Рыбья память нашего туриста

Почему мы отдыхаем не там, где дешево и удобно, а стремимся в места дорогие и опасные

13 февраля 2017 в 19:32, просмотров: 19231
Рыбья память нашего туриста
фото: Геннадий Черкасов

Сидели мы некоторое время назад с моим турецким знакомым, высокопоставленным чиновником, и обсуждали ситуацию в Турции последних месяцев — российско-турецкий кризис и последовавшее за ним примирение, попытку переворота, режим чрезвычайного положения, террор и антитеррор. И что туристы, в том числе из России, для небогатой природными богатствами Турции — это своего рода «нефть». Вообще говоря, еще в 2007 году руководство страны продекларировало, что общее число туристов должно к 2023 году — 100-летнему юбилею Турецкой Республики — вырасти c 27 до 50 млн человек, а доходы от туристической индустрии увеличиться с 20 до 50 млрд долларов.

Кто мог предположить еще пару-тройку лет назад, что статус Турции, занимавшей шестую строчку в мире по популярности как «туристический рай», пошатнется, а полноводная река зарубежных посетителей страны начнет мелеть буквально на глазах? Но факт остается фактом: в 2016 году число отдыхающих оказалось отброшено на уровень десятилетней давности, с потерей от пикового 2014 года 11 млн посетителей и 12 млрд долларов дохода, пляжи опустели, а отели на Эгейском и Средиземном морях стали сотнями выставляться на продажу.

«Кому-нибудь из ваших русских друзей не нужна хорошая гостиница?» — вполне может возглавить десятку самых часто задаваемых в Турции вопросов прошлого года. Что же до нынешнего года, то вряд ли кто-то сможет сказать сейчас что-то определенное. Мнения расходятся диаметрально противоположным образом: от того, что 2017 год будет еще хуже, чем 2016-й, до той идеи, что туристическая отрасль нащупала дно, оттолкнулась от него и постепенно начинает всплывать на поверхность.

Да, признал мой собеседник, террористическая активность в стране, в том числе в туристической Мекке — Стамбуле, — большая проблема, изрядно напугавшая иностранцев, в особенности европейцев. Я к этому не преминул добавить: еще и самих турок, многие из которых теперь боятся отпускать своих детей в кино в крупные торгово-развлекательные комплексы, считая их, в качестве центров социальной жизни городов, одновременно и лакомыми мишенями для разномастных террористов, обосновавшихся в стране. Формальный входной контроль при въезде на закрытые парковки и проходы через рамки с двумя-тремя сотрудниками службы безопасности, вооруженными только шипящими на разные лады рациями, вряд ли остановит решительно настроенных профессиональных террористов. Все помнят резонансный теракт, произошедший новогодней ночью в Стамбуле в ночном клубе «Рейна», одном из самых престижных и охраняемых в стране, когда преступник прошел через охрану как нож сквозь масло.

Официальная позиция турецкого руководства по поводу «правильной» линии поведения своих сограждан, которую оно регулярно озвучивает, заключается в том, что это и есть цель террористов — запугать граждан и заставить их запереться дома. И если, мол, люди начнут осторожничать, менять свои привычки, избегать мест массового скопления народа, если воцарится атмосфера страха, то, получится, цель террористов будет достигнута. Так что, напротив, надо жить, как жили прежде, ни в коем случае ничего не меняя. Достаточно просто проявлять повышенную бдительность.

Воспринят ли этот призыв турецкими гражданами, которые как один мне в личных беседах твердят: мы больше не чувствуем себя в безопасности? Сам ход жизни заставляет людей, граждан страны, неразрывно связанных с ее судьбой, спустя относительно небольшой промежуток времени после очередного резонансного события все же возвращаться на накатанные рельсы и следовать своим укоренившимся привычкам. Сами турки приписывают себе черту, которую они, справедливо или нет, считают характерной для турецкого народа, именуемую «balık hafıza», или «рыбья память», то есть короткая память. Впрочем, вряд ли есть что-то плохое в готовности людей перелистывать трагические страницы и в желании быстрее вернуться к нормальной жизни. Лишь бы уроки из этого извлекались...

А вот что свойственно уже многим нашим соотечественникам, надо признать, — так это чрезмерно легкая готовность поступиться своей безопасностью в случае, если эти «иллюзорные неудобства» будут компенсированы выгодностью предложений от туроператоров. Возможностей убедиться в этом применительно к Турции пока было не так чтобы много с учетом того обстоятельства, что российско-турецкое примирение и запуск вновь чартерного сообщения между нашими странами в 2016 году пришлись на излет туристического сезона. Зато беспримерная смелость, не сказать — безбашенность, отечественными туристами была явлена в ходе революций-контрреволюций в Египте со сменой сначала Мубарака на Мурси, а потом Мурси на Сиси в 2011–2014 годах. Впору чеканить для российских отдыхающих медаль «За оборону Шарм-эль-Шейха».

