Сеятели и хранители Святой Земли: как получилось израильское сельскохозяйственное чудо?

Почему пустынной некогда стране удается прокормить не только себя, но и другие страны?

12 февраля 2015 в 14:03, просмотров: 10449

Зайдите в любой супермаркет в тот отдел, где торгуют овощами-фруктами. Нет, вы зайдите – и вы увидите множество товаров, импортированных из Израиля: помидоры, морковь, перец, сельдерей, редис, картофель... Да что там супермаркет! Мой старший коллега, будучи не так давно в одной из деревень в Тверской области, решил купить несколько мешков картошки у местных селян. Не вышло: крестьяне сами покупают ее в магазине. Израильскую. Что многое говорит о состоянии сельского хозяйства как у нас, так и у израильтян. Как это у них получается – в этом попытался разобраться корреспондент «МК».

Сеятели и хранители Святой Земли: как получилось израильское сельскохозяйственное чудо?
фото: Андрей Яшлавский

Не только кибуц

У многих, слышащих об израильском сельском хозяйстве, сразу срабатывает четкая ассоциация: кибуц!

На самом деле, хотя кибуцы и представляют собой одну из специфических примет Израиля, в них живет менее 2% населения страны. Которые при этом создают около 12% национального экспорта. Помимо кибуцев в Израиле действуют «мошавы» – нечто вроде сельскохозяйственных кооперативов, где сохраняется индивидуальное землепользование членов хозяйства. Есть и арабские фермеры...

«И, пожалуйста, не надо сравнивать кибуцы с советскими колхозами, – говорят местные жители. – Во-первых, они появились раньше. А во-вторых, в них никто никого насильно не загонял!»

фото: Андрей Яшлавский
кибуц Хацерим

Впрочем, авторы книги “Start-Up Nation” об израильском экономическом чуде Дэн Сенор и Сол Сингер пишут, что кибуцы были гиперколлективным и гипердемократическим явлением, а стремление к радикальному равенству доходило до того, что один из пионеров кибуцного движения Абрам Херцфельд (само собой, выходец из Российской империи) считал ватерклозеты «декадентством». И если верить легенде, когда в кибуце был установлен первый «цивильный» туалет, Херцфельд разрушил его топором. Но с тех пор много изменилось.

Мы едем на юг, в пустыню Негев. Воображение при слове «пустыня» рисует белое солнце, раскаленный песок, словом – безотрадную картину. В реальности все иначе. Пальмы, высоченные сосны, зеленые насаждения, газоны...

Кибуц Хацерим считается примером перехода от исключительных трудностей, от обработки земли к современной индустрии. Хозяйство было основано в октябре 1946 года, когда пять женщин и двадцать пять мужчин решили создать кибуц на бесплодной вершине холма посреди пустыни. Понадобился год, чтобы проложить шестидюймовую трубку, чтобы провести воду из района, расположенного в 40 милях от кибуца. Земля здесь была настолько засоленной и трудной в обработке, что у кибуцников порой опускались руки. И вопрос о закрытии Хацерима встал ребром – так было все плохо. Только понимание того, что в других местах легче и лучше не будет, помешало закрыть кибуц. Оставалось бороться и искать: к 1961 году обитатели Хацерим сумели промыть почву, чтобы выращивать сельскохозяйственные культуры. И это было лишь началом экономического прорыва. А в 1965 году инженер-ирригатор Симха Бласс предложил перевести на коммерческую основу разработанную им систему капельной ирригации. Идея капельного орошения пришла инженеру при помощи дерева, росшего в соседнем дворе. Казалось, оно вообще не получало воды, но тем не менее, росло в полную силу. Выяснилось, что в земле была проложена водопроводная труба, дававшая медленную утечку – и вот эта вода питала большое дерево!

Капли воды – на иврит это переводится как «нетафим». И эти маленькие капельки дорогого стоят – именно они обеспечивают большой урожай. В кибуце Хацерим создано предприятие, которое действует в 150 странах и стало мировым лидером, обеспечивающим проблемы с орошением. Здесь не просто производят ирригационные трубы, различные разбрызгиватели и распрыскиватели, но и обеспечивают «умную», компьютеризированную систему контроля за поливом и за «самочувствием» поливаемых растений.

