Запад видел Россию в грезах

Теперь наступило пробуждение: оценки есть разные, но преобладает пессимизм

30 октября 2013 в 17:56, просмотров: 10158

Еще совсем недавно сокращение БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) звучало как призыв: спешите вкладывать деньги в эти быстрорастущие экономики. Сейчас западный бизнес слышит другое: отойди в сторону, не то эти «кирпичи» (таково значение английского слова bricks) посыплются тебе на голову. Россия теперь не «место, где надо быть», а совсем наоборот.

Запад видел Россию в грезах
фото: Геннадий Черкасов

«Хор озабоченных по поводу России звучит все громче», — констатирует американский деловой телеканал CNBC. После того как уже третий раз за этот год понизил прогноз роста российской экономики Международный валютный фонд, его примеру последовали Всемирный банк и рейтинговое агентство Standard and Poor’s.

Всемирный банк, в частности, так поясняет причины своего решения: «Пересмотр прогноза в меньшую сторону обусловлен замедлением потребительской активности и заторможенностью инвестиций в сочетании с продолжающейся слабостью внешнего окружения». Последнее, очевидно, подразумевает низкие темпы развития мировой экономики в целом: слабость мировой экономики больше всего ощущают на себе страны, подобные России с ее гипертрофированной зависимостью от нефтегазовой конъюнктуры.

Пока в России спорят о том, будет ли второй виток рецессии, на сайте агентства деловых новостей Bloomberg в августе этого года появилась статья Леонида Бершидского (главный редактор сайта Forbes.UA) «Россия уже переживает рецессию?». В ней, в частности, говорится: «В России бывает трудно идентифицировать рецессию. Общепринятое определение рецессии — два квартала с минусовым ВВП (с поправкой на инфляцию). Однако Росстат публикует только данные, позволяющие сравнить квартал текущего года с соответствующим кварталом прошлого года». Рецессия, уточним для полной ясности, — это когда, к примеру, во втором квартале ВВП был меньше, чем в первом квартале того же года, а в третьем — меньше, чем во втором.

Автор статьи приводит оценку директора по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергея Алексашенко: и в первом, и во втором кварталах 2013 года российский ВВП сокращался в диапазоне от 0,1 до 0,3%. Если это так, то нас уже посетил экономический спад. Или, если больше нравится иностранное слово, та самая рецессия.

фото: Кирилл Искольдский

Ситуация лучше, чем в Венесуэле

Бывает, конечно, хуже. Например, обласканная Кремлем Венесуэла являет собой печальный пример того, что происходит, когда вместо нормального экономического развития страна идет по пути идеологического популизма, замешенного на односторонней сырьевой ориентации. Как сообщает агентство Reuters, вдобавок к «дефицитам, отключениям энергии и галопирующим ценам» жители страны «боливарианской революции» поголовно участвуют в гонке за долларами. Реальный курс обмена валюты «главного врага» на национальную валюту — боливар — в семь раз превышает официальный курс. Имея на руках авиабилет, венесуэлец может обменять боливары на доллары по официальному, низкому курсу — поэтому вся страна куда-то летит (реально или на бумаге), покупает доллары США и перепродает их по более высокому курсу...

Венесуэле не помогает то, что она обладает самыми большими в мире запасами нефти. Не помогают нефтяные богатства и России. Даже если оставить в стороне заморские оценки, наше собственное Минэкономразвития РФ прогнозирует, что в 2013 году ВВП вырастет на 1,8%, а это ровно вполовину меньше прогноза министерства, который оно озвучило в самом начале года (3,6%). В отношении будущего года МЭР видит ситуацию даже хуже, чем ее прогнозирует МВФ: соответственно 2,8% и 3% роста. Правда, после появления на свет прогноза МВФ министерство подтянуло до него свою оценку, заодно сообщив о предстоящем ускорении роста ВВП во второй половине будущего года — главным образом за счет потребительского спроса и промышленного производства.

Насколько такой «перспективный оптимизм» имеет под собой основу? Многие эксперты считают это благими пожеланиями и не более. Но есть и другие экономисты, которые полагают, что Россию ждет всего лишь период замедленного экономического роста (но все-таки роста!), за которым последует ускоренный подъем.

