Олимпийское спокойствие

Как вырастут тарифы ЖКХ и цены на продукты питания после Игр в Сочи?

23.12.2013 в 17:58, просмотров: 14633

Непривычно пусто на арене экономических нострадамусов. Говорливые в предыдущие годы, предсказывавшие кто крах доллара, кто системный кризис, а кто девальвацию, в конце уходящего года застольные пророки как воды в рот набрали. Будем отдуваться за всех.

Олимпийское спокойствие
фото: Кирилл Искольдский

Американская ремиссия

Сначала про Америку. Со следующего года ФРС США уменьшает объем ежемесячных денежных вливаний в экономику (программа количественного смягчения QE-3) с $85 до $75 млрд. Причина — снижение безработицы до 7,0%, а также рост ВВП страны в III квартале на 4,1% в годовом исчислении (во II квартале рост ВВП составил 2,5%).

Почему снижение уровня безработицы поставлено впереди экономического роста? Потому что занятость в США еще со времен Великой депрессии — ключевой показатель социального благополучия, базовое свидетельство эффективности работы американской администрации.

Однако фундаментальные перекосы американской экономики не устранены. Во-первых, это гипертрофированная роль ипотеки, особенно высокорисковых ипотечных кредитов, в середине нулевых уже обваливших сначала американскую, а затем и мировую экономику (ныне совокупная ипотечная задолженность оценивается в $13,2 трлн, или 82,5% ВВП). Правительству и финансовому сектору крайне важно поддерживать постоянный рост цен на недвижимость, что позволяет уходить от ипотечных дефолтов и рефинансировать ссуды.

Второй: финансовая пирамида американского госдолга (ныне составляющего $17,3 трлн, или 107,7% ВВП), за счет которого развивающиеся страны кредитуют американское потребление. И пусть в истории США были периоды, когда величина госдолга к ВВП была еще выше, чем сегодня (после окончания Второй мировой войны госдолг США составлял в 1945 г. — 117,5%, а в 1946 г. — 121,7% ВВП), проблемой является не столько объем обязательств, сколько величина платежей по государственным ценным бумагам.

Возможна ли стагфляция (высокая инфляция, безработица и промышленный спад) в наши дни? Скорее да, чем нет. Но не в наступающем году, перспективы которого Барак Обама на итоговой пресс-конференции оптимистично обрисовал так: «Я твердо верю, что 2014 год может стать годом прорыва для Америки».

Российские болячки

В России своя свадьба. Рост ВВП страны в 2013 г., как заявил на днях Владимир Путин, составит 1,4–1,5%, инфляция — 6,1%, а увеличение реальной зарплаты — 5,5%. Примечательно, что, по прогнозу Минэкономразвития годичной давности, рост российской экономики в 2013 г. должен был достичь 3,6%: в I квартале — 2,6%, во II квартале — 3,5%, а во II полугодии — разогнаться до 4%. Так и случилось, только не у нас, а в Америке.

МЭР продолжает «зажигать»: согласно свежему прогнозу социально-экономического развития страны, датированному 23 октября этого года, в будущем году ВВП России вырастет на 3,0%, инфляция составит 5,6%, средняя реальная зарплата увеличится на 4,0%. Кстати говоря, федеральный бюджет-2014 сверстан из расчета годовой инфляции в 5,0%.

Отдельного умиления заслуживают виды чиновников МЭР на нефтяные цены, курс рубля к доллару и промпроизводство. Нефтяная конъюнктура на российскую Urals в среднем по следующему году должна составить 101 $/барр., что означает снижение нефтяных котировок в отдельные периоды ниже 100 $/барр. Среднегодовой курс доллара, несмотря на то, что цены на нефть снизятся, а с ними обмелеет поток нефтедолларов в бюджет, будет практически идентичным сегодняшнему — 33,4 руб./$. Наконец, промпроизводство в будущем году должно подскочить сразу на 2,2%, и это притом что в конце нынешнего года рост промышленного сектора практически остановился, а сила инерции в экономике ой как велика.

Обывателей, то есть нас с вами, по большому счету интересуют пять показателей: рост доходов, безработица, курс доллара, тарифы и все та же инфляция. ВВП, инвестиции, промышленность, сельское хозяйство и прочее, конечно, тоже важны. Но об этих показателях должна болеть голова у бюрократии, мы же ей не рассказываем, как в следующем году мы собираемся учить детей, лечить больных, охранять границу или водить троллейбусы.