фото: Андрей Яшлавский
Кибуц Хацерим

Любопытный штрих: в одном из помещений на входе висит под стеклом текст «закона о борьбе с сексуальными домогательствами». Где все четко расписано: что следует понимать под этими домогательствами и какая кара ждет нарушителей (в случае злонамеренных деяний – до 3 лет!). Тут же вписана фамилия ответственного за предупреждение домогательств с телефоном и электронным адресом. И что характерно: текст закона дан на иврите и на русском...

Слагаемые успеха

В начале 1950-х один израильский фермер, работая полный день, мог прокормить 17 человек. К 2010 году – 113. Число людей, занятых в сельском хозяйстве, уменьшается, а производительность труда растет.

При том, что сельскохозяйственные работники составляют лишь 3,7% от общего числа рабочей силы в Израиле, эта страна производит 95% необходимых ей продовольственных продуктов, дополняя их импортом зерна, мяса, кофе, какао, сахара и масличных культур.

И чего только не растят на Святой земле! Разнообразные цитрусы (малоизвестный факт: немалая часть апельсинов, продававшихся в Советском Союзе, поставлялась из Израиля в качестве уплаты за принадлежавшие России объекты недвижимости в Палестине), авокадо, киви, гуава, манго, помидоры, огурцы, перцы, цукини, бананы, финики, яблоки, груши, вишни... Растет здесь и виноград, из которого производят очень даже хорошее вино!

Близкое взаимодействие и сотрудничество агропромышленности, ученых, фермеров, служб по распространению опыта и знаний – эти четыре слагаемых дали в сумме превращение сельского хозяйства пустынной и безводной страны во всемирно признанную мощную и современную индустрию. Стоит ли удивляться, что в Израиль за опытом едут аграрии из разных стран на периодически проводимую здесь выставку Agritech, а израильские сельхозтехнологии востребованы в самых разных уголках Земного шара – от Китая до Анголы, от Бразилии до Папуа-Новой Гвинеи. Пустынная некогда страна сегодня экспортирует сельскохозяйственной продукции – свежей и переработанной – более чем на $2 млрд. Немалая часть ее идет в страны Евросоюза – да и на российском рынке израильские фрукты-овощи представлены широко.

Знание – это, пожалуй, один из самых важных элементов израильского аграрного чуда.

фото: Андрей Яшлавский
Кибуц Хацерим. Плантация жожоба

Сельскохозяйственный факультет Еврейского университета в отличие от прочих факультетов расположен не в Иерусалиме (там с сельскохозяйственными землями проблемы), а неподалеку от Тель-Авива, в Реховоте... Здесь куются аграрные кадры Израиля, которые отправляются потом работать в кибуцы, мошавы и на частные фермы, используя приобретенные ноу-хау на практике. А кто-то идет в науку, развивая теоретические основы сельского хозяйства, кто-то – в управленцы (грамотные сельхозменеджеры тоже нужны).

фото: Андрей Яшлавский
Сельхозфакультет в Реховоте

В одной из аудиторий профессор Хаим Рабинович с увлечением рассказывает о том, как чужеродную ДНК вводят в зародыши растений путем простой обработки семян. Неискушенному слушателю вникнуть в эти ученые тонкости совсем не просто: но очевидно, что находки ученых на практике сулят весьма хорошие результаты.

Едем в город Раанана – в паре десятков километров от Тель-Авива. Здесь находятся офисы различных фирм в области хайтека. В одной из них разрабатывается программное обеспечение, ориентированное на фермеров. Труженикам села предлагают IT-решения, которые помогают контролировать в режиме реального времени их поля и угодья, строить планы на будущее и заранее реагировать на возможные заболевания растений. Данные с различных ферм собираются и отправляются в «облако» – эта система, первое «сельскохозяйственное облако» в мире позволяет отслеживать процесс роста растений от поля и до поступления продукции в магазины. Ну, а покупатели в супермаркетах получают возможность узнавать, где были выращены овощи и какие материалы использовались фермерами.

Государство против пустыни

«Если государство не уничтожит пустыню – пустыня уничтожит это государство», – сказал когда-то первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион. Около 95 процентов территории Израиля – это малопригодные для сельского хозяйства земли. С водой здесь просто беда – и все-таки страна не только обеспечивает поливом поля и сады, но и сумела выбиться в мировые лидеры по технологии повторного использования воды. Более 70% воды собирается и используется повторно.

Мало того, вода может стать не только дополнением к почве. Она может и заменить ее.

