntonse Игорь Клюшнев: «Стать квалифицированным инвестором достаточно просто. Обучение недолгое: интенсивный курс длится месяц. И недорогое: до 15 тыс. руб., а в некоторых компаниях (не в нашей) даже бесплатное. После обучения вкладчик понимает тонкости финансового рынка, может спокойно подписать бумаги, осознает риски. Не доверяет на слово брокеру, что немаловажно. Работа на международных рынках на самом деле проще, чем на российском. Эмитенты понятные и ответственные перед акционерами: экономят средства компании, платят большие дивиденды. Покупая акции иностранных компаний, удается получать не только доход от роста, но и застраховывать сбережения от падения рубля. Конечно, многих останавливает незнание иностранных языков. Сегодня это также не проблема: многие начали переводить международные биржевые новости и выпускать аналитику на русском языке».

Акулы империализма

Чтобы торговать из дома, надо установить на компьютере торговую платформу. Она платная. Абонентская плата: $80–100 в месяц. Это немало: чтобы «отбить» операционные затраты, надо каждый месяц заканчивать с прибылью на эту сумму. И если у вкладчика счет на $1 тысячу, то придется зарабатывать 10% в месяц. Это нереально, если только у вкладчика фамилия не Сорос и не Баффет. Именно с этим связан минимальный входной билет в $10 тысяч: заработать в среднем 1% в месяц достаточно просто.

Кроме того, нужны сайты, поставляющие аналитику и графику. В биржевой торговле очень много забавных терминов вроде «скользящей средней» или «аллигатора Мак-Клюэна». В действительности все не так страшно: это просто некие линии на графике котировок. Они строятся автоматически на финансовых сайтах.

Аналитика помогает построить стратегию игры. В вышеприведенном примере про еду было показано, как это делается. Хотите прогноз урожая сои? Нет проблем: на бесплатный сайт финансовой аналитики, а там — в агросектор. Причем это не просто абстрактный прогноз в стиле «мы так считаем». У каждого прогноза есть автор, специалист в своей области. Вкладчик не должен разбираться в том, как растет соя или кофе, но аналитики на сайтах более-менее отвечают за прогноз.

Стратегий можно построить море. Дело в том, что на мировых площадках активно торгуется инструмент, в России вообще не представленный: ETF. Это фонд, состоящий из ликвидных акций компаний какого-то сектора. Если вкладчик хочет вложиться, например, в золото, но не желает покупать с бешеной накруткой «металлический» счет в российском банке, то на Нью-Йоркской бирже есть несколько соответствующих ETF. Точно так же по остальным металлам. У меня была идея, что должен подорожать свинец (спрос на автомобильные аккумуляторы). Нашел соответствующий фонд, хотя и маленький по сравнению с другими, но вполне ликвидный. Свинец действительно подорожал, но не на столько, как я планировал.

Если заставить себя придерживаться выбранной стратегии (а это психологически сложно), то выигрывать 1–2% в месяц можно без сильного нервного напряжения и затрат времени. Например, играть только в первые 15 минут (торговая сессия в Нью-Йорке открывается в 16 часов по Москве). Кстати, неплохая, многими проверенная стратегия. Кроме того, на международных рынках можно очень четко оценивать и страховать риски. Для этого существуют опционы. А можно проявить чисто русскую «любовь к быстрой езде» и рискнуть. Например, купить акции отечественных компаний, обращающихся на зарубежных рынках.

Финансовый кризис. Хроника событий


Партнеры