фото: Кирилл Искольдский

«Развитие не в ту сторону»

Оценки на Западе российской экономической ситуации разнятся не столько в цифрах прогнозов, сколько в общем видении того, куда идет страна Россия. Очень мрачно это представляется Роберту Скидельски, профессору политической экономии Уорвикского университета (г. Ковентри, Великобритания). На страницах английской газеты The Guardian он так оценил состояние российских дел: «Внутренняя ситуация в России остается плачевной. Со времени коллапса плановой экономики в 1991 году Россия показала себя не развитой, а «развитой не в ту сторону» страной, которая не способна продавать свою продукцию на рынках тех стран, которые от нее не зависят. И Россия скатилась до состояния сырьевой экономики, в основном продающей свои энергоносители, в то время как ее талантливые ученые и инженеры находят работу за рубежом, а ее интеллектуальная жизнь приходит в упадок. Никого не должно удивлять и то, что в России свирепствует коррупция, которая отпугивает иностранных инвесторов и ежегодно обходится стране в миллиарды долларов».

Профессор далее пишет, что благодаря высоким ценам на энергоносители в России сложилось сочетание «клептократии и роста ВВП на душу населения, достаточного для того, чтобы заглушить оппозицию и создать помешанный на шопинге средний класс». Диверсификации экономики не происходит, хотя для этого есть деньги — и «Россия остается экономикой скорее латиноамериканского, чем западного типа».

Удастся ли очаровать инвесторов?

Правда, «кризис не тетка», и его приближение, о котором на днях говорил (в достаточно апокалиптических тонах) Дмитрий Медведев, подталкивает российские власти к неким подвижкам — от «латиноамериканского» уклада в сторону «западного». Одно из наиболее авторитетных деловых изданий, лондонская Financial Times, в материале своего московского корреспондента Кортни Уивер в качестве примера такого движения приводит историю с компанией TNK-BP. После того как ее проглотила «Роснефть», Игорь Сечин не раз говорил, что оставшимся миноритарным акционерам (в их руках 5% акций исчезнувшей компании) по российскому закону ничего не полагается — ни компенсационного выкупа их пакета акций по рыночной цене, ни дивидендов по итогам минувшего года. Однако в конце сентября глава «Роснефти» внезапно развернулся на 180° и объявил, что его компания «добровольно» решила пойти навстречу инвесторам-миноритариям (в основном это иностранцы), хотя и не обязана этого делать. Они получат меньше, чем хотели бы, но это лучше, чем ничего.

Кортни Уивер обращает внимание на то, что ранее «Роснефть» ввела в состав своего совета директоров руководящих персонажей из Morgan Stanley, ExxonMobil и BP. Видно, в Кремле поняли: надо чем-то задобрить западных инвесторов, чтобы они не боялись идти на разгульно-беззаконные российские просторы и вкладывать там деньги.

Пока, увы, слишком многие боятся не только инвестировать в Россию, но и вообще иметь с ней дело в любом качестве. Газета The Christian Science Monitor пишет, например, что Япония увеличивает закупки природного газа (чтобы компенсировать потери энергопроизводства в результате аварии на Фукусимской АЭС), однако эти новые поставки пойдут не с Сахалина, лежащего под боком, а из далекой Канады. Так оно надежнее...

Моральная поддержка пришла из Колорадо

Но даже если российскому правительству удастся обеспечить приток капитала извне и замедлить его отток из России (по некоторым оценкам, в 2013 году он составит 80–100 млрд долларов), этого мало. Необходимое условие развития российской экономики — ее диверсификация, которой нет. В докладе Всемирного банка о России говорится: «Нефтегазовый сектор в последнее десятилетие рос темпами, выражаемыми двухзначными цифрами. В 2010 году нефть и газ составили почти 69% стоимости всего российского экспорта. Когда в одном секторе сосредоточена такая большая часть экономики, для нее это уже само по себе представляет риск».