К тому же МЭР прогнозирует, что в этом году рост сельхозпроизводства вроде как составит целых 7,0%. Это, конечно, здорово, но в январе—октябре 2013 г., если сравнивать с тем же периодом прошлого года, реализация сельхозорганизациями, скажем, яиц снизилась всего на 1,0%, однако цены на яйца только в октябре в сравнении с сентябрем и, только по официальным подсчетам, подскочили сразу на 18,2%. Что толку от аграрного роста, если цены взрываются?

Перейдем к качественному прогнозу на год грядущий

1. Доходы. Что бы нам ни говорили, но в следующем году их рост замедлится, если не обнулится, особенно среди бюджетников и пенсионеров. Казна не резиновая, к тому же большинство бюджетных организаций находится в ведении регионов и муниципалитетов. Стремление губернаторов любыми способами выполнить майские указы срикошетит на темпы индексаций зарплат бюджетников.

С пенсионерами схожая петрушка: снижение темпов роста зарплат отразится на снижении взносов в бюджет Пенсионного фонда. И пусть в следующем году накопительная часть трудовых пенсий будет перечисляться прямиком в пенсионную казну, деньги эти уже перераспределены по другим, «крайне важным» для чиновников статьям бюджетных расходов.

Нельзя исключать (а скорее всего, в следующем году так оно и будет), что вскоре мы услышим сначала общественные, а потом и законодательные дискуссии о необходимости срочного введения прогрессивного налогообложения доходов граждан. Должна же наконец восторжествовать социальная справедливость, а то бюджеты регионов сплошь пустые.

2. Занятость. Безработица вследствие замедления темпов роста экономики будет расти. В регионах она уже сегодня растет, хоть местные бонзы сей факт усиленно скрывают. Уменьшение поступлений в федеральный бюджет вследствие снижения цен на нефть и сокращения поступлений налогов и сборов приведет к секвестру расходных обязательств. А это значит, что нынешнее количество околобюджетных трутней кормить будет нечем, отсюда — прямая дорога на улицу.

3. Курс доллара. «Прогнозируйте все, только не цены», — учил экономический классик Пол Самуэльсон. Цену на российские деньги, выраженную в других валютах, к окончанию будущего года определить невозможно, слишком много факторов, реализацию которых не может учесть ни одна математическая модель.

В России курс валюты определяется не внешнеторговыми ориентирами, как в Китае, и не спекулятивными настроениями, как в США или ЕС, а потребностями бюджета. Снизятся поступления от нефти и налоговые сборы — курс будет плавно снижаться, чтобы один нефтедоллар обменять на большее количество рублей. Случится обратное — и курс будет расти. Пока что все говорит в пользу первого сценария. Вполне вероятно, что в недалеком будущем нам вновь будут рассказывать сказки о «плавной» девальвации.

4. Тарифы. Расценки на жилищно-коммунальные услуги в следующем году будут заморожены, что подтолкнет естественных монополистов и их лучших друзей-чиновников выдумывать все новые способы повышения итоговых сумм в квитанциях. Введение социальных норм потребления на электроэнергию (в перспективе — на воду), перерасчет объема отапливаемых жилых и нежилых помещений, взимание дополнительной платы за капремонт — это далеко не полный арсенал имеющихся способов выуживания все новых денег у потребителей. Насколько вырастут тарифы, будет зависеть от нашей платежеспособности и силы удара царского кулака по столу.

5. Инфляция. Наиболее простой в прогнозировании показатель. Цены будут расти, причем темпами, существенно превышающими нынешние (предположительно, 6,1% по году). Причины? Ослабление рубля (более половины продовольствия, ширпотреба и бытовой техники приходит по импорту), снижение темпов сельхозпроизводства (отдельное спасибо ВТО), бесчисленные картельные сговоры, административные и коррупционные поборы.

Но нет худа без добра: главное, чего не стоит опасаться, — это любых экономических катаклизмов после Олимпиады. Начальники наши никуда уезжать не собираются, планов у них по-прежнему громадье, к тому же в июне в Сочи должен пройти очередной саммит G8. Да и к чему все эти потрясения? Самое важное — стабильность. Даже на пути к кризису.