На пересечении улиц Дизенгоф и Короля Георга в Тель-Авиве стоит большой торговый центр – а на его крыше расположился небольшой огородик. Его устроители, ребята-стартаперы, рассказывают: к 2050 году 70% населения нашей планеты будет состоять из жителей городов. И многие из них не будут иметь ни земли для того, чтобы выращивать себе еду. Ни денег, чтобы ее купить. Да и не обязательно ждать сверхурбанизированного будущего – ведь лучше есть выращенное самим тобой, чем гадать, какими пестицидами напичкан купленный в магазине салат. Поэтому израильские молодые стартаперы предлагают решение – выращивать себе овощи и зелень на крышах домов и на задних двориках. Но плодородная и беспримесная земля в городских районах в дефиците.

фото: Андрей Яшлавский
Огород на крыше, Тель-Авив

Вот они и предлагают выращивать, скажем, салат и пряные травы самостоятельно – и при минимальных издержках. Без почвы, а прямо на воде.

Систему можно собрать из модулей как конструктор «Лего»: выглядит все как обычные ящики, заполненные водой, сверху лежат листы пенопласта с проделанными ячейками, в которых, собственно, и растут на гидропониках всевозможные салаты с петрушкой. Удобрение добавляют прямо в воду – причем есть вариант совместить выращивание овощей с разведением рыб – в одном ящике растет салат, а в соседнем баке резвятся рыбы. Сосуды связаны между собой. «Обогащенная» отходами жизнедеятельности рыб вода питает зелень, а потом та же очищенная вода поступает тем же рыбам.

фото: Андрей Яшлавский

Эта идея напомнила мне вычитанную у тех же Дэна Сенора и Сола Сингера историю про то, как в одном из кибуцев в пустыне Негев нашли способ использовать считавшуюся непригодной воду – ад еще дважды. Там выкопали глубокий колодец, в котором нашли горячую (98 градусов по Цельсию) и соленую воду. Ее стали накачивать в пруды, заселенные тепловодной рыбой. И опять-таки водой с продуктами рыбьей жизнедеятельности (замечательное удобрение!) стали поливать оливковые деревья и финиковые пальмы.

И кстати, о рыбе. Как известно, морские запасы рыбы с каждым годом делаются все меньше и меньше. Так что большая часть ее – около 70% – в Израиле выращивается во внутренних искусственных водоемах (тилапия, карп, кефаль). В последние пару десятилетий развивается разведение морской рыбы (морской окунь) в естественных условиях.

И здесь гастарбайтеры

Не сказать, что сельское хозяйство в Израиле – история сплошного успеха. Трудностей и проблем здесь хватает – и даже с избытком.

Немногих манит перспектива стать сельскохозяйственным рабочим – зарплаты здесь относительно невелики. В 2004 году средняя зарплата израильского сельхозработника составляла $1013 – это 64% от средней зарплаты в стране. Для того, чтобы восполнить дефицит рабочей силы, израильские фермеры нанимают гастарбайтеров – например, из Таиланда. Больше четверти сельхозработников в Израиле – тайцы. Немалое их число – нелегалы. Правозащитники утверждают, что тайские рабочие нанимаются на малооплачиваемую работу, вынуждены «пахать» со сверхурочными в тяжелых условиях и порой им отказывают в праве менять нанимателей. Правда, встреченный в одной из теплиц тайский гастарбайтер впечатления «нещадно эксплуатируемого» не производил. И находившейся в нашей группе журналистке из Таиланда на жизнь не жаловался...

Кто-то скажет: легко им там, в Израиле, выращивать свои помидоры да редиску, когда круглый год светит солнце. Ну да, но ведь солнце не только греет, оно можент и убивать. Особенно при дефиците осадков. Так что местные фермеры явно предпочли бы поменьше солнечных дней в году.

фото: Андрей Яшлавский

А еще кто-то скажет, что экстремальные условия, в которых живет Израиль, это неплохой стимул к развитию сельского хозяйства: хочешь жить – умей вертеться. Может быть, но мне почему-то кажется, что не будь этих самых условий, не будь далеко не дружественного окружения, не будь постоянной угрозы, успехи здешних аграриев были бы еще более впечатляющими.

Я писал выше о слагаемых израильского аграрного чуда. Но забыл написать, пожалуй, о главном. Это наличие воли. Воли работать, побеждать и не сдаваться. Без которой все прочие слагаемые значат не так уж много.

Андрей ЯШЛАВСКИЙ, Тель-Авив – Москва



Партнеры