...Есть ли на Западе эксперты, которые выражают оптимизм в отношении российских перспектив на ближайшее время? Конечно. Так, американская информационно-аналитическая компания IHS Inc. пишет на своем сайте: «Согласно прогнозам, экономика России будет ускоряться быстрее, чем экономики США, Японии, Великобритании и еврозоны в 2014 и 2015 годах». По мнению старшего вице-президента IHS Inc. Стеена Ломхольт-Томсена, «Россия предлагает исключительные возможности. Во всем мире лидеры с озабоченностью и осторожностью наблюдают за геополитической нестабильностью и экономической волатильностью, а в России тем временем растет оптимизм бизнеса».

Опубликовано 21 августа с.г. Необычная оценка? Безусловно. Она сопровождается не менее необычным прогнозом роста российской экономики в цифрах: 2013 год — рост ВВП на 2,6%, 2014-й — на 3,5%, 2015-й — на 3,8%. Это очень ощутимо отличается от прогнозов МВФ, Всемирного банка и Правительства РФ. Так что главные оптимисты в отношении России обнаружились в штате Колорадо...

Вполне положительную точку зрения высказывает в журнале Forbes комментатор Марк Адоманис, который специализируется на России. Он не соглашается с теми, кто предсказывает для России экономический апокалипсис.

«Да, — пишет Адоманис, — российская экономика действительно замедляется — и у властей действительно нет большого выбора: монетарное смягчение (т.е. увеличение денежной массы. — И.Б.) способно раскрутить инфляцию, а возможности таких стимуляционных мер, как снижение налогов или учетных ставок, крайне ограничены. Поэтому в ближайшие годы рост экономики будет определенно меньше, чем в 2000-е годы, когда происходил бум, или даже в 2010–2012 годы, когда наблюдался скромный рост после «великой рецессии».

Однако, продолжает аналитик, на российском горизонте не видно такого апокалиптического признака, как рост стоимости кредитов для российского правительства: если в кризисные 2008–2009 годы процент на займы подскочил с 7% до почти 11%, то сейчас он практически без движения. А государственный долг составляет примерно 10% ВВП страны. «Если бы рынок осознавал грядущее в скором времени значительное ухудшение ситуации в России, — подчеркивает Адоманис, — то инвесторы требовали бы большей отдачи на вложенные средства. Спрос на российские долговые обязательства упал бы, а процент на них поднялся бы — это азы экономики». Этого не происходит. А значит, дела идут не так плохо, хотя могло бы быть лучше.

Что же, каждый прогнозист вправе быть оптимистом или пессимистом. Но правительство, изучая все эти прогнозы и моделируя свои, не вправе рассчитывать на однозначное развитие по оптимистическому сценарию. Это тоже азы экономики.

Список бед известен

Вот еще одна позитивная оценка. Ernst&Young, одна из крупнейших в мире аудиторских фирм со штаб-квартирой в Лондоне, в своем докладе, посвященном России, пишет, что «в 2012 году России удалось улучшить ее восприятие инвесторами» и что по привлекательности для инвесторов (речь идет о прямых иностранных капиталовложениях) Россия заняла шестое место в опросе, проведенном этой фирмой.

Но даже оптимистичная Ernst&Young указывает, что «реализовать свой полный потенциал в плане прямых иностранных капиталовложений России мешают административные барьеры и коррупция». И что России надо бы вкладывать свои нефтегазовые доходы в модернизацию и диверсификацию экономики.

Так что никто не охаивает из каких-то «антироссийских» побуждений нашу экономику — зарубежные эксперты и аналитики главных финансовых организаций говорят о нас не больше плохого, чем наши собственные государственные руководители. А когда можно сказать что-то хорошее, то тоже говорят. К примеру, тот же Международный валютный фонд положительно оценивает проводимую в РФ фискально-монетарную политику. Правительство, указывает МВФ, «сдерживает рост государственных расходов с целью избежания инфляционного давления», что в условиях высокой инфляции очень важно.

Вместе с тем МВФ рекомендует российским властям меньше полагаться на высокие нефтяные цены и больше внимания уделять «эффективному использованию ресурсов и увеличению инвестиций» в экономику, которая нуждается в структурной реорганизации. Нужны меры «повышения производительности, улучшения инвестиционного климата, совершенствования управления, прозрачности и защиты прав собственности».

Нужны — кто спорит? А вот будут ли...



Партнеры