А ведь Египет отечественный турист и близко не любит так, как любит, и вполне заслуженно, надо сказать, старую добрую олл-инклюзивную Турцию.

Причем эта преданность проявляется далеко не раз в год, когда наш соотечественник или соотечественница отправляется, семьей или в одиночку, в заслуженный отпуск. Она нередко сопровождает его или ее на протяжении остального календарного года в самых разных проявлениях — допустим, в форме потребительских предпочтений при покупке недорогих и качественных товаров турецкого производства. Как человек, пристально следящий за тем, чем же среднестатистический россиянин интересуется в Глобальной сети в связи с Турцией, могу отметить еще и нешуточное увлечение турецкой сериальной продукцией, в частности, «Великолепным веком», очередным сезоном которого ежегодно радуют турецкие кинопроизводители и чьи рейтинги в Рунете буквально зашкаливают.

Массовыми фан-группами всего турецкого, что только может прийти на ум, заполнены все социальные сети — от Facebook и Twitter до отечественных ВКонтакте и Одноклассников.

Оказывает ли это влияние на предпочтения наших соотечественников при выборе места будущего отдыха? По-моему, все очевидно.

Впрочем, справедливости ради скажу, что наметилась еще одна тенденция: люди все чаще пытаются найти в Яндексе или Google ответ на вопрос, который, может, и формулируется по-разному, но сводится к одному: какова внутренняя обстановка в Турции, что происходит в местной туристической индустрии в 2017 году и насколько безопасным является посещение страны в ближайшие месяцы?

На самом деле простого и односложного ответа нет — я так почти еженедельно по этому поводу пишу без надежды исчерпать тему. Но вообще следовало бы ожидать, что официальные турецкие представители, как государственные, так и частные, приложат заметные усилия к тому, чтобы устроить отрасли в глазах россиян «ребрендинг», разъяснив не только привлекательную ценовую политику на предстоящий год, но и, самое главное, те меры, которые позволят считать их направление безопасным.

Пока же этого не произошло, невзирая на появившиеся в начале года заявления министерства культуры и туризма Турции о том, что вот-вот стартует активная и планомерная работа с туроператорами, авиалиниями и аэропортами, направленная на то, чтобы «устранить обеспокоенность» иностранных визитеров безопасностью своих поездок. Впрочем, многие представители отрасли пессимистично утверждают, что только что наступивший 2017 год уже сейчас можно считать для Турции потерянным, а думать надо на более позднюю перспективу — 2018 или даже 2019 год.

На этом фоне обращают на себя внимание заявления руководства страны, явно пытающегося найти нестандартные ходы для спасения «курса турецкой нефти». Развитие внутреннего, непляжного туризма, гастрономический, медицинский и свадебный туризм — это еще далеко не всё.

Выступая в начале февраля перед представителями туриндустрии, Эрдоган объявил 5 миллионов турецких соотечественников, проживающих за рубежом, и еще 3,5 миллиона турок, возвратившихся в страну после жизни за границей, ни много ни мало почетными консулами Турецкой Республики по туризму. Турецкий президент провозгласил запуск кампании, суть которой по-русски можно определить старой шуткой «приведи трех друзей в военкомат — получи отсрочку от призыва». По-турецки же она формулируется как «бери соседа и приезжай». Ну, то есть, к примеру, немецкий турок агитирует за каникулы в Турции немцев, швейцарский — швейцарцев, а австрийский — австрийцев. Какие при этом будут предусматриваться льготы — в цене на авиабилеты или же на проживание, — пока не уточнено, но нельзя не согласиться с тем, что идея привлечения к решению непростой проблемы многочисленной заграничной «родни» сама по себе оригинальная.

Развивая эту мысль турецкого лидера, выражу личное мнение, что почти любой проживающий в Турции наш соотечественник или соотечественница также мог бы рассматриваться в качестве почетного посла Турции в сфере туризма. Сами приезжают-уезжают, гостей и родственников принимают? Приезжают, уезжают и принимают...

Шутка, конечно, но правда заключается в том, что каждый живущий в Турции россиянин — своего рода мост с двумя направлениями движения. По себе знаю, сколько за полтора десятка лет езжено-переезжено мною, моими близкими и друзьями.

Впрочем, до сих пор никто из российского руководства не назвал соотечественников «почетными консулами РФ» и не озвучил программы «возьми своего иностранного соседа и приезжай в Россию», где знакомь его с богатейшей культурой, историей и достопримечательностями нашей страны, и будет тебе почет и уважение. Но, видимо, у России нет таких проблем с туризмом, как у Турции.

Так что пока россиянам, планирующим свой приезд в Анталии-Алании, предлагаю смотреть за новыми веяниями в Турции — глядишь, удастся сэкономить на поездках в рамках нового турецкого начинания за счет наличия друзей и знакомых в стране. Не забывая, разумеется, отслеживать ситуацию в ключевом вопросе 2017 года — безопасности поездок в Турцию.




Партнеры